Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 102 2012

Нина Геташвили

Нина Геташвили

 

РЕКВИЕМ ЛАЗАРЯ ГАДАЕВА

 

Никто из нас на земле не является истинным человеком, будучи отделен от Бога.
Марсилио Фичино

 

Cлучилось так, что Лазарь Гадаев не был на последней своей прижизненной ретроспективной выставке 2008 года в Государственной Третьяковской галерее, которую он так ждал и которая была приурочена к 70-летию скульптора. Видеозапись экспозиции и приветственных выступлений на вернисаже сын показывал ему, лежавшему на больничной койке. Тогда впервые перед широким зрителем предстал цикл масштабных рельефов, тема которого — Крестный Путь. Позже, после кончины скульптора, в выставочном зале редакции журнала «Наше наследие» в Неопалимовском был показан так называемый малый цикл, который задумывался скульптором как эскизный проект большого. И как всегда у Гадаева, эти, вроде бы подготовительные, работы, по сути, можно рассматривать как самостоятельные и самоценные композиции эпизодов Шествия на Голгофу.

«Не от мира сего» — не про Лазаря (на взгляд со стороны). В силу дарования он был восприимчив к эмпирическим, онтологическим и социальным проблемам. Интенсивность проживания им реальных обстоятельств здесь и сейчас даже заражала, но необъяснимо заставляла всех (включая посвященых/приближенных — друзей, коллег, родных) уважать дистанцию, прислушиваясь к скрытому свечению его внутреннего инобытия. Подспудно всегда ощущалась метафизическая составляющая гармоничного пребывания Л.Гадаева в нашей какофонической современности. Как и его скульптур, — несмотря на всю первозданную материальность этого вида искусства. Русский художник, осетин, мирянин — Лазарь Гадаев в параллелях переживаний повседневности и многих творческих идей (Лазарь успел увидеть выстраданный им памятник О.Мандельштаму, в Воронеже 4 сентября 2008) как будто предчувствовал боль и надежду пути на Голгофу — из монастыря святого Франциска в Лорето (США) поступил заказ на рельефные изображения Остановок Креста. Счастливый выбор художника: традиция никогда не была для Лазаря условием интеллектуальной игры, умозрения, а существовала в его умном творчестве в естественности своего чувственного бытия, укорененная этнически и нравственно, культурно и духовно. Счастливый удел художника — приобщиться «божественного заказа». И не только наработанным мастерством, интуицией, но всем своим зрелым опытом, предшествующими и настоящими размышлениями исполнить его, как творят молитву. Преждевременный уход Л.Гадаева позволяет определить 2000-е годы в его творчестве «поздним периодом». Поздний Гадаев в своих «беседах с небом» оказался в одном ряду с поздними Моцартом и Гейне, Тицианом и Матиссом…

Лазарь был готов к встрече.

Позволю самоцитирование (1998): «Теряюсь в догадках, какое мерцание событий или интуиции родило триптих “Воскрешение Лазаря”. Если материя и дух гадаевской скульптуры существуют обычно в свободном равновесии, то здесь душевный накал являет себя с такой искренней доверчивостью и простотой, такой трепетной страстью и благородным достоинством, что корявая и изысканная пластика (уникальное сочетание) видится лишь рефлексирующим проводником внутренних энергетических токов». «Воскрешение Лазаря» — 1992 года. Ему предшествовали «Мольба» и «Молящийся Христос» (1991), потом — «Тайная вечеря» (1996), «Рождество» и «Бегство в Египет» (2002), в которых библейские образы также обретали бронзовую плоть, причастную духу. Все эти «избранные мотивы» оправдывают логику незамедлительной готовности Гадаева к выполнению заказа — масштабного неземным измерениям.

Уверена, что, принимая заказ, Лазарь не усомнился в правомочности своей работы для католического ордена, вряд ли тогда его интересовали богословские проблемы конфессиональных особенностей христианства, важнее была — их общезначимость. Погрузившись в работу, он без всякого пафоса (никогда ему не свойственного) всем своим существом мог вторить словам «молитвы св. Франциска, произнесенной перед Распятием»: «Всевышний славный Боже, освети тьму моего сердца и дай мне истинную веру, ясную надежду и совершенную любовь, разумение и познание, Господи, чтобы исполнил я Твою святую и истинную волю».

«Святая воля» была исполнена художником.

Число семи остановок Креста в начальной францисканской иконографии темы Via Dolorosa постепенно увеличилось до четырнадцати, принятых и в сегодняшней теологической практике католичества. Именно под влиянием францисканцев поклонение Крестному Пути распространилось на католическом Западе. В некоторых церквах обустраивались соответствующие остановкам особые места в нефах, в иных — вне здания, на обочине дороги, к нему ведущей. Здесь устанавливались образа, предполагающие молитвенные к ним обращения паствы. Так и каждую из бронзовых композиций, предназначенных для Лорето, предполагалось разместить в скальном «теле». Совершенно очевидно, что подобная «дислокация» внутри рельефной скальной породы определила и пластику рукотворных рельефов. В их сгущенных, предельно насыщенных композициях отсутствуют поучительность и, при том что сюжеты предполагают энное количество участников, — повествовательность и мизансценическая зрелищность. Жанр «крестного цикла» Гадаева раскрывается (и это очевидно для зрителя) не в качестве иллюстраций «литературных памятников раннего христианства», он — из пространства религиозной культуры, из Священного Писания. Потребности же в реальном изобразительном пространстве Гадаев не испытывает — «обстоятельства места» вовсе не интересуют скульптора. Тем более — частности, детали. События 2000-летней давности транслируются как метаистория. При всем том, что Страстной цикл предполагает возможность выражения экстаза, персонажи здесь демонстрируют минимум жестов. И все же в «картинах» сохраняется высота энергетического градуса.

С удивлением можно обнаружить, что формы в отдельных рельефах все же не подчинены общим законам. В некоторых они резки и угловаты («Падение под тяжестью Креста», «Снятие с Креста»), в других светотеневой ритм пульсирует на округло-выпуклых массах, сохраняющих тактильную шероховатость от наращивания формы комками и пластами глины, отразившуюся в бронзе («Снятие одежд»). В композиции «Иисус умирает на Кресте» рельеф растворяется, расплавляется, не в состоянии сохранить формы. Лазарь разнил почерк, словно напоследок подсознательно желал успеть «каталогизировать» выразительные возможности своей пластики. В целом же она кажется упрощенной, наивно-гротескной, как на памятниках очень раннего средневековья, или — фольклорной пластики, образные особенности которой Гадаты Лазар (так звучит его имя по-осетински) и раньше использовал, не только изображая своих земляков, но и библейских персонажей, как бы уравнивая образы осетинских крестьян и представителей иудейского «простонародья», сделавшихся христианскими святыми. Простота эта не устало-безразличная, умозрительно-стилистичная. Более того, отметим мастерскую, как на античных метопах, изощренность компоновки, которая здесь не оставляет ощущения мучительной тесноты от неспособности распорядиться пространством, ее аскетическая насыщенность «звучит» воплощением острейшего переживания, средоточием боли.

Последний цикл рельефов Лазаря Гадаева совершен и совершенен. Он не стал религиозно-культовым, но сегодня мы с полным правом можем сказать, что эти работы остаются в поле «истории искусства как истории духа».

Рельеф «Несение Креста» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Рельеф «Несение Креста» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Фрагмент выставки Лазаря Гадаева в Государственной Третьяковской галерее. 2008

Фрагмент выставки Лазаря Гадаева в Государственной Третьяковской галерее. 2008

Эскизы к циклу рельефов «Крестный Путь». 2005. Тушь, перо

Эскизы к циклу рельефов «Крестный Путь». 2005. Тушь, перо

Эскиз к циклу рельефов «Крестный Путь». 2004. Пастель

Эскиз к циклу рельефов «Крестный Путь». 2004. Пастель

Рельеф «Встреча с матерью» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Рельеф «Встреча с матерью» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Рельеф «Обращение Иисуса Христа к дщерям иерусалимским» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Рельеф «Обращение Иисуса Христа к дщерям иерусалимским» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Рельеф «Встреча с Симоном Киринеянином и со св. Вероникой» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Рельеф «Встреча с Симоном Киринеянином и со св. Вероникой» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Рельеф «Снятие с Креста» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Рельеф «Снятие с Креста» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Суд Пилата» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Суд Пилата» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Встреча со св. Вероникой» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Встреча со св. Вероникой» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Смерть на Кресте» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Смерть на Кресте» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Фрагмент выставки Лазаря Гадаева в зале редакции журнала «Наше наследие». 2009

Фрагмент выставки Лазаря Гадаева в зале редакции журнала «Наше наследие». 2009

Эскиз к рельефу «Встреча с Симоном Киринеянином и со св. Вероникой» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Встреча с Симоном Киринеянином и со св. Вероникой» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Падение Иисуса Христа» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Падение Иисуса Христа» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Снятие с Креста» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Снятие с Креста» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Положение во гроб» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

Эскиз к рельефу «Положение во гроб» из цикла «Крестный Путь». 2004–2007. Бронза

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2018) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - joomla-expert.ru