Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 101 2012

Юрий Герчук

Юрий Герчук

 

Детские книги читать

 

1

 

 

Очередная выставка иллюстрированных книг из необозримой коллекции Михаила Сеславинского, по традиции приуроченная к книжной ярмарке non/fiction, была названа «Гирлянда из книг и картинок»и посвящена детскому чтению в дореволюционной России. Экспозицию сопровождал, а отчасти и расширял, подготовленный М.В.Сеславинским двухтомный каталог-альбом «Гирлянда из книг и картинок: детское чтение в дореволюционной России», благодаря которому многообразный материал кратковременного показа не только промелькнул перед глазами, но и останется впредь открытым для широкого с ним знакомства и изучения. А эта важно, потому что в подобном составе и объеме эти книжки никогда еще не собирались и не описывалась. В качестве эпиграфа автор альбома-каталога выбрал строки О.Мандельштама из стихотворения 1908 года:

 

Только детские книги читать,

Только детские думы лелеять…

 

Открывала выставку книга Андрея Решетникова, издателя, типографа и гравера, «Новый способ, или Новейшая азбука»…(М., 1791), щедро украшенная гравированными офортом иллюстрациями и великолепными прописями. Это очень хороший образец изящного и строгого типографского классицизма конца XVIII века, еще не несущий, впрочем, на себе каких-либо примет специально детского издания. Завершали же экспозицию нарядные «книжки-картинки» начала ХХ века, классические работы ведущих мастеров «Мира искусства» — Александра Бенуа, Ивана Билибина, Георгия Нарбута, Дмитрия Митрохина. Знаменитые книжки, прочно вошедшие в историю русского искусства, широко известные и не раз переизданные в добротных цветных репринтах, сто лет уже радующие и детей, и изощренных ценителей книжной графики.

Между достойным, многообещающим началом и таким блестящим успехом потребовалась, однако, сотня лет, чтобы сформировать строй и образ современной книги для детей — целый XIX век. Но о детских книжках этого века в России знали мы до сих пор слишком мало, да и относились к ним большей частью пренебрежительно.

Нельзя сказать, чтобы это было совсем несправедливо. Культуре иллюстрированной книги вообще не отводили у нас в позапрошлом столетии достойного места. Лишь изредка, не слишком охотно, работали в этом жанре ведущие художники страны. Создание же специального искусства для малышей, весь строй которого отвечал бы своеобразию детского восприятия, особенной психологии детства, еще только предстояло осознать как культурную и творческую задачу. По внешности детские книги еще долго не отличались от «взрослых», разве что бывало в них, но далеко не всегда, немного больше картинок, порой кое-как раскрашенных вручную. Да и их делали обычно далеко не первоклассные художники, иной раз нетвердые в рисунке, неспособные воспроизвести сложную позу, передать живое движение. Считалось, что для детей это «сойдет», они ведь «все равно не поймут»…

А в это время мир детства уже привлекал к себе внимание большой литературы, о детях глубоко писали Лев Толстой, Достоевский. Росла в обществе и потребность в детских книгах, их покупали, а следовательно, издавали все больше. Совершенствовалась техника иллюстрационной печати, ручную раскраску вытесняла цветная литография. Расширялась тематика, зарождались новые жанры. Рядом с неизбежной Азбукой, книгой явно учебной и по традиции сугубо нравоучительной (известно, что такое «азбучные истины»), появились книжки повествовательные, исторические рассказы и назидательные повести, литературная и народная сказка. На них обращала уже внимание и литературная критика, мимоходом отмечавшая иногда и достоинство картинок: «скверных» или, наоборот, «прелестных»… Между тем, даже имя художника на такой книжке редко указывалось. К его работе, значит, относились пренебрежительно. Ее просто не считали искусством.

Тем временем не признаваемая еще искусством детская иллюстрация плодилась и множилась. И незаметно приучалась воспринимать маленького зрителя не только как объект строгого воспитания и послушный адресат любых поучений, а как живое существо со своими особенными интересами, вкусами и потребностями. Училась говорить с ребенком не свысока и на присущем ему детском языке.

Вот этот-то процесс становления в России настоящей детской иллюстрации позволяет нам с редкой наглядностью проследить представленная на выставке коллекция.

 

2

 

В отличие от большинства Букварей и Азбук XVIII века, подобные же издания начала XIX столетия, как правило, украшались картинками. Обычно — в старинной технике обрезной гравюры на дереве. Картинки простенькие, однако, не лишенные обаяния. Гравюрный штрих, элементарность композиции и некоторая примитивность рисунка придают им сходство с наивными ксилографиями немецких первопечатных Библий XV века и ранних иллюстраций к басням Эзопа. Близки даже сюжеты: нередко это эпизоды из священной истории или те же самые басни, лишь пересказанные в стихах Дмитриевым или Крыловым. И в самой простоте этих сценок есть уже что-то непредвзято детское.

Особняком в этом ряду стоит «Подарок детям в память 1812-го года» (СПб.,1814), тоже азбука в картинках, подписанных рифмованными двустишиями. Но это картинки не простые, со своей историей и заметной ролью в русском искусстве и культуре. В военном 1812-м году известный скульптор Иван Теребенев, выходя из своего обычного круга условно-античных рельефов для петербургских фасадов, без устали рисовал едкие шаржи на Наполеона и его развалившуюся армию. В раскрашенных офортных оттисках они расходились по стране и положили начало профессиональной карикатуре в России. Два года спустя предприимчивый издатель скомпоновал из части этих картинок патриотическую детскую Азбуку. Они были перегравированы в малом формате гибкой линией, без теней и штриховок (а это удобно для раскраски), наклеивались на листочки картона и продавались в специальном футляре.

Концом XVIII столетия датированы и первые у нас иллюстрированные детские книги, не связанные напрямую с обучением грамоте. Впрочем, цели и у них были чрезвычайно серьезные, просветительные, и эта сухая серьезность отчетливо воплощалась в картинках.

Вот «Детская тека, или Собрание изображений с краткими описаниями древнего и нового света народов, их нравов, одежд и прочего(М., 1802), солидный альбом со множеством хорошо воспроизведенных офортом иллюстраций. Эта книга была прежде издана во Франции, где и гравировались (а возможно и печатались) таблицы рисунков. На выставке было показано уже второе русское издание.

Все, что обещано в длиннейшем заглавии, и еще многое другое, представлено в альбоме сведенным в многочисленные таблицы, педантически разобрано по темам, снабжено линейками масштабов. Тут и «дикие народы четырех стран света», и «восемь китайцев разного состояния», и римские воины, и дамы в средневековых костюмах. И всевозможные птицы, рыбы, насекомые. Все одинаково статично, как в каком-нибудь ученом труде, с уверенностью, что все на свете должно быть интересным ребенку — без всякого отбора и в сухой документальной прорисовке. Чего стоит хотя бы таблица с четырьмя десятками черепов разных четвероногих!

Между тем эта богатая книга вполне типична для своего времени. Ведь то же самое можно сказать и о «Начальном руководстве к наставлению юношества (М., 1815), также переведенном с французского. Здесь множество разномасштабных иллюстраций, предметных или сюжетных, вплотную стиснуты на обширных выкидных листах, так что рядом с Адамом и Евой в раю оказываются анатомическая таблица, гончар за работой, театральная сцена и европеец среди татуированных индейцев. Детская книга первых десятилетий XIX века вообще неотличима на глаз от не детской, и если в ее заглавии нет специальной отсылки к детству или юности, можно иной раз спорить, для кого она предназначалась.

Существенные новшества в самом способе формирования детской книжки с картинками обнаружились лишь в 1830-х и 40-х годах, когда решительно изменялись облик вообще всех русских изданий и техника их иллюстрирования. Первой ласточкой стали знаменитые «Пестрые сказки с красным словцом, собранные Иринеем Модестовичем Гомозейкою, магистром философии и членом разных ученых обществ» (СПб., 1833). В гротескной маске «магистра философии» выступал перед читателем писатель-романтик Владимир Одоевский.

И вся его книжка была ироническая, игровая, занимательная, без ужасных, скучных назиданий и совсем непривычная на вид. На сохраненной под переплетом обложке напечатана белым по синему изящная кружевная салфеточка, совсем как настоящая. Передать ее с такой достоверностью позволяла молодая техника литографии. На титульном листе торжествует многоцветная печать: почти каждая строка, а в слове «сказки» каждая буква оттиснуты разными красками. Техника этого чуда осталась секретом печатавшей книжку Экспедиции заготовления государственных бумаг, предприятия, изготовлявшего ассигнации и всякие денежные документы.

Необычны были и иллюстрации молодого художника Франца Рисса, воспроизведенные в гравюре на дереве, но уже не обрезной, а торцовой, более легкой в исполнении и позволявшей разнообразить фактуру оттиска и передавать вариации тона. На ближайшие десятилетия эта техника станет главным способом репродуцирования книжной графики. На фантастическом фронтисписе изображена лаборатория черта, подогревающего в большой реторте веселящееся светское общество. А на страницах свободно, без обрамлений, раскиданы по белому фону гротескные легкие картинки с живыми и кукольными персонажами. А сами страницы заключены в линейные рамки, придающие им уютную замкнутость.

Необычность издания была не случайной. Автор, по его словам, хотел «доказать возможность роскошных изданий в России и пустить в ход резьбу на дереве, а равно и другие политипажи — дело тогда совершенно новое»1.

Забытое теперь слово «политипаж» — типографский термин, обозначающий металлическую отливку с гравированной деревянной доски. Таким способом можно было распространять одни и те же иллюстрации по многим типографиям в разных странах. В России политипажами стали называть тогда и сами печатные картинки. В типографиях с годами накапливалось множество отработанных отливок, как и самих досок. Их применяли снова и снова. Так сделана «Великолепная русская азбука»(СПб., 1844). Стиль времени менялся. Изящная простота книг первых десятилетий века уже не нравилась. Хитроумные рамки, все новые на каждой странице, составлены из новомодных наборных орнаментов. Бесчисленные иллюстрации — сборные, отпечатаны со старых клише. Иные из них служили в какой-то другой книге инициалами (с.17). Дешевым способом достигалось, однако, впечатление необычайной щедрости и «великолепия».

Русская иллюстрированная книга середины и второй половины XIX века охотно и пристально вглядывалась в повседневную жизнь, в характеры людей, в подробности быта. Ее персонажи разыгрывали, чаще всего — с театрально-наглядными жестами, эпизоды то комические, то драматичные. Уже эти сюжетность и наглядность делали ее все более близкой детскому восприятию. А книжка, специально адресованная детям, искала уже свои собственные способы быть им интересной и понятной.

Прежде всего — в содержании. Сами дети все чаще выступают героями детских книг. С ровесниками легче ребенку вступать в чужую среду, осваиваться в незнакомой стране, в чужом времени. Вот характерные «Картины из истории детства знаменитых живописцев»(СПб., 1846).. С шестью литографиями, не слишком твердо, но старательно прорисованными (рисовал на камне В.Папе) и раскрашенными от руки акварелью. Благонравные детив старинных костюмчиках демонстрируют благожелательным взрослым свои первые успехи в искусстве и смиренно просятся к ним в ученики. Эти мальчики должны стать впоследствии знаменитыми Корреджо, Мурильо, Ватто...

Литография с ручной раскраской — характерная для середины столетия техника детской иллюстрации — позволяла соединить конкретность бытового рассказа с нарядностью. Однако типичны для времени и назидательная прилизанность неизменно примерных деток на этих картинках, а также, увы, невысокие профессиональные возможности большинства рисовальщиков.

Не частые еще примеры работы для детей известного и серьезного мастера — две книжки, иллюстрированные Рудольфом Жуковским, ироническим наблюдателем современных нравов и карикатуристом. Одна из них — историческая повесть П.Фурмана «Ближний боярин Артемон Сергеевич Матвеев»(СПб.,1848). Жуковский, погружаясь в XVII век, оставался все же бытописателем, вносил только необходимые изменения в костюмы. А вот в «Коньке-Горбунке» П.Ершова(СПб., 1861) ему пришлось изобретать художественный язык для сказочной фольклорной фантастики. Художники следующего века используют простодушную графику лубочных картинок, Жуковский же позволил неказистому, да удачливому герою Ершова взлететь на своем Горбунке над горами и долами реальной страны, над фигурными кровлями дворца в Коломенском. Умелый сатирик, он уверенно проявил человеческое поведение и характеры в пучеглазых обитателях подводного царства.

Вторая половина столетия обогатила нашу детскую книгу типографической роскошью лощеной бумаги и многокрасочной литографской печати, цветными коленкоровыми переплетами с тисненными золотом орнаментами. А динамичные иллюстрации затягивали маленького читателя в самую гущу увлекательных приключений. Все чаще оборачивалась для него новая книжка не очередным набором назидательных примеров и нравоучений, а драгоценным подарком. Детских книг теперь издавалось побольше, и они становились разнообразнее. Из пассивного объекта воспитательных воздействий ребенок понемногу превращается в маленького человека, с интересами, потребностями и вкусами которого взрослые привыкают считаться.

А все-таки обаяние живого искусства в наибольшей, на мой взгляд, степени сохранили с той поры не франтоватые сказочные принцы и нарумяненные принцессы, не приторные малыши, переряженные в боярские костюмчики популярной Елизаветой Бем, и даже не подробно и достоверно иллюстрированные тома приключений и путешествий. Иной раз оказываются привлекательнее совсем скромные деловые издания, меньше всего в свое время претендовавшие, кажется, на художественность. Такие как «Грифельные картинки для самообучения детей рисованию на грифельной доске»,изданные четырьмя выпусками издательством М.О.Вольфа (без даты).

Лаконичными белыми линиями на темно-коричневом, почти черном фоне анонимный художник обрисовал, едва ли не вычертил, всевозможные предметы и фигуры. Расположил он их весьма экономно, чтобы не потерять зря ни кусочка площади листа, и не заботился о единстве масштаба. Казалось бы, какая уж тут может быть композиция? Но все развороты выстроены ясно и строго, ни одну вещь не захочется сдвинуть с отведенного ей места. И пусть это всего лишь образцы для собственного детского творчества, но заданы они с непреложностью каллиграфически выведенных букв в хороших прописях. Отчетливо, почти схематично, но без утраты конкретности. Поэтому есть в них строгая красота целесообразности, какую будут уже сознательно культивировать иные творческие течения следующего века.

 

3

 

На самом рубеже нового ХХ века произошел в детской книге удивительный переворот. Она вдруг показала себя не Золушкой, не боковой и служебной веткой «большой» русской культуры, а одним из центров концентрации самых свежих художественных сил, той областью, где творились новые формы и разрешались важные задачи активного поколения художников.

В 1899 году вышло в свет необычное издание «Песни о вещем Олеге», великолепно напечатанное Экспедицией заготовления государственных бумаг, в виде сложенного гармошкой длинного листа. Многоцветные иллюстрации и стилизованные в духе древнерусских рукописей украшения книги выполнил уже знаменитый Виктор Васнецов, а текст нарядным, тоже стилизованным, крупным почерком написал тридцатилетний Виктор Замирайло. Это была своеобразная книга-памятник к столетию со дня рождения Пушкина. Через несколько лет оттуда же выходили серии русских сказок, а за ними и былин, иллюстрированные и украшенные Иваном Билибиным, в свою очередь искавшим пути возрождения в новой книге древнерусской художественной традиции.

Это были уже настоящие книжки-картинки, тоненькие при большом формате, где цвет, рисунки, орнаменты значили ничуть не меньше, чем текст, впервые принося с собой в детскую дух и строй большого искусства. Декоративная изысканность модного тогда стиля модерн, умеряемая, однако, более строгим вкусом соперничающей с ним неоклассики, сформировала в предреволюционной книжке-картинке высочайшие образцы книжного мастерства художников «Мира искусства», выпускавшиеся, в основном, московским издательством Кнебель.

Разумеется, они украшали выставку, но не были забыты и прежде. Зато экспозиция очень наглядно показала широту их влияния на детскую книгу начала ХХ века. Пусть с меньшим блеском, художественные принципы мастеров этого круга проступают в работах многочисленных, и в большинстве совсем забытых художников. Иные из них, далеко не лишенные таланта, заслуживали бы и памяти, и изучения.

 

 

1 Одоевский В.Ф. Соч. Ч. 3. СПб., 1844. С.189.

 

Иллюстрация из книги «И.А.Крылов. Басни в IX книгах» (СПб., Типография Э.Веймера,1856). Рисунок Н.Ульянова

Иллюстрация из книги «И.А.Крылов. Басни в IX книгах» (СПб., Типография Э.Веймера,1856). Рисунок Н.Ульянова

Разворот книги «Великолепная русская азбука. Подарок для добрых детей. №1» (СПб., Ст.Гуро, 1844). Рисунки В.Тимма (?)

Разворот книги «Великолепная русская азбука. Подарок для добрых детей. №1» (СПб., Ст.Гуро, 1844). Рисунки В.Тимма (?)

Титульный лист книги «Великолепная русская азбука. Подарок для добрых детей. №1» (СПб., Ст.Гуро, 1844). Рисунок В.Тимма (?)

Титульный лист книги «Великолепная русская азбука. Подарок для добрых детей. №1» (СПб., Ст.Гуро, 1844). Рисунок В.Тимма (?)

Разворот книги «Новый способ, или Новейшая азбука… собранная А.Решетниковым. Класс первый» (М., Университетская типография В.Окорокова, 1791). Илл. в технике гравюры на меди

Разворот книги «Новый способ, или Новейшая азбука… собранная А.Решетниковым. Класс первый» (М., Университетская типография В.Окорокова, 1791). Илл. в технике гравюры на меди

Фронтиспис книги «Новый способ, или Новейшая азбука… собранная А.Решетниковым. Класс первый» (М., Университетская типография В.Окорокова, 1791). Илл. в технике гравюры на меди

Фронтиспис книги «Новый способ, или Новейшая азбука… собранная А.Решетниковым. Класс первый» (М., Университетская типография В.Окорокова, 1791). Илл. в технике гравюры на меди

Разворот книги «Картина Вселенной, или Краткое описание обитающих на земном шаре народов, их нравов, обычаев, одеяний, веры, правления и проч. …» (Пер. с французского. М., Типография Августа Семена, 1822)

Разворот книги «Картина Вселенной, или Краткое описание обитающих на земном шаре народов, их нравов, обычаев, одеяний, веры, правления и проч. …» (Пер. с французского. М., Типография Августа Семена, 1822)

Фронтиспис книги «Картины из истории детства знаменитых живописцев» (Пер. с французского. СПб., Типография Фишера, 1846)

Фронтиспис книги «Картины из истории детства знаменитых живописцев» (Пер. с французского. СПб., Типография Фишера, 1846)

Новейшая русская азбука (М., М.Дмитриев, 1856)

Новейшая русская азбука (М., М.Дмитриев, 1856)

Титульный разворот книги «Д.Экин, А.Л.Барбольд. Семейные вечера, или Собрание полезных и приятных рассказов для юношества» (Пер. с английского. СПб., Типография Департамента внешней торговли, 1833). Рисунок на фронтисписе А.Брюллова

Титульный разворот книги «Д.Экин, А.Л.Барбольд. Семейные вечера, или Собрание полезных и приятных рассказов для юношества» (Пер. с английского. СПб., Типография Департамента внешней торговли, 1833). Рисунок на фронтисписе А.Брюллова

А.С.Пушкин. Сказка о царе Салтане (М., Т-во И.Д.Сытина, 1913). Рисунки П.Курдюмова

А.С.Пушкин. Сказка о царе Салтане (М., Т-во И.Д.Сытина, 1913). Рисунки П.Курдюмова

Титульный лист книги «А.С.Пушкин. Сказка о царе Салтане» (М., Т-во И.Д.Сытина, 1913). Рисунки П.Курдюмова

Титульный лист книги «А.С.Пушкин. Сказка о царе Салтане» (М., Т-во И.Д.Сытина, 1913). Рисунки П.Курдюмова

Г.Х.Андерсен. Прыгун (М., Изд-во И.Кнебеля, 1913). Рисунки Егора Нарбута

Г.Х.Андерсен. Прыгун (М., Изд-во И.Кнебеля, 1913). Рисунки Егора Нарбута

Синдбад-мореход (М., Изд-во И.Кнебеля, 1914). Рисунки А.Глаголевой

Синдбад-мореход (М., Изд-во И.Кнебеля, 1914). Рисунки А.Глаголевой

В.А.Жуковский. Спящая царевна. Сказка. (М., Т-во И.Д.Сытина, 1919). Рисунки П.Курдюмова

В.А.Жуковский. Спящая царевна. Сказка. (М., Т-во И.Д.Сытина, 1919). Рисунки П.Курдюмова

Разворот книги «Ф.Экардт. Физика в картинах». (СПб., М., Т-во М.О.Вольфа, 1885)

Разворот книги «Ф.Экардт. Физика в картинах». (СПб., М., Т-во М.О.Вольфа, 1885)

Ф.Экардт. Физика в картинах (СПб., М., Т-во М.О.Вольф, 1885)

Ф.Экардт. Физика в картинах (СПб., М., Т-во М.О.Вольф, 1885)

Новая квартира. Альбом для вырезывания и расклеивания (М., Т-во И.Д.Сытина, 1912)

Новая квартира. Альбом для вырезывания и расклеивания (М., Т-во И.Д.Сытина, 1912)

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2018) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - joomla-expert.ru