Журнал "Наше Наследие" - Культура, История, Искусство
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   

Редакционный портфель Михаил Кузмин: Жизнь подо льдом

Предисловие Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Указатель имен Приложения Фотоматериалы


А п р е л ь

А п р е л ь

1 (пдл.)

Холодно и ясно. Поели чуть не с десяти часов и я отправился к Геркену. У Пассажа встретил Каменского и Корнеева. Идут ко мне и к Лине прощаться. Зашли в Пассаж и я надписывал книгу чуть не на спине у Каменского 109. Тот все шутовался. Утром Сторицын предупредил, что к чаю придет Багрицкий и Дементьев, с которым первый не расстается. У Геркена убрано «как  гнездышко». Говорит, что вечер прошел вполне прилично 110. Никаких эксцессов и скандалов не было. То же говорил и Лихачев. Тащил меня к  Гурману 111, где недавно встретил в уголку Соловьева и Печковского. Вздыхает о Македоне. Еле поспел домой. Юр. Вскоре пришли и гости. Без мол<одого> чел<овека> 112. Багрицкий уже седоватый, толстый, уютный и артистический человек. Пришла О.Н. и Лихачев. Наши пошли к Лебедеву. Мы читали стихи. Книжка нравится самым неожиданным людям. Лихачев еще оставался и дружески собеседовал. Юр. пришел довольно поздно. Как вывернусь с деньгами и сроками, не знаю.

2 (втр.)

Солнце и холод страшный. В Изд<ательстве> был Сергеев и Малахов. Зоя еще была в банке. Прошел в «Академию», звонил оттуда Егунову. Он собирается придти в «просительские <посетительские?С.Ш.>  часы». Опять в Гостиный. Выдали, хотя хотели меня прижать. Вагинов получил немножко. Домой пришел поздно. Юр. даже не думал, что мне дадут. Разослал мамашу и Юр. Рано пришла О.Н. Потом и Егунов. Рассказывал о «Гуле». И в «Веч<ерней> Кр<асной>» есть. Не очень меня ругают 113. Егун<ов> водится со Шведе, просил называть его Адей. А Кж<ижановский> так и не явился. Это делается скандальным.

90

3 (среда)

К Геркену не ходил. А брился и еще что-то делал. Немного работал, хотя в общем туго все идет. Кажется, утром был Сторицын с какими-то оскорбительными глупостями насчет Заболоцкого и Хармса. Да и Багриц<кий> свинья морская, если это не штучки П<етра> И<льича>. К чаю пришел Иванов и еще, по-моему, кто-то. Вышел с ним пройтись, и опять домой. Очень холодно и мне ужасно скучно. Даже водки выпил. Удручает меня и полное пренебрежение Кжижановского.

4 (чтв.)

Чудная складная погода. Сделал Геркену и отправился. От него звонил Радловым, той и другой. Завтракали, болтали, играли «Джонни» 114. Вместе поехали на Невский. Юр. за ботинками еще не ходил. Звонил мне Ельшин. Слава Богу. Был у нас Лебедев с какой-то галантереей. Ушли. Я поздненько пошел к Н<адежде> Конст<антиновне>. Там домашне, никого нет, кроме какого-то «недорезанного» кретина, помесь Л. Дмитриева, Русинова и Лавровского, и Султанова. Посидели не очень поздно. Юр. уже спал, закутавшись.

20

5 (птн.)

Такая же светлая погода. Выходил бриться, в «Акад<емию>», где отсрочил воскресенье и поговорил о делах. Все-таки холодно. Юр. побежал, заказав ранний чай, и пропал до полов<ины> 6-го. Потом пришел Лихачев с рассказами о Багрицком, Дементьеве и т. п. Ходил он еще к Лебедеву и Савинову. У Ан<ны> Дм<итриевны> были Раковы и свои все дома. Было вино и уютно. Хотя какие-то ноющие ноты все яснее у Л<ьва> Льв<овича> проскальзывают. Юр. опоздал, конечно, но было ничего. Думаю о работах не так безнадежно.

6 (сбт.)

Уже летняя какая<-то> томность от длинного светла <так!>, хотя еще очень холодно. Почему я никогда в дневнике не касаюсь двух-трех главнейших пунктов моей теперешней жизни? Они всегда, как я теперь вижу, были; мне даже видится их развитие скачками, многое сделалось из прошлого понятным. Себе я превосходно даю отчет, и Юр. даже догадывается. Егунов прав, что это религия. М<ожет> б<ыть>, безумие. Но нет. Тут огромное целомудрие и потусторонняя логика. Не пишу, потому что, хотя и ясно осознаю, в формулировке это не нуждается, сам я этого, разумеется, никогда не забуду, раз я этим живу, а другим будет открыто не в виде рассуждений, а воздействия, из всех моих вещей. Я даже не знаю, зачем я это теперь пишу. Дело в том, что без этих двух вещей дневник делается как бы сухим и бессердечным перечнем мелких фактов, оживляемых (для меня) только сущностью. А она, присутствуя незримо, проявляется для постороннего взгляда контрабандой в виде непонятных ассоциаций, неожид<анных> эпитетов и т. п. Все очень не неожиданно и не капризно. Итак. Я никуда до вечера не выходил. Переводил «Илиаду» и понемногу изнывал. О.Н. второй день уже нет к чаю. Пришла ученица звать сегодня. А Вл<адимир> Ал<ександрович> звонил насчет О.Н. и пораньше. В дверях столкнулся с Л<ьвом> Льв<овичем>. Принес мне «Анекдоты о Суворове», но я не вернулся, а послал его к Юр. Потом жалко очень стало. Стор<ицын> пропадает у Багрицкого. Там пусто, чисто. Великанов сейчас же пришел. Играли в карты. Забежал Ал. Ал. Иванов. Он очень рад, что познакомился с Нат<альей> Ив<ановной>. Бежали на Фуршт<атскую> пешком и пришли вместе с нашими. Там еще был Калашников, который идиотически напился. Статейкой Музалевского довольны 115. Еще разговоры о вечере. Да и я здорово выпил.

 

7 (воскр.)

Холодно, но уж какая-то летняя тоска и пустынность. Выходил на минутку за покупками, а без меня заходил Костя Андреев. Он бедный и нежный мальчик. Юр. привел О.Н. Звонила Султанова насчет обеда во вторник. Хотелось выйти в сумерках куда-нибудь. Да куда? Придти бы кому-нибудь, вроде Лихачева, Геркена или Папаригопуло. Бесплодно как-то протомился вечер. Что-то завтра будет?

8 (понед.)

Вот понедельник. Неожиданные деньги, много народа, вино. Бодрее. Больше писал. Набрав еле-еле на монтера, вышел. В «Академии» взял письмо. К самой Полине придвинули чайный стол, и какие-то артельщики в синих фартуках пьют. Пошел в Модпик, а там из Москвы получено 85 р., так что 30 можно было взять. Юр. чуть не упал в обморок от неожиданности. Потом начали набегать гости. О.Н., Лихачев, Зенгер, Савинов, Великанов по мою душу и Митрохин. Я все-таки оставил их, побежав с Велик<ановым> играть в карты. По дороге взяли литра полтора вина. Н<аталья> Ив<ановна> сидит и ковыряет стихи. Обычная компания. Иванова не было. Играли, хозяйка подпила и все что-то ворчала себе под нос. В 12 я ушел, т<ак> к<ак> Юр. ждал меня с роскошным ужином. Немного делал по «Нерону» 116. Разойдутся ли немного тучи?

30

9 (втрн.)

Получил уже тревожные письма от Подгорного и Смышляева. Приходит час расплаты. Спешной почтой, хотя они и не евреи. Это первое, что меня смутило. Второе – опять какие-то бредни Бовина в ЗИФе, что в пятницу не будут давать денег. Что же я тогда буду делать? Рано почему-то пили чай. Приходил монтер. Старуха так денег и не отдала. Побрел к Раковым. Там, оказывается, деловой обед Щеголеву. Я как украшение стола. Но набежали Циммерман и Ал. Слонимский. Щеголев – невежественная свинья какая-то, даже без отцовского масштаба. Хотя улыбка еще детская 117. Л<ев> Льв<ович> марксистски извивался и плавно махал руками. Боится ужасно, и ужасно, без всякой надобности, истерически демонстрирует свою живучесть, как будто его уже раздавили. Гапка непристойно вертелся. Муня пускала мыльные пузыри, как обезьянка. Циммерман развязно и задушевно рассказывал что-то совсем неинтересное, но все-таки это не такой моветон, как Каченовский. Был гусь и рассольник. Слонимский приниженно и явственно бездарно хвалит Назаренку за скромность. Уехал не очень поздно. Юр. еще не было. Звонил Егунову, тот не очень расположен звать нас, а придет в пятницу сам.

3

10 (среда) 

Сидел до 2-х дома. Оказалось, что есть рубль лишний, так что мог побриться. В Изд<ательстве> Пис<ателей> ничего утешительного. Ловил Лойтера. Заехал и в «Академию». Там новые писаря, Полина в каморке около Сергеева, посетителей куча и Лойтер вертится. Кое-как устроил дела. Встретил Юр. в переулке. Когда с разбегу встретишь, понимаешь, как его любишь, как жалостно, что где-то вне плана вашего зрения является и живет такая прелесть. Понимаешь тягость минутной разлуки, что во время нее жизнь не прекращается, к удивлению. О.Н. очень долго не приходила, даже Егунов пришел раньше ее. Выпил с нами и провожал нас до трамвая, опаздывая в филармонию. У Митрохина было ничего себе, хотя чуть-чуть скучновато. Болел у меня бок. Над<ежда> Кон<стантиновна> вызывала Егунова запросто и читала что-то свое. Я и не знал, что она пишет. Тоже соревнование? Вчера у Вагинова, где было собрание эллинистов, был Иванов. Что он бродит, как неприкаянный? Наверное, дома уж очень скучно. У Юр. небольшой флюс.

11 (чтв.)

Целый солнечный день не выходил, думая в сумерках сходить к девушке или Анне Дм<итриевне>. Со скандалом вырвал у старухи плату за электричество. Но начались посещения. Санька Бернштейн, Папаригопуло, Савинов, О.Н. Потом, когда все разошлись, Кжиж<ановский>. Встревожен письмом, но бывает, конечно, там и там. Вспомнили квартиру Ракова. Хорошая была она, светлая, чистая, вся в окнах и во все стороны чудный вид, к<а>к с маяка. И сам он был веселый и молоденький. Была жизнь, театры, старухи, за которыми он ухаживал и плескался, я, идеализм, надежды. Теперь, вроде как прежде: смолоду радикал и высоких мыслей человек, сейчас же взяточник, чинуша и казнокрад. Только наоборот. Облезлый карьерист. Как скоро, ах как скоро. Но был он, право же, светлый, веселый мол<одой> чел<овек>. М<ожет> б<ыть> и теперь это осталось под спудом, но наперед вылезли самые неблаговидные черты его характера. Женя был очень мил и настаивает на довольно проблематических «отношениях». Жизнь его очень скучна. Да и что не скучно?

2

12 (птн.)

Снег, который стаял сейчас же. Теплее. Переводил. Бовин меня не задержал, но Юр. ожидал, что я ему дам больше денег, меж тем, как я не платил за квартиру, не купил дров, вообще ничего для себя не сделал. Вероятно, О.Н. нужны. Эта какая-то бессовестность меня очень обидела, почти до слез. Потом стал декламировать против Лихачева, которого мне хотелось позвать, потом в нервах пришла О.Н., при Иванове поссорившаяся с матерью. Юр. был раздражителен и мрачен. Все-таки такое Гумилево-гимназическое влияние или попытки на него чувствуются. Егунов пришел не рано. Смотрел вырезки. Боюсь, не скучно ли ему. Он ведь молчаливый и вежливый человек. Потом пришел Юр., еще более расстроенный. Стал читать газету, потом фикал на сардинки, громил греков и чем-то был неприятен. Это сразу, как я дал ему меньше денег. Или потому, что не позвали О.Н. Какая-то скрытая оппозиция ко многим простым моим вкусам в еде, в сладком, в чтении, в знакомых. А мне хочется попросту поговорить, не решая вопросов о боге и июдаизме <так!>, не углубляясь в маниакальность, которой у всех нас и так более чем достаточно.

50

13 (сбт.)

Впечатление, будто я не выспался, или переел, или перекурил. Юр. мрачноват. Вообще что-то неважно. Переводил все-таки. Хорошо, что Сторицын от меня отстал. Тяготит воскресенье. Полагаюсь только на вертопрашность Сергеева. Выходил бриться и купить кое-чего. К чаю был Михайлов. В сумерках заходил к О<льге> А<лександровне>, но там как-то не весьма благонад<ежно>. Развлекается с Канкаровичем, соперничает с Михальцевой. Сидит у нее Дьякова, рассказывает об «Евг. Онегине». Иванов и другой Иванов. Ушли на какой-то вечер. Домой. Юр. пришел не очень поздно.

14 (воскр.)

Снег и дождь. Юр. нездоров. Боялся звонка от Сергеева. Ничего, к счастью, не было, но мол<одые> люди все равно пришли поздно. Циммерман никуда не уходил до самого конца. Впрочем, это было все равно, так как и Юр. все время был дома. Женя назначил пятницу, беспокоясь, один ли я буду дома. Смотрели все время картинки. Шекспир и «Илиада» не очень меня беспокоят. Теперь воспоминанья 118.

15 (понед.)

Снег лежит. Перевожу. Очень скользко. Брился. В «Академии» сказали, что звонил Кроленко. Справился, оказывается, насчет рукописи Егунова. Обещал зайти, но потом чувствовал себя достаточно хорошо и работяще, так что просидел дома. Но что-нибудь надо предпринимать. В Модпике еще ничего не знают о сборе за «Гуля». Записался на бумагу 119. Ждал много народу к чаю, а пришла только О.Н., да потом Михайлов. Потом я один сидел. Юр. ходил куда-то днем и не спал. Мы живем так, будто жить нам назначено лет 500.

5

16 (втр.)

Хорошая прохладная погода. Очень хорошо переводил, но с деньгами до пятницы никак не дотянуть. Пошел в Издательство. Деньги они получили, но в эту получку я не включен. Не знаю, поспеет ли до мая. Малахов уходит от них из-за слияния с Ионовым 120. Был там Санька, бр<ат> Шкловского и Замятин. А погода чудная. На Юр. иждивении. Была О.Н. и потом, после Юр. уже, Лебедев. Новости из Москвы. Пошел рано, чтобы пройтись. Молодой месяц, сухо, все в сумерках неясно и соблазнительно. Но у Штаба сел все-таки в трам. Юр. уже там. Переехал он в другую комнату 121. Неловко, что он тратится на угощение, к которому сам не привык. Показывал детские картинки, семейные и школьные карточки. Подпили немного. Да, он вдруг сделал конструкцию – на снимок внутренности какой-то церкви со свечами и т. п. наклеил голых физкульт<урников>, спереди и сзади, большего размера. Вышло очень таинственно и соблазнительно, будто ритуал гомосексуализма, акафист. Как он мог проникнуть в давнишние мои мысли 122. Юр. даже был несколько шокирован. Ехали назад ничего.

17 (среда)

Как-то сонно мне. Небрит. Не выходил, но и делал мало. Пришли Шервинский с Кочетковым. Приехали устраивать пьесу 123. Новости. Была еще О.Н. и Савинов. Юр. наворожил откуда-то денег. После чая Юр. поехал к Митрохину и Циммерману, я отправился к Черемш<ановой> позвонить. Она с каким-то старцем шла в филармонию. Н<адежда> К<онстантиновна> звала сегодня, говоря, что ничего вкусного нет, но придет Егунов. Ан<на> Дм<итриевна> мила и готова. Пошел потихоньку по хорошим улицам. Сидят в спальне. Хрипит радио. Мирно, несколько скучно сидели. Потом издали, издали пел бостон, как волшебство. Егунов еще провожал меня. Юр. дома. Кжиж<ановского>, конечно, не было. Ночью встретили Малахова с Зоей.

18 (чтв.)

Теплее. Работал хорошо. Брился в чужой парикмахерской бр. Совельвульт 124. Два жиденка в темном подвале быстро и очень чисто бреют, по правде сказать, лучше, чем мой Бычков, но несколько противно. В «Академию». Даже Пол<ину> Ал<ександровну> убрали в больницу. Сергеев и Лойтер. Встретил Ан<ну> Дм<итриевну>. Прошелся с нею. К чаю была только О.Н. Вечером сначала очень дружно сидел с Ан<ной> Дм<итриевной> и Сережей, потом были только Ходасевич с Андр<еем> Ром<ановичем> и Легран, из цирка. Было очень неплохо. Уговорился с Валент<иной> Мих<айловной> насчет понедельника, а то у нее столько раз были réunions 125 без нас.

 

19 (птн.)

Мокрая и серая погода. Что-то с Невой, кажется, делается. Чувствую себя хорошо. Отправился в ЗИФ. Там Чуковский и жены Смирного <так!> и Шапорина. Денег никак не хватит. Купили дрова. Чай пили одни. Юр. хотел позвать О.Н. Но сам пришел ужасно рано, до Кж<ижановского> еще. Тот был даже расстроен этим. А потом еще О.Н. Не так, чтобы очень хорошо было. Мы даже ничего не говорили. Чай начинает меня беспокоить.

50

20 (сбт.)

Дождь и снег. Слякоть. Выходил только бриться. Явился Стор<ицын> и сразу захламил меня всяким вздором. Писал не очень удачно. К чаю была только О.Н. Юр. пошел к Радловым, а ко мне пришли Лихачев и Иванов. Лихачев немного смутил меня расспросами о методах переводов Гомера и Шекспира. М<ожет> б<ыть>, я слишком полагаюсь на интуицию и внутренний вкус и делаю махровую и жалкую дилетанщину. Так-то мне был очень приятен его визит. Брали ванну. Чай меня беспокоит.

21 (воскр.)

Снег и холод. Хорошо писал, хотя Сторицын и висит кирпичом. Приход<ил> Савинов с приглашением от Н<атан>-Г<орской>, потом забегал Егунов с тем же. Она встретила его в филармонии и попросила передать мне приглашение. Потом, после чая, при О.Н., явился Лебедев. Я ушел при нем. У Н<атальи> И<вановны> вместо Клевера был мобилизован Мовшензон. Ничего поиграли, я даже выиграл. Как все выйдет. Я очень рад видать Егунова в необычное время. Испытал даже какое-то волнение.

22 (понед.) 

Кажется, слякоть. Или просто скользко. Выходил в Издательство. Там деньги есть, но мне, по-видимому, и не собираются платить. Малахов перед отходом, Вагинов, Лавренев, Эрлих, разные народы. М<ожет> б<ыть> и давали кому-нибудь деньги даже сегодня. Немцович все толковал о дискуссии по поводу «Форели». Обошлись как-то Юр. деньгами. Пошли они к Лебедеву, я от домовых собраний к Ельшину. Звонил Егунову; обещал придти в среду. Ельшин вчера вернулся. Любезен. Новости. Зовет в субботу. Дядя спит в столовой. Поймал Иванова по телефону с поличным у Н<атальи> И<вановны>. Шел по набережной. Голые ветки Летнего сада. Сквозь них луна. Влюбленно без влюбленности. Все-таки весна. Утром отправлял Подгорному рукопись и книгу. Это подбодрило. Поднялся вместе с Ан<ной> Дм<итриевной>. Да там кроме нее и Сережи никого и не было. Все больны, чихают. Но en petit comité 126 В<алентины> М<ихайловны> гораздо лучше. Юр. пришел позднее. Посидели очень неплохо.

23 (втр.)

Солнце. Приходил Стор<ицын>, принес чаю. Я все занимался. Голова не болит. Вышел в сумерки с Юр. и прошелся. Я люблю эти весенние сумерки. По Фонтанке. Старая дорожка. Юр. отправился к мадемуазель, Савинову и О.Н. Глаф<ира> Викт<оровна> поправляется. Дома немного занимался. Юр. пришел не очень поздно.

5

24 (среда)

Стор<ицын> ничего особенного не принес. Обещал завтра, послезавтра. Но развязался с ним на время. Смышл<яев> еще не получал перевода и беспокоится. В пределах дружеского почтения. Выходил бриться и в Изд<ательство>. Там куча народа. Зоя не обнадежила, но тут же распределяли какую-то тысячу. Я поговорил с Малаховым. Завтра на собрании обещал дать ответ 127. Не знаю, как быть с собранием, Великановым и обещанием Кж<ижановского> придти. Пришлось взять у Глаф<иры> Викт<оровны>. К чаю пришла О.Н., Михайлов, Вагинов и вдруг Л<ев> Льв<ович>, выдержавший какой-то экзамен. Кажется, хотел остаться, но я не очень задерживал. Циммерм<ан> и Егунов не пришли. Вчера Вагинов был у него на заседании. Смотрели все какие-то вырезки. Не знаю, почему все как-то мне не очень аппетитно. Особенно не хочется идти мне в эту «Галладу», как немцы пишут «Палату мер и весов». Слишком частое лицезрение писателей, которым до меня нет никакого дела, очевидно, этому причиной, опасения за переводы и т. п. Сидел дома, но делал как-то мало. Сегодня пасха еврейская. Выход из Египта. Таинственно. Луна светит вовсю.

5

25 (чтв.)

С утра тяготился собранием, имянинами Великанова и визитом Кжиж<ановского>. Но Великанов сам зашел с извещением, что его имян<ины> перекладываются, т<ак> к<ак> и Н<аталья> И<вановна>, и кто-то еще болен. Хорошенький, к<а>к куколка или барашек. Ужасный немчик и ужасно музикус. Не помню, был ли кто к чаю. Да я и сам к нему не был. На собрание пошел не поздно, до хозяев. Сидит шпана, бегает Ганзен, наконец, Малах<ов>, Зоя, Сорокин и еще девица с провизией. «Аппарат». Очень достоен, мил и почтенно-почтителен Дьяконов. Малахов читает страшно шикарно, вытянув ноги в сапогах. Дьяволил Замятин. Взрывался, как дьякон, Федин. Грааль-Арельский обиженно предлагал концерт. Формалисты напирали. Угощали нас чаем и бутербродами. Сидел я с Вагиновым, Перцовичем и Жуковской. В общем, было ничего, м<ожет> б<ыть>, даже полезно, что я был, но засиделись до двенадцатого часа. Саянов очень мило корячился, не находя необходимой confiance 128. Сергеев дружески и интимно беседовал. Ночью на Невском довольно весело.

 

26 (птн.)

Очень хорошая погода. Фонтанка уже чиста, но денег нет. В Изд<ательстве> Зоя, Сорокин, Эрлих, Вагинов. Обсуждают вчерашнее заседание. Правление ожидовело на 60% против 30% прошлого. Лаганский приезжает в понедельник и тогда же заседание. М<ожет> б<ыть>. М<ожет> б<ыть>. Побрел с Костей в Госиздат. Зашел в Детский отд<ел>. Никого. Кто есть, надуты, как мыши. К Медведеву. Шекспира заново переводить не будут. Значит, утверждение болтливых и пошлых переводов 129. Зашел, к<а>к во сне, в Модпик. Там ничего. Долг уменьшился на 10 р., бумаги нет, в ведомости меня нет. Юр. очень огорчился и побежал на Суворовский, разойдясь с О.Н. Мамаша вернулась с похорон Ядвиги. О.Н. для развлечения ходила за билетами, встречала на улице разных людей. Юр. достал кое-чего. Я вышел к Ельшиным. Чудный светлый вечер. Те ссорятся, О<льга> А<лександровна> покрикивает, кого-то ждет, едет на концерт. Тот хотел поехать за билетами в Мар<иинский> театр, но опоздал. Зашел к Лору и звал завтра. Звонил в разные места и перепутал. Егунова – нет, Кжиж<ановский> – занят, Н<адежда> Конст<антиновна> – во вторн<ик>, Ан<на> Дм<итриевна> в понедельник (?), Натан-Горская – 40%. Купил яблоков. Везде выдают чай. А у нас сидит Егунов. Юр. ему читает. Посидели немного. Потом я один кое-что делал.

8

27 (сбт.)

Что-то плохо с деньгами. Погода хороша. Заходил Сторицын. Заказал ему достать денег. Юр. что-то нездоров. Побежал куда-то. Во время чая никого не было. Юр. долго сидел, разбирая картинки, а я насел на Шекспира. Вышли почти одновременно. У Ельшиных дурацкий громкоговоритель, передающий клубные концерты. Идиотично до последней степени. О.Н. больна, не пришла, а были Радловы и Зощенко. Было довольно весело. Ну, вот и еще день пропал. Ближе к деньгам, но, в конце концов, и ближе к смерти.

28 (воскр.)

Юрочка нездоров. Мне тоже не очень по себе. Во время еще Юр. сна набежали Лившиц и Лебедев. Лебедев принес фотогр<афии> боксеров и мальчика Бакуна. Очень миленький, хотя среди старших есть и лучше. Лившиц рассказывал о своих успехах в Москве, потом сцепился спорить о спондеях, как надутая тупица. Иметь ему влияние в Издат<ельстве> – вещь безусловно вредная и зловещая, т<ак> к<ак> он тупее еще, пожалуй, Гумилева и Лозинского. Юр. страшно рассердился на них и разболелась у него голова. Привел О.Н. У Ан<ны> Дм<итриевны> сначала уходил Мосолов, потом пришла Вальяно, потом Дешевов. Тот играл музыку к Лавреневу 130. Очень внешняя и пустая. Явная модернцов<ость>. Халтура. Так и надо.

1

29 (пдл.)  

Приспело время платить долги, и пренеприятные. Пошел в Изд<ательство>. Сидит там уж Олянский. Зоя в Литфонде. ЗИФ переехал в «Акад<емию>». Сидят друг на дружке. Теснота невероятная. Встр<етил> Малахова. Он как-то объясняет свою отставку. Зоя звонит, что меня отклонили как не члена Литфонда 131. Какая-то надежда на комбинацию. Вообще гадость. Пипкин мне предлож<ил> 2 р. У нас О.Н., ни к селу, ни к городу. А вечером я к ним прошел. Итти туда ничего себе. Сочинил очень плохие, но сладкие стихи. Все-таки просили завтра в Гост<иный> двор зайти. Лившиц звал завтра. А как же Над<ежда> Конст<антиновна>? Ходил к Маршаку. Там был Липавский. Обласкали за «Илиаду».

2

30 (втрн.)

Чудная погода. Брился на гроши. Шел из «Акад<емии>» с Мокульским. Он ласковый. Зазывал. Проводил. В Изд<ательстве> вроде заседания. Малах<ов>, Олянский, Зоя и т. д. Все грозит затяжной катастрофой. Я даже с Фединым не поговорил. Зашел в «Акад<емию>» – никого. Не помню, как шел домой. Юр. даже встревож<ился>. Послал его к Ан<не> Дм<итриевне>, сам побрел к Жене Кузнецову. Чудная погода. Нева чистая. Будто в другом городе. Нет дома, и матери нет. Какое-то волненье, когда я подымался по лестн<ице>: здесь бегал он еще лицеистом, бегал в Муз<ыкальную> драму. Хорошенький он был тогда. Тянулись, к<а>к небогатые и незнатные люди. Пошел обратно, на Пант<елеймоновской> встретил его. Уклончив и как-то не знает, что сказать. Проводил его до трама. Сколько раз я провожал до этого трама Л<ьва> Льв<овича>. А ведь с Кузн<ецовым> у меня даже романа никогда не было.

Юр. кое-что принес; но туго, очень туго. Мамаша ушла. Я ставил самовар. У всех отнош<ение>, будто <мы> «в беде». Пришла О.Н. Они получили немного денег от Марьи Ник<олаевны>, так что главная тяжесть отошла. Юр. все задумывался, чтобы я пошел к Кубланову. А пришел Егунов с приглаш<ением> к Н<адежде> К<онстантиновне>. А как же Лившицы. У него был Л<ев> Льв<ович>, завтра он идет с Вагиновым к Иванову. Я несколько ревную его к моим знакомым. Проводил его немного. Очень жалко, что не удастся быть там. У Бенед<икта> Фроманы, Спасские, потом Кибальчич и Поступальский. Последний читал свой труд о Лившице. Все время сплошной обклад и концы не сводятся с концами. Бенед<икт> всех созвал слушать о себе доклад (что уже само по себе смешно) – его же тут и уничижали. Он даже растерялся. За ужином дело пошло веселее. Фроман напился и пел хором. Юр. объединялся с Кибальчичем. Я с Гитмановной. Досидели до 9-го часа. Выпал большой снег.

3



Михаил Кузмин: Жизнь подо льдом Предисловие Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Указатель имен Приложения Фотоматериалы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2017) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru