Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 122 2017

Йерун ван дер Боон

Живописец-маринист Николай Гриценко

Николай Николаевич Гриценко был учеником знаменитых русских художников-маринистов Льва Лагорио и Алексея Боголюбова. В 1890–1891 годах Н.Гриценко сопровождал будущего императора Николая II в его морском путешествии из Европы в Азию, в дальнейшем проживал во Франции, бывал в Италии и Голландии. В модном среди художников голландском приморском городке Катвейк-ан-Зее Н.Гриценко написал немало работ.

Николай Гриценко родился 8 мая 1856 года1 в сибирском торговом городе Кузнецке Томской губернии (ныне Новокузнецк Кемеровской области). Его отец Николай Семенович Гриценко окончил Московскую Императорскую медико-хирургическую академию и стал уездным доктором. Его мать, акушерка Анна Гриценко (в девичестве Фомина), окончила акушерские курсы при Московском Императорском воспитательном доме. Молодые медики приняли решение уехать из Москвы и поселиться в Сибири. Через полгода после приезда в Кузнецк Николай и Анна поженились. Вскоре у них родились сын Николай и дочь Елизавета, которые умерли в младенчестве. Через некоторое время родился сын Александр, а в 1856 году — еще один сын, вновь названный Николаем. Когда ему исполнилось пять лет, семья переехала в соседний Томск, где отец получил должность губернского врача.

Уже в десятилетнем возрасте Николай мог одинаково хорошо нарисовать лодку, плывущий корабль, стреляющего в птицу охотника, деревеньку, церковь. Сохранились как детские рисунки Гриценко, так и те, что он сделал в томской гимназии2. Его гимназическим учителем рисования был П.М.Кошаров (1824–1902), заядлый следопыт, бывший некоторое время учеником К.П.Брюллова и И.К.Айвазовского в Петербургской академии художеств. Он сумел понять и поддержать в юном Николае затаенную тягу к дальним странствиям.

В девятнадцать лет Гриценко покидает родной дом. Он мечтает о морской карьере, едет в Кронштадт и там с 1875 по 1880 год учится на инженерном факультете Технического училища Морского ведомства и проходит стажировку в должности корабельного инженера на Кронштадтском пароходном заводе. С 1880 по 1894 год Н.Гриценко служил в составе экипажей сначала клипера «Крейсер», на котором он совершил свое первое заграничное плаванье, затем клипера «Стрелок» и фрегата «Владимир Мономах». Выполненные им в этот период акварели и рисунки он называл «предварительными ученическими набросками». В 1885 году по завершении учебы Николай Гриценко был направлен на службу в Адмиралтейство. Морское начальство проявило интерес к его художественному таланту, и Н.Гриценко было предложено стать официальным художником Морского министерства.

Получив это назначение, Гриценко одновременно был зачислен вольнослушателем в Императорскую академию художеств в Санкт-Петербурге, где с 1885 по 1887 год он занимался по классу рисунка под руководством знаменитого русского пейзажиста и мариниста профессора Л.Ф.Лагорио.

В 1887 году по рекомендации педагогов академии Морское ведомство направляет его на двухгодичную стажировку в Париж, к жившему во французской столице русскому художнику-маринисту А.П.Боголюбову, главному художнику Главного морского штаба. Последний был горячим сторонником пленэра в живописи и авторитетным знатоком современного искусства. Кроме того, Боголюбов был своим человеком в парижском художественном мире. В течение многих лет он оказывал профессиональную и материальную поддержку группе молодых русских художников, приехавших в Париж учиться под его руководством, посещал с ними мастерские живописцев и ваятелей, выставки произведений изобразительного искусства и ежегодно проводившийся Парижский художественный салон, где знакомил их с новыми течениями западного искусства. Участниками этой группы3 в разное время были Илья Репин, Василий Поленов, Константин Савицкий, Николай Дмитриев-Оренбургский и Александр Беггров.

В год появления Гриценко в Париже Боголюбов основал там Общество взаимного вспоможения и благотворительности русских художников, целью которого было оказание помощи странствующим русским художникам и ознакомление французской публики с плодами их творчества. Основание такого общества явилось кульминацией пятнадцатилетней подвижнической деятельности А.П.Боголюбова.

Н.Гриценко был в восторге от своего учителя, который постепенно обучал его технике французской пейзажной живописи XIX века: работе на пленэре, шлифовке рисунка, свободному нанесению красок быстрыми решительными мазками без четкого контура.

Пребывание Гриценко в Париже, с небольшими перерывами, длилось около десяти лет, с 1887 по 1898 год. В это время он постоянно работал над полотнами для Парижского салона, писал морские пейзажи, виды морских бухт и городов: Гавра, Марселя, Ле Трепора, Москвы, Кронштадта. Гриценко рисовал набережные, корабли, бухты, песчаные пляжи, портовые сооружения и пейзажи, работал иллюстратором в парижских и российских журналах4.

В эти годы Гриценко принял участие в двух кругосветных путешествиях на российских военных кораблях: в 1889–1890 годах на борту линкора «Крейсер», а с июля 1890 по август 1891 года на фрегате «Память Азова», сопровождая наследника престола, цесаревича Николая Александровича.

Для будущего царя и его свиты морское путешествие началось в Триесте на Адриатике, куда Гриценко прибыл несколькими днями раньше из Плимута. Наследник намеревался достичь Дальнего Востока России морским путем, обогнув евразийский континент. Точный маршрут можно установить по порядку выполненных Гриценко рисунков: Плимут — Триест, Триест — Греция, Египет, Красное море, Аден, Индия, Цейлон, Сингапур, Ява, Сиам, Сайгон, Южно-Китайское море, Китай, Япония, Японское море, Владивосток, Посьет, Уссурийский край, река Амур, река Шилка, Нерчинск. Путешествие с Дальнего Востока в Санкт-Петербург проходило по суше.

До сих пор неясно, в каком качестве Гриценко оказался на борту корабля наследника престола. В известной многотомной хронике князя Э.Э.Ухтомского, описывающей это путешествие, Николай Гриценко на групповой фотографии, подписанной «Постоянные спутники наследника», изображен в морской форме и назван «талантливым акварелистом». Но большая часть иллюстраций была выполнена другим членом команды, отставным офицером, этнографом, писателем и художником Н.Н.Каразиным. Во время путешествия Гриценко написал несколько больших полотен и свыше трехсот акварелей, на которых изображены торжественные встречи в портах, различные достопримечательности и необычные национальные костюмы5.

В 1892 году в парижской галерее всемирно известного в ту пору коллекционера и галериста Поля Дюран-Рюэля прошла первая масштабная персональная выставка этих работ Н.Гриценко. Семь его полотен были приобретены наследником6. Две работы были куплены членом корабельной команды князем Э.Э.Ухтомским, одним из приближенных будущего императора7.

По следам путешествия цесаревича, наряду с многотомным трудом-хроникой князя Ухтомского «Путешествие на Восток Его Императорского Высочества» с иллюстрациями Н.Каразина, был выпущен и подарен будущему царю Николаю II альбом с более чем двумястами иллюстрациями Гриценко в память об этом событии; также В.Д.Менделеев, сын великого химика, выполнил во время этого путешествия свыше двухсот фотографий.

Когда Гриценко впервые приехал в Париж в 1887 году, французская столица была центром европейской художественной жизни. Полный блеска и роскоши, город походил на жужжащий улей, соты которого были переполнены творческой энергией. Там правили бал художественное разнообразие и неутолимая жажда поиска в искусстве. Здесь молодой художник узнал много нового о проблемах художественного рынка, о Парижском салоне, о Барбизонской школе живописи. Его завораживало новое искусство, оно на многое открывало ему глаза: «Что за Салоны в этом году! Сколько нового!»8

Вскоре Гриценко принял решение поступить в частную художественную школу известного французского художника Фернана Кормона, где начал активно работать на пленэре. В первой половине 1890-х он уже на юге Франции, затем в прибрежных районах Нормандии и Бретани — много рисует на темы из сельской жизни9, путешествует по Италии, затем по Голландии. Здесь он приезжает в маленькую рыбацкую деревушку на побережье Северного моря Катвейк-ан-Зее, которая во второй половине XIX века стала очень модной среди художников со всего света. Излюбленными сюжетами их картин были пляжная жизнь, грубо сколоченные рыболовецкие суденышки и облачное голландское небо. Передававшаяся из уст в уста молва об этом местечке способствовала его развитию и привлечению сюда художников, которые получили прекрасную возможность запечатлеть в своих работах быт и повседневный труд сельчан. На пике моды — с 1880 по 1910 год в Катвейк-ан-Зее — побывали свыше 500 художников, в некоторые годы их число зашкаливало. Только в 1898 году в Катвейке побывало больше шестидесяти художников.

Неброские деревеньки голландского побережья Северного моря приглянулись и русским художникам. Первыми среди них посетили Голландию И.К.Айвазовский и А.П.Боголюбов. Еще одним обитателем голландского побережья был русский морской офицер художник Морского министерства Александр Карлович Беггров, а позже в этих местах появляется и Гриценко. В списке лиц, прибывших на морские купания, указывается, что Гриценко впервые приехал в Катвейк летом 1889 года, а три года спустя вернулся. Оба раза он прибывал туда из Парижа в сопровождении Михаила Степановича Ткаченко, русского художника-пейзажиста украинского происхождения, с которым Гриценко познакомился в Париже. Их связывали узы сердечной дружбы10.

В июле 1889 года оба художника остановились в гостинице «Тейлинген», и потом Гриценко останавливался в ней же на продолжительное время. Каталог его посмертной выставки, датированный 1902 годом, с более чем двадцатью рисунками вышел под названием «Катвейк-ан-Зее. Голландия»11. Сохранилась маленькая гуашь на шелке, посвященная Катвейку, которую художник тоже послал на Парижский салон, и находится она в Катвейкском музее, а эскиз к этой гуаши представляет собой рисунок карандашом и хранится в Научно-исследовательском музее Российской Академии художеств в Санкт-Петербурге. И на гуаши, и на рисунке изображен один и тот же вид — южная часть катвейкского пляжа с вытащенными на берег рыбацкими лодками, белые купальные кабинки и вдали — «Старая», или «Белая» церковь XV века.

В самом начале 1890-х годов Гриценко подружился с проживавшей в Париже русской семьей Зилоти. Вера Павловна Зилоти и ее муж, выдающийся пианист Александр Ильич Зилоти, путешествовали тогда по Европе. В 1892–1894 годах они вместе с детьми проживали во французской столице12. Вера Зилоти была дочерью московского текстильного промышленника, собирателя произведений изобразительного искусства и основателя галереи русской живописи Павла Михайловича Третьякова. В семейном кругу Зилоти Гриценко встретился со своей будущей женой Любовью Третьяковой, которая помогала своей сестре, Вере Павловне, воспитывать ее четырех детей13.

Супруги Зилоти помогли Николаю завоевать не только сердце Любови, но и симпатию самого Павла Третьякова, который, будучи человеком твердого характера, мечтал, чтобы его дочери получили в мужья людей, обладавших талантом в области коммерции, а не в области живописи или музыки, потому что был невысокого мнения о моральных качествах представителей богемы. В ноябре 1893 года художник впервые увидел своего будущего тестя, первое впечатление которого о Гриценко было не очень положительным, о чем написала Любовь в письме к своей сестре Александре: «…папа с ним познакомился, покривился. Только сказал, что стар и некрасив»14.

Но со временем Павел Третьяков проникся большой симпатией к Гриценко, который производил впечатление человека не претенциозного, общительного, искреннего, и согласился выдать дочь за него замуж.

Новые родственные связи создали Николаю новые возможности для коммерческого успеха. Но самой большой ценностью для него была атмосфера дружбы и взаимопонимания, царившая в семье Третьяковых. В письме к жене Павла Михайловича Вере Николаевне в 1897 году (тогда он был уже женат на Любови) Гриценко с сердечной теплотой пишет: «Я берегу в глубине души своей всегда обоим Вам с Павлом Михайловичем особенное чувство благодарности за Ваше русское доброе гостеприимство, приносящее мне с Любой столько поэтических часов, дней и месяцев, которые мы благодаря Вам проводили на берегах живописной Клязьмы»15.

Тем не менее деловые отношения между тестем и художником складывались непросто. За год до знакомства с Гриценко Павел Третьяков подарил свою коллекцию из более чем двухсот произведений живописи Москве. Начав собирать произведения русского искусства в 1850 году, П.М.Третьяков к 1870 году стал, бесспорно, главным в России покровителем национальной живописи. Ему очень нравились работы Ильи Репина и Виктора Васнецова, а Гриценко был художником совершенно другого уровня. Представляется, что Третьякову изначально не совсем нравилась европейская манера живописи зятя. Офицер Главного морского штаба Гриценко казался ему обыкновенным карьеристом, страждущим заполучить одну из самых избранных дочерей представителя российской элиты.

Безусловно, Павел Третьяков любил и был готов поддержать зятя. Он обратил серьезное внимание на работы Гриценко, оценив некоторые из них по достоинству, но отмечал и недостатки. Например, он так описывает свое впечатление от рисунка «Корабль “Смелый” в Тулоне», который Гриценко выставил на Парижском салоне 1895 года: «Картина Николая Гриценко очень скучна: это не картина даже, а этюд […] этюд же, кроме того, что должен быть виртуозно написан, но и по содержанию должен быть интересен, а что может быть неинтереснее строящегося корабля?»16 Некоторые задаются вопросом, была ли это со стороны Третьякова настоящая критика работы Гриценко или же просто откровенно высказанное мнение члену семьи. Во всяком случае, его жена Вера Николаевна, искренне полюбившая зятя-художника, поддержала Павла Михайловича, взгляд которого на картину Николая заставил ее думать, что тот вряд ли когда-нибудь сможет с успехом работать на Западе. «Ему бы с хорошей техникой, — заметила она, — пожить в России, он мог бы скорее утвердить свой талант и найти себя как русского человека»17.

Этим замечанием Вера Николаевна затронула животрепещущую тему о состоянии русского национального искусства последней четверти XIX века.

Отечественные художники-реалисты, отразившие в своих полотнах многие аспекты общественной жизни России, зачастую выступавшие с критикой социального неравенства и несправедливости, но вместе с тем показавшие красоту народной жизни и русского пейзажа, объединились в Товарищество передвижных выставок, которое во второй половине XIX века стало самым крупным художественным течением в России. Это были именно те люди, которых Вера Николаевна называла «истинно русскими».

В то же время в Европе возникли и получили развитие новые, захватывающие воображение художественные идеи, открылись манящие перспективы. Новые течения предоставляли живописцам возможность получить признание на Западе, достичь мировой известности и заработать большие деньги. Именно эти цели и преследовали многие художники, осевшие в Париже.

В споре между Востоком и Западом Гриценко был скорее на стороне последнего, за что и критиковал его русский художественный мир, хотя по его блестяще выполненным акварельным миниатюрам видно, как страстно он любил, например, дикую природу Сибири. В одном из писем он признавался, что очень любит русскую школу живописи. Но был ли он «истинно русским», одним из тех, кого имела в виду Вера Николаевна? Николай окунулся с головой во французскую культуру, страстно желая стать процветающим европейским художником.

Несмотря на художественные пристрастия Гриценко, Третьяков приобретал его работы. В 1893 году за одну из них он заплатил 300 рублей. Художник был очень рад, о чем написал из Парижа: «Милостивый Государь Павел Михайлович! Чрезвычайно благодарю Вас, что почтили меня покупкою моей картины: надеюсь, что впоследствии заслужу Ваше внимание более серьезными моими работами, чем этот простой этюд с натуры»18. Вскоре, через год после знакомства с Павлом Третьяковым, Николай Гриценко сделал предложение его дочери Любови. Сохранился документ с официальным разрешением на их брак, датируемый 21 мая 1894 года. Художнику исполнилось 38 лет, а его будущей жене — 24 года. Свадебная церемония состоялась в России 10 июня 1894 года. Венчание произошло в сельской церкви в Болшеве, возле станции Московско-Ярославской железной дороги, недалеко от которой, в деревне Куракино, с 1880 года Третьяковы снимали дачу.

После женитьбы Гриценко подает в отставку с действительной морской службы, но официально назначается художником Морского министерства. Начинается новый период в его жизни, связанный с исполнением официальных художественных заказов для министерства, а также поездками по заповедным местам России. Хотя молодые супруги живут в основном в Париже, много времени они проводят также в Москве и Куракине, где Третьяковы поощряют своего зятя писать с натуры. Гриценко кропотливо совершенствует свое мастерство. Работы, выполненные им в Куракине, художник относит к числу своих лучших. Любовь была постоянно рядом, она стала его моделью и музой. Успехи и неудачи художника, его замыслы Любовь принимает близко к сердцу. В октябре 1895 года она пишет из Парижа: «Коля работает очень усердно, не развлекается, завтракает не дома, а в кабачке… Свои вещи никому не показывает ещё…»19.

Летом 1896 года Николай Гриценко вместе с женой и ее младшей сестрой Марией отправляются на юг России. Маршрут поездки по линии Императорского русского географического общества, членом которого он был, проходил по Волге через Кострому, Нижний Новгород, Царицын и Астрахань. Затем они посетили Тифлис, Петровск, Владикавказ, Севастополь, Боржоми, Батуми и вернулись в Москву. В течение месяца они преодолели более 6000 километров на поезде, пароходе и лошадях. Во время поездки Гриценко написал много рисунков акварелью и несколько картин маслом. Работал он быстро, без последующей доработки в мастерской. Французский художественный критик Ф.Тебодо-Сиссон в предисловии к каталогу его работ писал, что «они колоритны, полны живости и изящества, порою дерзки и остры»20.

В каталоге его второй персональной выставки, состоявшейся в Париже с 15 по 31 декабря 1896 года в галерее Поля Дюран-Рюэля, указаны 83 акварели и 12 живописных полотен. Копия буклета этой выставки с указанием цен, в основном во французских франках, и с табличками «Продано» на некоторых из работ хранится в библиотеке амстердамского художественного музея «Рейксмусеум». Цены на акварели — от 60 до 600 франков, то есть от 340 до 3400 евро в нынешних ценах, а на живописные полотна — от 200 до 2000 франков, то есть от 2 360 до 11 800 евро соответственно.

В одной из французских газет по искусству автор статьи о выставке Гриценко (некто O.F.) пишет, что на ней представлена «…дюжина превосходных, мастерски исполненных живописных полотен маслом, отличающихся богатым и ярким колоритом. Но особенно акварели Гриценко свидетельствуют о том, что он является подлинным мастером… художник буквально изощряется в изображении моря во всех его ипостасях»21.

После смерти Боголюбова в 1896 году Гриценко стал главным художником Главного морского штаба. Это назначение налагало на него новые обязанности: подготовка работ для Парижского салона и давно обещанное главе Морского министерства адмиралу П.П.Тыртову написание полотна с изображением броненосного фрегата «Владимир Мономах». Одновременно Гриценко по поручению Императорского русского географического общества предпринимает несколько поездок по стране: Волга, Крым, Кавказ, Сибирь (озеро Байкал, Томск). Свыше 70 акварелей, рисунков, этюдов и набросков, посвященных сибирской тематике, из них 20 — Томску, хранятся ныне в Научно-исследовательском музее Российской Академии художеств в Санкт-Петербурге.

В 1898 году Николай и Любовь принимают решение окончательно переехать в Россию. Однако прожили они здесь недолго. Николай страдал от сильных приступов кашля, сопровождавшихся упадком физических сил, что вынудило супругов искать более теплый климат. Они возвращаются во Францию. Весной 1900 года состояние его здоровья ухудшается, что видно из полных грусти писем. Гриценко слабеет день ото дня.

С 15 апреля по 12 ноября 1900 года в Париже состоялась Всемирная выставка. Русское изобразительное искусство пользовалось на ней огромным успехом. Его представляли такие художники, как Репин, Серов, Малявин, Коровин, и целый ряд других, среди которых был и Гриценко со своими большими полотнами: «Ночь на Тихом океане», «Ипатьевский монастырь на Волге», а также серией акварелей «Порт города Дьеппа», отмеченных Бронзовой медалью.

В июне ему резко стало хуже, о чем он пишет в одном из писем к сестре жены Александре Павловне Третьяковой-Боткиной, с которой он особенно много переписывался незадолго до ухода из жизни: «Мне маловато воздуха, хочется из виллы загородной со зрительной трубой смотреть на море, хочется этого родного мне морского воздуха, о котором еще ребячья душа моя, будучи в Сибири, всегда бредила»22.

До июля 1900 года он проходит курс лечения в туберкулезном санатории в местечке Дюртоль в Центральной Франции. Затем переезжает в Ментону, где проводит остаток дней. Гриценко умер от туберкулеза 8 декабря 1900 года в возрасте 44 лет. В это же время пришло известие о том, что в качестве признания его заслуг перед Францией и роли в укреплении франко-российских дружественных связей Гриценко награждается высокой французской наградой — медалью и званием Кавалера Ордена Почетного легиона.

Николай Николаевич Гриценко похоронен на русском православном кладбище Ментоны. Его друг Михаил Ткаченко заказал надгробный памятник у художника и архитектора Василия Григорьевича Кричевского.

Гриценко никогда не видел своей дочери Марины, которая родилась уже после его смерти. Марина Николаевна Гриценко (1901–1971) воспитывалась в семье своих тети и дяди Зилоти. Ее жизнь была связана с искусством. Она постоянно работала в Оргкомитете Союза художников СССР и до самой своей кончины занимала там должность референта23.

В течение трех лет на Любовь Павловну обрушились три несчастья: уход из жизни мужа, отца и матери. После смерти мужа она задумала организовать выставку его работ в Санкт-Петербурге, о чем писала своей сестре в ноябре 1901 года: «Начинаю уже с больших картин и с других небольших полотен, которые я пошлю в Петербург теперь же»24. С помощью друзей художника — Николая Константиновича Рериха и музыканта, морского офицера Михаила Михайловича Курбанова — посмертная выставка произведений Гриценко открылась в декабре 1902 года в залах Императорского Общества поощрения художеств в Санкт-Петербурге. На ней экспонировалось большое количество полотен, акварелей, рисунков и этюдов — всего 805 работ, как указывалось в каталоге.

Событие это не прошло незамеченным. В 1902 году в письме к бывшему в то время директором Третьяковской галереи Илье Семеновичу Остроухову Илья Репин дал высокую оценку своему безвременно ушедшему коллеге: «Талантливый человек, умный, с любовью к искусству. Кладет всю свою душу, чтобы постичь современное парижское искусство. <…> Белизна красок, лиловость импрессионичества, сложность декоратора в композиции картин, размашистый мазок, веселый тон красок и т.д. — все у него есть»25. В этом же письме Репин предлагает галерее приобрести из выставленных картин 10 работ: «Русский военный катер», «В Индии», «В кочегарке», «От села Осиновки до ст. Сантахезы», «Утр заря в Нижнем», «Импер. Академия Художеств», «Печерский монастырь на Волге, близ Н.Новгорода». Галерея до этого уже приобрела три работы Гриценко: «Броненосный крейсер 1-го ранга “Aдмирал Корнилов” во время постройки в Сен-Назере, в Бретани», «Ипатьевский монастырь в Костроме», «Киновия близ Троице-Сергиевой Лавры»26. В 1903 году Любовь Гриценко дарит галерее еще четыре картины художника: «Петергофские фонтаны», «В Нижнем Новгороде», «Вид на Томск с Воскресенской горы» и «Горы Хамар-Дабан на Байкале»27.

После смерти Гриценко наследницей его художественных работ стала его дочь Марина. Однако нужда и бедствия не позволили ей сохранить в полном объеме отцовское наследие. Часть работ оказалась в плохом состоянии. Некоторые произведения погибли во время ленинградских наводнений в 1920-х годах. Оставшиеся работы Марине пришлось распределить. Лучшие из них оказались в Третьяковской галерее, где в настоящее время находятся 85 рисунков и семь полотен художника. Много работ было роздано по завещанию, немало продано. В 1948 году последнюю партию отцовского наследия выкупила у Марины Академия Художеств СССР для музея Санкт-Петербургского академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина.

Любовь Гриценко в 1903 году вышла замуж во второй раз, за знаменитого Льва Бакста, художника «Мира искусства», впоследствии создателя декораций и костюмов для Русских балетов Дягилева. У них родился сын Андрей, который тоже сделался художником театра и кино. Любовь и ее дети Марина и Андрей стали моделями для многих картин, рисунков и постеров Бакста. Но в 1910 году супруги разошлись. Лев Бакст умер в Париже в 1924 году в возрасте 58 лет, а Любовь Гриценко-Бакст скончалась четырьмя годами позже, в 1928 году, в Сан-Ремо, тоже в возрасте 58 лет.

Творческий путь Николая Гриценко был противоречив. Повторимся, его упрекали за то, что в своих художественных пристрастиях он был западником. И действительно, самый продуктивный период творческой жизни он прожил в Париже, был заворожен современным ему европейским художественным миром, в который его ввел учитель — А.П.Боголюбов. Он полюбил французскую культуру, и Франция отблагодарила почитаемого ею “Hиколя”. «Гриценко, хоть и русский, но он из наших», — писал о нем в 1896 году в парижском еженедельнике «Les Temps» французский художественный критик Франсуа Тьебо-Сиссон. Но восхищение Западом не ослепляло его. Он никогда не переставал любить свое отечество, хранил в сердце приверженность русской школе пейзажной живописи, совершенствоваться в которой поощряла его семья Третьяковых. Эту двойственность в жизни и творчестве Гриценко подметил, хотя и несколько преувеличенно, в 1902 году Илья Репин в том же письме к Остроухову: «Я мог бы написать целый трактат о том, какие жертвы понес Гриценко в своем подражании Западу. <…> И все это во многих его вещах несносно. Однако, несмотря на это, иногда этот талантливый человек, когда отказывался от поденщины на Западе, делал великолепные художественные вещи»28.

И тем не менее многие как за границей, так и на родине признают значительное художественное мастерство Николая Гриценко. Его наследие включает не только впечатляющие картины маслом, такие как станковая «Ночь на Тихом океане», но и поразительно изысканные акварельные работы, которые поражают своим разнообразием, удивительной гармонией и сочностью красок.

Катвейк-ан-Зее, Нидерланды

Перевел с английского Б.Егоров

Эта статья является частью моего более детального исследования о русских художниках-маринистах XIX века, посетивших мой родной город Катвейк-ан-Зее (Нидерланды) около 1900 года. Я хотел бы поблагодарить Схенга Скейхена за научное руководство и за критическое прочтение моей рукописи. Я также хотел бы выразить благодарность Марии Бондаревой (Научно-исследовательский музей РАХ в Санкт-Петербурге), Евгении Петровой (Государственный Русский музей), Юлию Костюченко (Музей-заповедник «Кузнецкая крепость» в г. Новокузнецк), Елене Теркель (Отдел рукописей ГТГ) и Марии Кривенко (Отдел графики ГТГ) за их помощь в ознакомлении со статьями и получении доступа к архивным материалам и графическим работам художника. Я также благодарен голландскому фонду Вильгельмины Е.Янсен за предоставление мне гранта для работы в российских архивах.

Примечания

1 По юлианскому календарю.

2 Отдел рукописей ГТГ. Ф. 125. Ед. хр. 3648.

3 Blakesley R.P., Reid S.E. Russian art and the West. A century of dialogue in painting, architecture, and the decorative arts. Northern Illinois University Press/DeKalb, 2007. [С. 21–44.] [См.: Боголюбов А.П.Записки моряка-художника. Саратов, 1996.]

4 За 10 лет проживания в Париже Н.Гриценко поменял 6 адресов: в 1887 г. он жил на Монмартре; в 1888–1890 гг. — на бульваре Клиши, 73; в 1891 г. — в квартале Сен-Жорж на ул. Фонтэн, 30; в 1892–1893 гг. — на бульваре Клиши, 11; в 1894 г. — на бульваре Гувьон Сен-Сир, 23; с 1895 по 1897 г. — на ул. Клемана Маро, 5; и с 1898 по 1900 г. — на авеню Эйлау, 35. Эти данные почерпнуты из книги П.Санчеса и Х.Сейду «Каталоги Салонов» (Эшель де Жакоб, 1999–2011).

5 Большая Советская Энциклопедия, изд. 1. Т. 19. С. 408. По информации зам. директора Государственного Русского музея Е.Петровой, в ГРМ хранятся 296 акварелей Н.Гриценко, 294 из которых были выполнены во время его евразийского путешествия в 1890–1891 гг.

6 Николаю II принадлежали картины Н.Н.Гриценко «Фрегат “Память Азова” с кормы»; «“Память Азова”. Сигнал приготовляться стать на якорь»; «Храм Tepa-Kulam-Madura, Индия»; «Съезд его высочества наследника цесаревича с фрегата “Память Азова” во Владивостоке 20/21 мая 1891 г.»; «Съезд ночью с фрегата “Память Азова” 20 мая 1891 г.»; «Вид на озеро Байкал при спуске с горы на пятой версте от станции Большереченской 22 июня 1891 г.»; «У костра на реке Шилке».

7 Посмертная выставка картин, этюдов и акварелей Николая Николаевича Гриценко. Каталог. С.-Петербург, 1902. С. 10–11. (Далее: Посмертная выставка.)

8 Отдел рукописей ГТГ. Ф. 54. Ед. хр. 3356.

9 Стотт А. Голландская утопия: Американские художники в Голландии. 1880–1914. Саванна, 2009. С. 17.

10 Голец Д., Лагутенко О., Смехнова И. Михаил Степанович Ткаченко. 1860–1916. Киев, 2010. С. 83–86.

11 Посмертная выставка. С. 9–10. Названия работ: «Сельдяной бот»; «Этюд бота»; «Бот на песке»; «Прибой»; «В отлив»; «Марина»; «Морские купанья»; «Утро»; «Дюны»; «Вечер»; «Под солнцем»; «В г. Dordrecht, Голландия»; «Русский военный катер»; «На миноносце»; «Дама с биноклем»; разные этюды.

12 Раабен Л.Н,. Кутателадзе Л.М. Александр Ильич Зилоти. 1863–1945. Воспоминания и письма. Л., 1963. С. 331.

13 Любовь Павловна Третьякова (1870–1928) — третья по старшинству из четырех дочерей П.М.Третьякова и Веры Николаевны Мамонтовой. Вера Павловна Третьякова (1866–1940) вышла замуж за Александра Ильича Зилоти в 1887 г. Александра Павловна (1867–1959) вышла замуж в 1890 г. за врача, коллекционера Сергея Сергеевича Боткина (1859–1911). Мария Павловна (1875–1952) вышла замуж за брата Сергея Боткина, моряка, врача, изобретателя, путешественника Александра Боткина (1866–1936).

14 Белоусова О.А., Ващенкова Г.Г. Из истории семьи Гриценко. Наука и образование: Материалы Всероссийской научной конференции, г. Белово, 2004.

15 Теркель Е. «Корабль мой плывет осторожно…» Николай Гриценко // Русское искусство. 2008. №1. С. 99.

16 Там же. С. 100.

17 Там же.

18 Отдел рукописей ГТГ. Ф. 1. Ед. хр. 3648.

19 Белоусова О.А., Ващенкова Г.Г. Ор. cit.

20 [Каталог]. Galeries Durand-Ruel. 2-me exposition d’aquarelles et d’etudes de N. Gritsenko / preface par Thiebault Sisson. Paris, 1896. [С. 1–15].

21 «Tableaux et aquarelles de M. Gritsenko», Chroniques des Arts et de la Curiosite 40 (19 Decembre 1896) [С. 374].

22 Теркель Е. Op. cit. С. 103.

23 Буянова Н. Дневники Марины Николаевны Гриценко. Военные будни в записях внучки П.М.Третьякова // Третьяковская галерея. 2015. № 2 (47). С. 60–65.

24 Теркель Е. Оp. cit. С. 103.

25 Репин И.Е. Письма к художникам и художественным деятелям. М.: Искусство, 1952. С. 155.

26 ГТГ. Каталог собрания. Живопись второй половины XIX века (Живопись XVIII–XX веков). Т. 4. Кн. 1. А–М. М.: Сканрус, 2001. С. 228; ГТГ. Каталог собрания. Рисунок XIX века. (Рисунок XVIII–XX веков). Т. 2. Кн. 2. Г–И. М.: Сканрус, 2013. С. 148–149.

27 ГТГ. Каталог собрания. Рисунок XIX века. (Рисунок XVIII–XX веков). Т. 2. Кн. 2. Г–И. С. 149.

28 Репин И.Е. Оp. cit. С. 155.

Н.Н.Гриценко. Фотография Ф.Опитца. Москва, 1894. ОР ГТГ

Н.Н.Гриценко. Фотография Ф.Опитца. Москва, 1894. ОР ГТГ

Н.Гриценко. Киновия близ Троице-Сергиевой лавры. До 1897 года. Бумага, акварель, белила. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. Киновия близ Троице-Сергиевой лавры. До 1897 года. Бумага, акварель, белила. Отдел графики ГТГ

Художники на пляже Катвейка. Фотография. Около 1910 года. Музей Катвейка

Художники на пляже Катвейка. Фотография. Около 1910 года. Музей Катвейка

А.Г.Горавский. Портрет художника Л.Ф.Лагорио. 1890-е годы. Холст, масло. Национальный художественный музей Республики Беларусь, Минск

А.Г.Горавский. Портрет художника Л.Ф.Лагорио. 1890-е годы. Холст, масло. Национальный художественный музей Республики Беларусь, Минск

А.П.Боголюбов. Фотография А.О.Карелина1222206

А.П.Боголюбов. Фотография А.О.Карелина1222206

Фрагмент списка лиц, прибывших на морские купания в Катвейк в 1889 году. Николай Гриценко записан под №4 как художник, прибывший из Парижа 8 июля

Фрагмент списка лиц, прибывших на морские купания в Катвейк в 1889 году. Николай Гриценко записан под №4 как художник, прибывший из Парижа 8 июля

П.Дюран-Рюэль в своей галерее в Париже. Фотография Дорнак. Около 1910 года

П.Дюран-Рюэль в своей галерее в Париже. Фотография Дорнак. Около 1910 года

Голландия. 1893. Гуашь по шелку. Музей Катвейка

Голландия. 1893. Гуашь по шелку. Музей Катвейка

Пляж в Катвейке (Голландия). 1893. Рисунок тушью. Научно-исследовательский музей Российской Академии художеств

Пляж в Катвейке (Голландия). 1893. Рисунок тушью. Научно-исследовательский музей Российской Академии художеств

Н.Н.Гриценко, П.М.Третьяков. Фотография. 1894. ОР ГТГ

Н.Н.Гриценко, П.М.Третьяков. Фотография. 1894. ОР ГТГ

Л.П.Гриценко-Бакст, М.Н.Гриценко, А.Л.Бакст. Фотография. ОР ГТГ

Л.П.Гриценко-Бакст, М.Н.Гриценко, А.Л.Бакст. Фотография. ОР ГТГ

Дочери и зятья П.М.Третьякова. Слева направо: Л.П.Гриценко, А.И.Зилоти, Н.Н.Гриценко, А.П.Боткина, В.П.Зилоти, С.С.Боткин. Фотография M.Берто. Париж, 1894. ОР ГТГ

Дочери и зятья П.М.Третьякова. Слева направо: Л.П.Гриценко, А.И.Зилоти, Н.Н.Гриценко, А.П.Боткина, В.П.Зилоти, С.С.Боткин. Фотография M.Берто. Париж, 1894. ОР ГТГ

Н.Гриценко. Спящая (Л.П.Гриценко). 1900. Бумага, акварель, графитный карандаш. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. Спящая (Л.П.Гриценко). 1900. Бумага, акварель, графитный карандаш. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. Парусник в шторм. Вторая половина 1890-х годов. Бумага, акварель, графитный карандаш. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. Парусник в шторм. Вторая половина 1890-х годов. Бумага, акварель, графитный карандаш. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. Морской берег, Канны. 1896. Бумага, акварель, графитный карандаш. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. Морской берег, Канны. 1896. Бумага, акварель, графитный карандаш. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. Дом в Толмачах с колокольней церкви Богоматери Всех Скорбящих Радость. Картон, акварель. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. Дом в Толмачах с колокольней церкви Богоматери Всех Скорбящих Радость. Картон, акварель. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. В Нижнем Новгороде. Вторая половина 1890-х годов. Бумага, акварель, графитный карандаш, белила. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. В Нижнем Новгороде. Вторая половина 1890-х годов. Бумага, акварель, графитный карандаш, белила. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. В болотах реки Клязьмы. Середина 1890-х годов. Бумага, акварель, графитный карандаш. Отдел графики ГТГ

Н.Гриценко. В болотах реки Клязьмы. Середина 1890-х годов. Бумага, акварель, графитный карандаш. Отдел графики ГТГ

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2018) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - joomla-expert.ru