Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 82 2007

Российская Академия художеств — 250

 

Дмитрий Швидковский

 

Академия «знатнейших художеств»

 

В 2007 году Российская академия художеств отмечает свое 250-летие. 17 ноября 1757 года (по старому стилю — 6 ноября) — Правительствующий сенат Российской империи принял указ о создании «Академии трех знатнейших художеств». На самом деле подобное учреждение в России было замыслено гораздо раньше, а к этому времени успешно действовало, по крайней мере, уже тридцать лет. Идея учреждения сообщества художников высказывалась Петром Великим и его приближенными еще в 1690-х годах. После посещения первым императором Парижа и французских академий в 1719 году эта мысль приобрела конкретную форму, но за множеством дел необходимый указ Петр Великий подписал лишь незадолго до смерти, 22 декабря 1724 года. Он провозглашал создание единой «Академии наук и художеств» — факт и сегодня очень важный, поскольку Российская академия художеств дорожит тем, что родилась одновременно с Российской академией наук и сотрудничает с ней уже почти три столетия.

Правда, потребовалось еще четверть века, чтобы был создан точный регламент, определявший роль искусства в этом, как гласил один из документов того времени, «соцiетете художествъ и наукъ». Первое «Собрание Академии Художеств» состоялось в Петербурге под председательством академика Людвига Доминика Шумахера 8 июня 1748 года. Это время в истории академического искусства нельзя недооценивать. Оно охватывает всю эпоху — от смерти Петра Великого до последних лет правления Елизаветы Петровны, то есть почти весь период императорского барокко в России — один из блестящих этапов развития русского искусства. Среди свершений этого времени достаточно назвать одно — из полупостроенного, полузадуманного Петром Великим города возник Петербург, с его изысканной регулярностью и великолепными перспективами — художественными чертами, что и сегодня служат основой образа северной столицы России. И это был, чему есть масса исторических доказательств, результат совместной работы людей, состоявших в единой Академии, где развивались вместе отечественные науки и художества.

Сейчас мы торжественно отмечаем создание отдельной Императорской академии художеств, особенно ее славный начальный «шуваловский» период жизни. Прочно утвердившиеся петровские реформы позволили людям 1750-х годов заняться созданием и укреплением новой структуры и характера русской культуры, добиться ее признания в европейских странах. Неслучайно Московский государственный университет и Российская академия художеств считают своим основателем одного и того же человека — Ивана Ивановича Шувалова. Это еще одно из тех исторических событий, которые сформировали судьбу Академии и которыми она гордится. С 1757 по 1764 год Академия художеств состояла при Московском университете, хотя и было решено разместить ее в Петербурге. Сотрудничество с МГУ продолжается и сегодня и насчитывает два с половиной столетия.

Президентство И.И.Шувалова не только распространило его фавор у императрицы Елизаветы Петровны на возглавляемые им учреждения, но и обеспечило благодаря его личным контактам связи Академии с первостепенными деятелями культуры и учеными сообществами Европы. Недаром в первом издании знаменитого собрания гравюр «Вазы и канделябры» Джанбатиста Пиранези обозначено, что оно осуществлено в Риме на средства И.И.Шувалова. В Париже русского вельможу консультировали наиболее прославленные архитекторы, и первый среди них Жак Франсуа Блондель направил в Петербург своего кузена Жана Батиста Мишеля Валлен-Деламота, ставшего одним из авторов здания Академии. В Лондоне И.И.Шувалова первым среди русских избрали в старейшую из английских академий — «Лондонское общество древностей», а его дары этому обществу античных фрагментов, приобретенных им в Италии, сыграли свою роль в формировании Британского музея. Благодаря И.И.Шувалову Академия и вместе с ней представление о российской художественной образованности утвердились в Европе. Возникла почва для самого блестящего из тех расцветов, которые переживало в разные века академическое искусство в России.

При Екатерине II в 1764 году был принят новый подробный Устав Императорской академии художеств, а президентом стал близкий государыне Иван Иванович Бецкой. Императрица писала: «Для лучшего ободрения и успеха, Мы, приняв в Свое покровительство сию Академию… определяем ей быть под единственным Нашим Императорским ведением, снабдя оную потребною на ея содержание суммою». В ранний период царствования Екатерины II возникла своего рода «государственная утопия» просвещенной России, и Академия художеств должна была играть немаловажную роль в создании зримого облика преобразованной империи.

Екатерина II так характеризовала свое царствование в письме к ее постоянному корреспонденту, послу крошечного германского государства Саксен-Гота в Париже барону Мельхиору Гримму, иронически намекая на одну из басен Лафонтена и, кроме того, на непременный для мышления просвещенного человека той эпохи «прецедент» из древней истории: « ...нет больше ни козы, ни капусты, есть только Пирр, царь Эпира, которого каждый скульптор должен изваять, каждый живописец — написать и все поэты воспеть…» Образ царства изящных искусств, где правит страсть сочинять законы, существенен для понимания «утопии» императрицы. В ней цивилизованность государства, выраженная в законодательном благоустройстве страны, соединилась с эстетически осмысленным новым характером жизненной среды. При этом реформы законодательницы окрашивались эстетически, а художественная политика приобретала черты государственных правил, обязательных для исполнения. «Арбитром элегантности» в таком контексте оказывалась Императорская академия художеств.

В екатерининский период было осуществлено строительство для Академии грандиозного здания-ансамбля на Васильевском острове в Петербурге. Первоначальный проект, заказанный И.И.Шуваловым Ж.Ф.Блонделю, был переделан Ж.Б.М. Валлен-Деламотом и А.Ф.Кокориновым и стал манифестом классицизма в архитектуре России, образцом, на котором учились поколения отечественных зодчих.

Екатерина II, по ее собственным словам, представляла здания, создававшиеся в годы ее правления, как «будущую древность», которую через тысячи лет будут рассматривать наравне с античностью. Это было необходимо императрице для того, чтобы придать своим действиям и постройкам характер обращения к вечности. Такие сооружения, как здание Академии художеств, в представлениях государыни приравнивались к античности, становились совершенными, как классический идеал.

В течение первых пятидесяти лет своей истории в стилистическом отношении в Академии господствовал классицизм, хотя к концу XVIII века стали появляться произведения с чертами раннего романтизма и сентиментализма. Все же главным для этой эпохи было создание в России школы классицистического искусства, не уступавшей ни одной из европейских. Напротив, русский классицизм развивался стремительно и мощно, не только следуя западным образцам, но и осуществляя те замыслы, которые на Западе оставались лишь на бумаге. В.И.Баженов и И.Е.Старов, первые выпускники Академии, создали произведения, заложившие исключительно высокий стандарт художественного качества архитектуры, их последователи и ученики Академии следующих поколений изменили жизненную среду страны — создали классицистическую Россию, и каждый город получил регулярный план и парадные здания с белыми колоннами.

Развивая Императорскую академию художеств, И.И.Бецкой вслед за Екатериной II и в соответствии с ее мыслями видел создание новой жизненной среды и нового просвещенного человека, особенно художника, как единый процесс. Недаром на здании Академии были тогда начертаны слова: «Живопись. Скульптура. Архитектура. Воспитание». Именно в это время было заложено основание классическому методу художественного образования в России, соединявшему в себе профессиональную подготовку и развитие нравственных начал, что уже в XIX веке составит одну из главных особенностей российского искусства. Стилистическое единство отечественного искусства проявилось и в преобладании в скульптуре и наиболее ценимой тогда исторической живописи черт классицизма, присутствующего в творчестве Ф.И.Шубина или И.П.Мартоса, А.П.Лосенко или И.А.Акимова.

В том же 1764 году было организовано И.И.Бецким Воспитательное училище, в которое принимали детей 5-6 лет. Тех из них, кто проявлял художественную одаренность, допускали до прохождения главного академического курса. Основой его всегда был и остается классический рисунок. Начинали с черчения пером без линейки, чтобы привить твердость руки, затем приступали к копированию гравюр прославленных мастеров — в целях воспитания вкуса, потом начиналось рисование «с гипсов», как овладение методом передачи неподвижной натуры и, наконец, рисунок обнаженной натуры. Он, как писал академик И.Ф.Урванов в 1793 году, почитается «душою и телом не только живописи, но и всех вообще… художеств». В этом отношении мнение Академии не изменилось за прошедшие столетия.

XIX век принес разнообразные и в целом ряде случаев драматические черты в историю Академии. Для нее он начался триумфально, как и для всей России. Ее мастера руководили созданием сооружений, ставших символами Петербурга — Адмиралтейства, Казанского и Исаакиевского соборов, в отношении последнего действовал даже специальный академический комитет по одобрению и доработке проектов его частей. В 1802 году были конфирмованы Александром I дополнения к Уставу Академии, где все государственные учреждения обязывались свои постройки «препоручать… Художникам, воспитанным в Академии, предпочтительно перед иностранцами…», а Николай I в уставе 1830 года утвердил еще более решительную формулировку: «Совет Академии имеет суждение о всех делах, которые прямо касаются до распространения или ободрения художеств в России».

Блестящим временем стало президентство А.Н.Оленина. К. и А. Брюлловы, О.А.Кипренский, С.Ф.Щедрин, Ф.П.Толстой и целая плеяда прославленных имен украшает Академию Пушкинской эпохи. Классицизм соединялся тогда с романтическими тенденциями, с рождающимся историзмом, национальными исканиями, появлением черт реализма. Новые тенденции получили поддержку едва ли не всей образованной части российского общества. Именно романтические черты, а не сохраняющаяся классическая «нормативность» образов привлекали публику в особой степени в творчестве К.П.Брюллова. Особенно заметны новые свойства в портрете, бытовой картине, пейзаже. В то же время романтическое стремление к индивидуальности соединялось и у О.А.Кипренского, и у С.Ф.Щедрина с традициями, привитыми системой академического образования. Более того, само новаторство мастеров изобразительного искусства первой половины XIX века опиралось на стремление к обобщению, законченности, идеализации, доставшимися им в наследство от классицизма. В то же время Академия признала мастерство В.А.Тропинина и А.Г.Венецианова, не прошедших традиционного курса и поэтому получивших лишь звание «назначенных». Особую роль играло в это время распространение центров художественного образования во многих губерниях страны, с которыми поддерживались постоянные связи, — школ Ф.Ф.Чурикова в Воронеже, К.А.Макарова в Саранске и Пензе, А.В.Ступина в Арзамасе и многих других. Прекрасно работающее и сегодня Пензенское художественное училище, например, до сих пор хранит учебно-методические образцы, присланные из дореволюционной Академии.

Вторая половина XIX столетия оказалась нелегким временем для Академии, хотя большинство крупнейших тогдашних мастеров прошли курс академического обучения: от И.Е.Репина и В.И.Сурикова, Н.Н.Ге и И.Н.Крамского до В.А.Серова и М.А.Врубеля, М.М.Антокольского и целой плеяды выходцев из семьи Бенуа. Система образования и критерии художественных вкусов внутри Академии претерпевали изменения, но, по мнению многих художников, недостаточно быстрые. Поздний классицизм вступил в острое противоречие с набиравшим силу критическим реализмом. Знаменитый «бунт 14» 1863 года, когда ряд учеников исторического класса в знак протеста против устаревших правил покинули Академию, правда, к трагическим последствиям не привел.

На мой взгляд, неправильно в исторической ретроспективе противопоставлять «прогрессивных» передвижников и «отсталых традиционалистов». Академизм, во-первых, сам имел различные грани, и многие из них были достойны сохранения, но уж ни в каком случае его нельзя приравнивать к деятельности всей Академии того времени и ее членов. И.Е.Репин, сначала вместе с другими бурно требовавший обновления, позже писал В.В.Стасову: «Мы не в состоянии закрыть Академию… Передвижники… не завели ни одной школы учеников за 20 лет! Где же учиться прикажете русской молодежи художников, которые теперь, как грибы, растут по всей России и все, как к светочу мотыльки ночью, ползут и летят к Академии?» Это было тем более справедливо, что всю свою жизнь отдали преподаванию в Академии такие великие педагоги той эпохи и неподражаемые мастера рисунка, как П.П.Чистяков.

Существенные изменения произошли в 1893–1894 годах, во время президентства великого князя Владимира Александровича. По новому уставу возникли два взаимосвязанных учреждения: собственно Императорская академия художеств, как собрание наиболее авторитетных мастеров всех изобразительных искусств и архитектуры, способное оказать содействие государству в вопросах своей компетенции, и Высшее художественное училище при Академии. Внутри последнего обучение также изменилось, разделяясь на двухгодичную первоначальную подготовку и занятия в мастерской избранного учащимся профессора, которые длились четыре года. А.П.Остроумова-Лебедева, учившаяся в мастерской Репина, вспоминала: «…было очень интересно. Илья Ефимович начал вместе с нами работать одну и ту же натуру… В первый же день все ученики побросали свои места и расположились за его спиной, кто на табуретах, кто на стульях, кто на полу… и все, затаив дыхание, смотрели, как он работает…»

Революция не пощадила Академию художеств. Как сообщество художников, она была распущена. В 1918 году были созданы «Свободные государственные учебно-художественные мастерские». Затем на их основе был создан Всероссийский художественно-технический институт (Вхутеин), а в Москве Всероссийские художественно-технические мастерские (Вхутемас). Образовательная деятельность того, что оставалось от Академии, тем не менее под иными именами продолжалась, причем с сохранением классического духа, даже в те времена, когда в ее стенах, на набережной Невы, свершались ярчайшие события авангарда. В бывшей мозаичной мастерской В.Е.Татлин создавал знаменитую модель Башни Третьего Интернационала, а в основном здании, в старых классах, еще находились люди, которые с усердием рисовали с античных слепков архитектурные фрагменты и статуи.

Уже в 1932 году была учреждена Всероссийская академия художеств, пока еще лишь как образовательное учреждение. В 1947 году, с созданием Академии художеств СССР, к ней вернулись основные функции Императорской академии. Деятельность этого высшего советского художественного учреждения принято в последнее время осуждать. Действительно, ей пришлось стать источником идеологических тем и стилистических ограничений, которые навязывала художникам советская система. Однако, на мой взгляд, в исторической ретроспективе роль Академии художеств СССР оказывается не столь однозначной, как это часто думают. Не она наносила удар по авангарду в конце 1920-х — начале 1930-х годов, это было невозможно, поскольку ее просто тогда не было. Обвинять Академию в подчинении указаниям советских начальников тоже занятие достаточно наивное, не подчиниться — значило погубить и свою жизнь, а вместе с ней свое дело, память, возможность найти скрытый путь обойти идеологические запреты, что бесконечно часто делалось очень многими художниками. У советской Академии были и важные заслуги, как кажется, совсем неоцененные. Она сумела сохранить, едва ли не единственная в мире, классическую систему воспитания художников, уберечь черты и фрагменты традиции многих веков, переданные России в XVIII столетии. В современную эпоху наша отечественная школа оказывается уникальным их источником, поскольку повсеместно они были уничтожены либо давлением рынка, либо легкомыслием искусства левого толка.

Сегодня положение Российской академии художеств изменилось и, кажется, радикально к лучшему. Как только в 1997 году президентом академии избрали З.К.Церетели, была немедленно уничтожена односторонность подхода к изобразительному искусству и его идеологизированность. В наши дни Академия объединяет основные и самые разнообразные творческие силы России. Среди академиков, членов-корреспондентов и почетных членов Академии находятся выдающиеся мастера: художники, искусствоведы, архитекторы и дизайнеры, представляющие практически все направления российского искусства, включая и те, которые в советское время считались диссидентскими вследствие их новаторского характера. После Первой московской биеннале современного искусства Академия художеств наградила своими старинными медалями целый ряд кураторов и представителей актуального искусства, сделав еще один шаг к сближению с самыми новыми тенденциями современной художественной культуры, что еще недавно трудно было представить.

Российская академия художеств считает своим долгом поддерживать самое новое, кажется, ранее не мыслимое в ее стенах искусство. В последнее время под ее эгидой по инициативе З.К.Церетели и на его личные средства были созданы три новых музея: первый в России Московский музей современного искусства на Петровке в построенном М.Ф.Казаковым доме Губина, его филиал в Ермолаевском переулке и музейно-выставочный комплекс «Галерея искусств» во дворце князей Долгоруковых. Они принимают в год около сотни выставок: от произведений академиков и мастеров отечественного и зарубежного авангарда до работ буквально только что окончивших вузы художников; традиционные произведения — каменную скульптуру Зимбабве, дожившую с XII века до наших дней, живопись тибетских монахов или гравюры Сальвадора Дали по мотивам Гойи.

В течение первых лет нового тысячелетия Российская академия художеств после длительного советского «перерыва» в своих международных художественных связях, полвека бывших формальными, вновь активно вышла на мировую арену. Выставки многих ее членов прошли на всех континентах.

Стремясь к новому и утверждая достойное положение современного российского искусства в мире, Академия художеств сохраняет свои традиции и сложившуюся исторически структуру. Сейчас в нее входят, как и прежде, отделения Живописи, Скульптуры, Архитектуры. К ним добавились отделения Графики, Театрально-декорационного искусства, Декоративно-прикладного искусства, Дизайна, Искусствознания и художественной критики.

Российская академия художеств на протяжении своей 250-летней истории осуществляла художественные связи между центром и регионами. Это касалось воспитания художников, создания местных очагов культуры, развития архитектурных и монументальных ансамблей. В наши дни ее региональные отделения работают в Санкт-Петербурге, Поволжье, Урале, Сибири и на Дальнем Востоке. Иными словами, деятельность Академии сегодня охватывает все виды и жанры пространственных искусств на территории нашей страны.

Академия художеств обладает уникальной, также исторически сложившейся системой музеев и библиотек. Это, прежде всего, Научно-исследовательский музей Российской академии художеств в Санкт-Петербурге, первый специально художественный музей России, основанный в 1759 году. Кроме того, мемориальная музей-усадьба И.Е. Репина «Пенаты», мемориальные музеи И.И.Бродского, П.П.Чистякова, А.И.Куинджи, С.Т.Коненкова. По существу, великолепным музеем является и Научная библиотека — одна из лучших в Европе по собранию уникальных книг и гравюр прошедших веков, посвященных искусству.

Коллекции петербургского музея Академии все еще очень значительны и насчитывают более ста тысяч произведений XVXXI веков, хотя огромное число шедевров, подаренных или завещанных Академии российскими монархами, представителями аристократических фамилий, таких как целая галерея Кушелевых-Безбородко, были в советские годы переданы Эрмитажу, Русскому музею и в другие государственные собрания и учреждения. Тем не менее Академия владеет подлинными сокровищами, и, может быть, ее наиболее поразительное достояние — это коллекция крупномасштабных архитектурных авторских моделей Ф.Б.Растрелли, Ж.Б.М. Тома де Томона, А.Ринальди, В.Бренна и других великих зодчих, а, кроме того, множество моделей античных памятников, созданных в Италии XVIII столетия по заказу Екатерины II в качестве «образовывающих игрушек» для ее любимого внука Александра.

Современная Академия художеств считает своей обязанностью хранить и восстанавливать утраченные традиции. Над отреставрированной и открытой для служб домовой церковью св. Екатерины в петербургском здании Академии поднят крест, а на куполе вновь воздвигнута статуя Минервы, аллегорическое изображение Екатерины II, как это было в XVIII столетии.

И все же положение в изобразительном искусстве никак не назовешь спокойным, и Академия ищет пути соединения всех нитей художественной культуры в многообразное, но живое и единое целое. Ситуация требует активных действий еще и потому, что изменения в изобразительном искусстве, произошедшие на рубеже тысячелетий, не просто радикальны. Еще никогда противопоставление норм классического искусства ничем не контролируемой свободе творческого самовыражения не достигало сегодняшней остроты.

Как это ни удивительно, но все чаще приходится слышать, что мастеру изобразительного искусства образование не нужно и что художник должен «родиться сам», а не быть воспитан. Тогда он якобы окажется способным к истинно новому творчеству. Затем его стихийным образом должен, в соответствии с подобными взглядами, «оценить» рынок произведений искусства и определить его место в художественной жизни. В таком представлении о становлении художника заключено анекдотическое непонимание значения профессиональной школы и чрезмерное преувеличение роли коммерческой моды в искусстве.

Подобная позиция отнюдь не связана с авангардом, как может показаться на первый взгляд. Она резко отличается от взглядов и творческого обихода великих авангардистов ХХ века, пришедших к небывалым формам искусства, обладая совершенным умением реалистического метода передачи зримых образов. Достаточно вспомнить, например, чуть ли не фотографические и наполненные подлинным чувством рисунки Пабло Пикассо или Казимира Малевича.

В противовес этому в полной мере сохранена образовательная система Академии на основе входящих в ее состав Московского государственного академического художественного института им. В.И.Сурикова, Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина, Московского и Санкт-Петербургского академических художественных лицеев. Сеть академических творческих мастерских, в которых проходят повышение квалификации представители различных художественных специальностей, охватывает многие города России. Это сегодня ценят уже во всем мире, причем не только на Западе, но и на Востоке, и число иностранных студентов, желающих учиться в академических вузах, уже исчисляется сотнями. Это еще в большей степени повышает ответственность Академии и ее высших художественных школ. Активно сотрудничая с ЮНЕСКО, Российская академия художеств стремится сделать сохраненные ею традиции общим достоянием мировой культуры.

Пожалуй, главное, что должно стать основой художественного воспитания тех, кто будет преобразовывать дальше жизненную среду человечества, это уважение к традициям — в самом широком смысле слова. Это включает не только памятники древнего искусства, не только старые церкви и парки, но и природу нашего мира, традиции его экологического равновесия, устойчивость форм осмысления окружающего пространства, характерных для отдельных народов. Как показывает вековой опыт Академии, уважение к традициям может быть привито лишь последовательным их изучением, постепенным овладением видением формы, чувством пластики, ощущениями ритмов, заключенных в человеческом теле и природном пейзаже, параллельно с подробным знакомством со всеми экспериментами, которые предпринимали художники в ходе истории.

Собственно, именно это и делает академическая художественная школа на протяжении последних столетий, пытается осуществлять, насколько хватает сил, и сегодня. Российская академия художеств самым решительным образом настаивает на сохранении системы классического художественного образования и связанного с ним типа видения мира. Тем более что, как уже говорилось, именно в России эта система выжила в лучшей и более полной форме, чем в остальных странах мира. На этой основе должно развиваться подлинное новаторство, не разрывающее традиции, сложившиеся в течение веков, но движущее вперед художественную культуру на их фундаменте.

250-летний юбилей Российской академии художеств не только заставляет вспомнить о ее истории, но и заостряет все названные проблемы, обращает внимание людей культуры в разных странах мира, российского общества, интеллигенции и правительства на проблемы художественной культуры, которые не должны быть преданы забвению ни в связи со стремительным, уносящим в неизвестность ходом жизни, ни по каким-то «рыночным» причинам. Россия продолжает вопреки коммерции сохранять и накапливать богатства искусства. Академия, перешагнув юбилейную дату, и во второй половине третьего столетия своей жизни надеется сохранить их и приумножить, как будучи верной своим лучшим творческим традициям, так и не чуждаясь ничего нового.

Г.И.Козлов. Оформление рукописи «Привилегии и Устав» Императорской академии художеств. 1764

Г.И.Козлов. Оформление рукописи «Привилегии и Устав» Императорской академии художеств. 1764

Г.К.Михайлов (Ковальков). Вторая античная галерея в Академии художеств. 1836

Г.К.Михайлов (Ковальков). Вторая античная галерея в Академии художеств. 1836

З.К.Церетели. Памятник первому президенту Академии художеств И.И.Шувалову в Круглом дворе исторического здания Академии в Санкт-Петербурге. 2003

З.К.Церетели. Памятник первому президенту Академии художеств И.И.Шувалову в Круглом дворе исторического здания Академии в Санкт-Петербурге. 2003

Ж.Б.М.Валлен-Деламот, А.Ф.Кокоринов. Здание Российской академии художеств в Санкт-Петербурге. 1764–1788. Фото Е.Шорбан

Ж.Б.М.Валлен-Деламот, А.Ф.Кокоринов. Здание Российской академии художеств в Санкт-Петербурге. 1764–1788. Фото Е.Шорбан

Минерва. Воссозданная скульптура на здании Академии художеств в Санкт-Петербурге. 2003

Минерва. Воссозданная скульптура на здании Академии художеств в Санкт-Петербурге. 2003

А.П.Лосенко. Портрет президента Академии художеств И.И.Шувалова. 3-я четверть XVIII века

А.П.Лосенко. Портрет президента Академии художеств И.И.Шувалова. 3-я четверть XVIII века

Д.Г.Левицкий. Портрет Екатерины II в виде законодательницы в храме богини Правосудия. Начало 1780-х годов

Д.Г.Левицкий. Портрет Екатерины II в виде законодательницы в храме богини Правосудия. Начало 1780-х годов

Д.Г.Левицкий. Портрет архитектора А.Ф.Кокоринова, директора и первого ректора Академии художеств. 1769

Д.Г.Левицкий. Портрет архитектора А.Ф.Кокоринова, директора и первого ректора Академии художеств. 1769

В.Л.Боровиковский. Портрет вице-канцлера князя А.Б.Куракина. 1799

В.Л.Боровиковский. Портрет вице-канцлера князя А.Б.Куракина. 1799

П.С.Дрождин (Дрожжин). Портрет архитектора А.Д.Захарова. Не ранее 1804 года

П.С.Дрождин (Дрожжин). Портрет архитектора А.Д.Захарова. Не ранее 1804 года

И.А.Иванов. Вид парадной лестницы Академии художеств. 1830

И.А.Иванов. Вид парадной лестницы Академии художеств. 1830

К.А.Зеленцов. Мастерская художника П.В.Басина. 1833

К.А.Зеленцов. Мастерская художника П.В.Басина. 1833

С.Ф.Щедрин. Мельница и башня Пиль в Павловске. Начало XIX века

С.Ф.Щедрин. Мельница и башня Пиль в Павловске. Начало XIX века

В.К.Шебуев. Деметра. Рисунок статуи, находящейся в Капитолийском музее в Риме. 1803–1806

В.К.Шебуев. Деметра. Рисунок статуи, находящейся в Капитолийском музее в Риме. 1803–1806

А.И.Иванов. Адам и Ева с детьми под деревом. Эскиз картины того же названия. 1803. ГРМ

А.И.Иванов. Адам и Ева с детьми под деревом. Эскиз картины того же названия. 1803. ГРМ

К.П.Брюллов. Автопортрет. 1848

К.П.Брюллов. Автопортрет. 1848

И.Н.Крамской. Автопортрет. 1867

И.Н.Крамской. Автопортрет. 1867

К.А.Сомов. Портрет историка искусства и музейного деятеля А.И.Сомова, отца художника. 1897

К.А.Сомов. Портрет историка искусства и музейного деятеля А.И.Сомова, отца художника. 1897

В.И.Суриков. Автопортрет. 1915

В.И.Суриков. Автопортрет. 1915

Диплом о присвоении звания академика, выданный архитектору А.Н.Бекетову. 1894

Диплом о присвоении звания академика, выданный архитектору А.Н.Бекетову. 1894

И.Э.Грабарь. Дельфиниум. 1908

И.Э.Грабарь. Дельфиниум. 1908

В.И.Шухаев, А.Е.Яковлев. Автопортреты (Арлекин и Пьеро). 1914

В.И.Шухаев, А.Е.Яковлев. Автопортреты (Арлекин и Пьеро). 1914

Д.Д.Жилинский. Гимнасты СССР. 1964–1965

Д.Д.Жилинский. Гимнасты СССР. 1964–1965

А.В.Васнецов. Кувшин и три яблока. 1973

А.В.Васнецов. Кувшин и три яблока. 1973

Н.И.Андронов. Автопортрет в музее. 1986–1996

Н.И.Андронов. Автопортрет в музее. 1986–1996

П.Ф.Никонов. Рождество. 2005

П.Ф.Никонов. Рождество. 2005

И.В.Голицын. Красная комната. 1994

И.В.Голицын. Красная комната. 1994

М.П.Митурич. Жаркий день. 1972

М.П.Митурич. Жаркий день. 1972

Открытие памятника «Жертвы холокоста» в саду президентского дворца в Иерусалиме. 2005

Открытие памятника «Жертвы холокоста» в саду президентского дворца в Иерусалиме. 2005

Воссозданная фигура богини Ники на монументе «Воинская слава» в Санкт-Петербурге. 2006

Воссозданная фигура богини Ники на монументе «Воинская слава» в Санкт-Петербурге. 2006

Просмотр студенческих работ в Московском государственном художественном институте им. В.И.Сурикова. 2004

Просмотр студенческих работ в Московском государственном художественном институте им. В.И.Сурикова. 2004

Церемония открытия монумента, посвященного борьбе с мировым терроризмом, созданного З.К.Церетели. Бэйонн-пойнт, Нью-Джерси. США. 11 сентября 2006 года

Церемония открытия монумента, посвященного борьбе с мировым терроризмом, созданного З.К.Церетели. Бэйонн-пойнт, Нью-Джерси. США. 11 сентября 2006 года

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru