Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 92 2009

Любовь Савинская

 

На рубеже двух миров

Забытый коллекционер Николай Борисович Юсупов Младший

 

Его имя не найдешь в словарях русских коллекционеров среди множества собирателей второй половины XIX столетия1. В энциклопедическом словаре "Собиратели и хранители прекрасного" о нем лишь кратко и не очень верно сообщается, что "собирал западноевропейское искусство и портретные миниатюры, книги, включая старопечатные, другие виды изобразительного искусства"2. Тем не менее он был незаурядной личностью и создал одну из интереснейших коллекций произведений искусства в России, которая выдерживает самое строгое сравнение со знаменитыми собраниями его современников: Н.А.Кушелева-Безбородко, С.М.Третьякова, А.П.Боголюбова. Речь идет о князе Николае Борисовиче Юсупове Младшем (1827–1891).

Он был единственным сыном князя Бориса Николаевича Юсупова (1794–1849) и его второй супруги Зинаиды Ивановны, урожденной Нарышкиной (1810–1893). Назвали его в честь знаменитого деда, Николая Борисовича Юсупова Старшего (1750–1831), основателя крупнейшего в России частного художественного собрания3. Восприемником при крещении младенца стал император Николай I4. Николай Младший — последний в мужской линии рода князей Юсуповых. Скончался он на два года раньше своей матери, Зинаиды Ивановны, во втором браке графини де Шово, также активно занимавшейся собиранием картин, фарфора и других предметов художественного убранства для украшения своих особняков в Петербурге и Париже.

Князь Юсупов принадлежал к поколению людей середины XIX столетия, по образному выражению В.Ф.Одоевского, поставленному "на рубеже двух миров, протекшего и будущего". Среди них было немало выдающихся личностей и знаменитых коллекционеров. Алексей Петрович Боголюбов был старше Юсупова на 3 года, Николай Александрович Кушелев-Безбородко и Сергей Михайлович Третьяков моложе его на 7 лет. Ф.Ф.Юсупов вспоминал о своем деде как о человеке "значительном и с оригинальным характером"5.

В детстве Николая Борисовича учили музыке и рисованию, в чем он достиг несомненных успехов. В 1840-е годы им выполнены две копии со своего живописного портрета, написанного английской художницей Кристиной Робертсон6. Одна из таких копий сохранилась в Музее-усадьбе "Архангельское"7. Молодой любитель исполнил копию смело, грамотно, в собственной живописной манере. Среди картин, написанных Николаем Борисовичем, в описях юсуповского собрания упоминаются еще два портрета: полковника А.Д.Ольшевского и П.Н.Волкова8.

С детства в доме родителей он слышал лучших исполнителей и лучшие музыкальные произведения. Театр юсуповского дома был одним из музыкальных центров столицы. 1 февраля 1836 года здесь прошло первое исполнение одного из действий оперы М.И.Глинки "Жизнь за царя". Юсуповским оркестром дирижировали А.Даргомыжский, Л.Минкус, Э.Направник, здесь исполняли свои произведения Ф.Лист, Ф.Шопен, Г.Берлиоз, пели П.Виардо, Ф.Шаляпин, Л.Собинов. Особенно увлеченно Николай Борисович занимался музыкой. Он был учеником бельгийского скрипача и композитора Анри Франсуа Жозефа Вьётана (1820–1881), с которым у князя сложились близкие, дружеские отношения. В одном из писем к Юсупову Вьётан вспоминал: "Ничто, поверьте мне, не изгладит из моей памяти наши великолепные дружеские вечера, проведенные в Вашем дворце на Мойке, в углу у камина (Вы со скрипкой в руках, я у фортепиано), где текли быстрые и счастливые часы"9.

Николай воспитывался в атмосфере любви и уважения родителей, и хотя длительные поездки часто разлучали их с сыном, письма сохранили те добрые чувства и наставления, которые они стремились передать своему наследнику. "Оставайтесь всегда, мой дорогой друг, благородным человеком, свято выполняйте свои обязанности. Будьте человеком, поведение которого и вся деятельность могли бы приводить только к хорошему — и Вы будете утешением и гордостью родителей. <…> На первых порах, кроме меня и Вашей матушки, которые пекутся только о Вашем счастье, пусть скрипка и кисть станут Вашими друзьями — эти не предадут"10.

Человек художественно одаренный, Николай Борисович все же не связал свою карьеру с искусством. В 1850 году он окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета со степенью кандидата права. Еще студентом в том же году, в память об умершем отце, учредил две стипендии для беднейших студентов Петербургского университета по русской словесности и русской истории11. Поступив на государственную службу, был причислен к Собственной Его Величества канцелярии в чине коллежского секретаря.

В начале 1852 года начался бурный роман князя Николая Юсупова с графиней Татьяной Александровной Рибопьер (1828–1879). Ее отец Александр Иванович Рибопьер (1783–1865) был видным дипломатом, русским послом в Константинополе и Берлине, действительным тайным советником, членом Государственного Совета и в 1856 году был возведен Александром II в графское достоинство. Мать — Екатерина Потемкина — дочь Татьяны Васильевны Энгельгардт от ее первого брака с Михаилом Потемкиным, вторым супругом ее был Николай Борисович Юсупов Старший. Таким образом, молодые люди состояли в близком родстве. Отец князя Николая и мать графини Татьяны приходились друг другу единоутробными братом и сестрой. Брак этот, по законам православной церкви, не мог быть дозволен.

"До сведения Николая I дошло, что князь хочет похитить свою возлюбленную и жениться на ней тайно. Чтобы предотвратить это, в марте 1852 года государь распорядился арестовать его и немедленно отправить на службу в Тифлис. Князь был откомандирован в канцелярию кавказского наместника, а в следующем году назначен состоять при рижском генерал-губернаторе"12. Основные этапы служебной карьеры князя Юсупова изложены в его записке "Краткие описания моей службы и мои впечатления"13.

В 1854 году Николай Борисович получил отпуск и провел несколько месяцев за границей, посетив Австрию, Германию, Францию, Италию, Голландию и Бельгию. Когда началась Крымская война, он, находясь в Вене, на свои средства вооружил два пехотных батальона, за что был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени и удостоен звания камер-юнкера. Об этом факте князь отметил в своем "Кратком описании": "Этот рескрипт (о награждении. — Л.С.) меня тронул, но ранг камер-юнкера я воспринял как оскорбление"14. Низший чин в штате Двора он считал недостойным потомка старинного знатного рода, оказывавшего двору большие услуги. Время, свободное от службы, он посвящал интересующим его занятиям музыкой, посещал картинные галереи и мастерские художников. "Устав от бродячей жизни", Юсупов решил поступить на дипломатическую службу, и был причислен к русской миссии в Баварии, где провел полтора года.

В 1855 году скончался Николай I. В июне 1856 года князь Юсупов вернулся в Россию, чтобы исполнить должность церемониймейстера при коронации Александра II, как когда-то его дед при коронациях Павла I, Александра I и Николая I. В том же году Николай Борисович тайно обвенчался с графиней Татьяной Рибопьер и с радостью принял предложение продолжить дипломатическую службу в посольстве в Париже. Министром иностранных дел князем А.М.Горчаковым ему были даны особые наставления: "Не забудьте, <…> что я ожидаю от Князя Юсупова представительства, достойного его имени. Я надеюсь, — говорил он, улыбаясь, — что приемы будут безупречны и что Вы дадите парижанам пример поведения русского вельможи, да и парижанкам, которые между прочим, тонкие знатоки всего, что имеет отношение к великолепию"15.

В Париже Николай Борисович снял один из самых красивых особняков и прославился обедами и собраниями, которые удостаивала своим посещением элита общества. Официальные лица, французский двор и сам император Наполеон III демонстрировали по отношению к нему благожелательность. Именно такой образ жизни стал причиной появления недоброжелателей и вражды к нему со стороны посла и служащих посольства. В 1858 году князь оставил дипломатическую службу и вернулся в Петербург. Несколько лет, проведенных в Европе, оказались решающими в формировании у Юсупова интереса к последним достижениям технического прогресса и вкуса к современному искусству, в том числе к живописи.

На незаконность брака четы Юсуповых, вероятно, закрыли бы глаза, хотя это не было секретом для светского общества. Однако, как только они вернулись в Россию, нашелся доносчик (священник Чинцов), сообщивший о совершенном беззаконии высшим духовным властям. Делу в Святейшем Синоде не был дан ход лишь благодаря личному вмешательству императора Александра II, повелевшего оставить супругов в браке "без разлучения"16. Вскоре Николай Борисович смог проявить свою преданность и благодарность императору, устроив в его честь прием в знаменитой юсуповской подмосковной усадьбе Архангельское. Для оформления залов усадебного дворца из Петербурга была перевезена часть картин и предметов убранства. О том, как выглядела усадьба в августе 1860 года во время празднества, свидетельствуют работы художника А.Федотова "Александр II на прогулке в Архангельском" и "Виньетка в память иллюминации в усадьбе Архангельское во время пребывания императора Александра II"17. Традиционно это событие было увековечено установкой в парке усадьбы памятной колонны в честь Александра II.

Обосновавшись в России, Юсупов в 1862 году занял вакантное место помощника директора Императорской Публичной библиотеки, для которой издал на свои средства в том же году каталог русских книг. Оставаясь в этой должности до 1868 года, он регулярно жертвовал средства на нужды библиотеки. Благотворительность была его нравственной потребностью и нашла естественное продолжение в его государственной службе. В 1875 году князь был пожалован в почетные опекуны Опекунского совета учреждений императрицы Марии Федоровны. Он состоял членом Попечительского совета заведений общественного призрения в Санкт-Петербурге, почетным членом Общества Красного Креста, в 1887 году был назначен управляющим Санкт-Петербургским училищем глухонемых.

Николай Юсупов Младший увлекался всем новым, что появлялось в художественной жизни, постоянно находился в окружении известных артистов, певцов, композиторов, музыкантов-исполнителей, художников. "Дед страстно любил искусство и всю жизнь покровительствовал художникам", — отмечал Феликс Юсупов18. Свидетельством его широкого круга общения в художественной среде стала коллекция автографов, а также литографий и фотографий с автографами деятелей литературы и искусства. На них запечатлены многие из тех, кто волновал сердца и умы европейцев середины XIX столетия: польские музыканты братья Г. и И. Винявские, скрипачи К.Л. де Берье и Ш.Берио, посетивший Россию по приглашению князя, певица Полина Виардо и композитор И.Гауман. Письма зарубежных музыкантов Г.Берлиоза, Ф.Листа, Ш.Берио, А.Вьётана, Ф.Серве, Ж.Галеви, Ю.Шульгофа и многих других, с которыми князь поддерживал дружеские отношения, составили значительную коллекцию автографов19.

Дворец на Мойке стал наполняться музыкальными инструментами. Появились рояли немецких и французских фирм, пианино, арфа, пианолы и более современные фисгармонии и механические органы. Основную ценность представляла небольшая (около 20 инструментов) коллекция скрипок европейских мастеров XVI–XIX веков. В ее описи встречаются имена выдающихся мастеров — Амати, Гварнери, Страдивари20.

Юсупов сам достаточно серьезно и профессионально занимался музыкой, писал пьесы для скрипки, фортепьяно, вокальные сочинения, он автор не менее двадцати пяти крупных музыкальных произведений, которые издавались в России и за рубежом. Широко известны были его "Песнь любви", вдохновленная стихами Ламартина; "L’Andante religioso", посвященное его учителю и другу Вьётану; Симфонический концерт, посвященный королю Максимилиану II Баварскому, который удостоил князя диплома члена Филармонической Академии Болоньи. В 1856 году в Мюнхене им было издано также "Эссе об истории скрипки", посвященное бельгийскому музыканту Ш.О. де Берио21. В 1862 году в Париже вышла его книга "История музыки в России. 1-я часть — Церковная музыка". Книга пользовалась большой популярностью. Князь был избран почетным членом Римской музыкальной академии и Парижской консерватории. Собранные Николаем Борисовичем нотные издания и рукописные ноты, вместе с нотами, сохранявшимися в семье еще с XVIII столетия, составили значительную коллекцию. Часть ее, состоящая из трехсот томов-конвалютов, хранится сейчас в Российской национальной библиотеке в Петербурге22, в том числе пьесы Николая Борисовича и отдельный том с пьесами Шарля Огюста де Берио, с дарственной надписью композитора Юсупову. Именно как музыкант, за роялем, среди нот, изображен Николай Борисович Младший на портрете итальянского живописца В.Петрочелли, написанном во время путешествия по Италии в 1854 году23.

В формировании интереса к изобразительному искусству большую роль сыграла мать княгиня Зинаида Ивановна. Она сохранила и передала своему сыну уже сложившиеся в семье традиции коллекционирования и налаженные десятилетиями связи с современными художниками и антикварами, ввела его в круг знаменитых мастеров, работавших при русском дворе. Постепенно начала складываться его собственная коллекция живописных произведений.

Благодаря матери Николай Борисович познакомился с Иваном Константиновичем Айвазовским и Теодором Гюденом — самыми модными пейзажистами середины века. Находящиеся в архиве (РГАДА) письма Гюдена к Юсуповым могут стать предметом отдельного исследования. Судя по сохранившемуся в семейном архиве письму художника, князь неоднократно встречался с И.К.Айвазовским. В 1851 году в Москве купил две его картины: "Утро. Вид моря" и "Вечер. Вид моря"24. В письме, отправленном Айвазовским из Петербурга Юсупову, художник пишет: "Когда Вы проезжали через Феодосию, Вы изъявили желание приобрести по случаю три мои картины, виды Одессы, Ялты и Феодосии. Я привез их, чтобы закончить; на первой — восход солнца, на второй — лунное освещение, на третьей — солнечный закат, и еще я сделал четвертую к этим картинам — Вид Кавказа, Сухумская долина у моря, может она Вам понравится ? <…> Князь, окажите любезность уведомить меня ответом на сообщение о картинах, так как я останусь здесь еще на два месяца <…> Иван Айвазовский. СПетербург, 27 января 1853"25.

Три картины, виды Одессы, Ялты и Феодосии, первоначально заказанные художнику, в том же 1853 году были приобретены Николаем Борисовичем, о чем имеется донесение петербургской канцелярии: "Г-н Айвазовский доставил три картины, заказанные Вашим Сиятельством, которые приняты Г-ном Ревелем и поставлены по назначению в кабинет Вашего Сиятельства. А следующие Г-ну Айвазовскому деньги: тысяча пятьсот рублей серебром выданы под Его расписку, из Казначейства сей канцелярии 19-го Мая, и записаны в расход. 19 мая 1853 года"26.

Находясь на дипломатической службе за границей, Николай Борисович так же, как и его мать, приобретал небольшие, "кабинетные" картины старых голландских и фламандских мастеров. Иногда такие покупки делались им по заказу Зинаиды Ивановны. Например, из Парижа для княгини была привезена партия картин, где в списке перечислены имена Грёза, Ланкре, Леду, Тенирса, Терборха, Кейпа, Рейсдаля, Дроллинга, Схалькена27. Среди кратких записей о привезенных в 1853–1857 годах в Петербург картинах удалось идентифицировать две работы: "В школе" голландца Адриана ван Остаде и "Писец, чинящий перо", копия с Браувера неизвестного голландского художника XVII века, которая приписывалась при князе Исааку ван Остаде. В настоящее время обе хранятся в ГМИИ им А.С.Пушкина28.

Значительно больший интерес проявлял Юсупов к современному искусству. Это было время, когда рядом с последними отзвуками романтизма, несмотря на противостоящую академическую традицию, все уверенней набирала силу новая реалистическая живопись. С 1840-х годов законодателями моды в европейской живописи становятся Поль Деларош, Ари Шеффер, Эрнст Жан Луи Мейссонье, Хендрик Лейс, Александр Калам, Луи Галле. Посетивший на рубеже 1850–1860-х годов Петербург Теофиль Готье нашел их картины в домах любителей искусства, хотя и не очень многочисленные. По его замечанию — "манера наших художников кажется русским недостаточно законченной"29. Сейчас имена многих художников, бывших тогда кумирами любителей живописи, малоизвестны, но каждый из них занимает в истории искусства свое достойное место.

Во время дипломатической службы и путешествий по Европе Юсупов посещал мастерские скульпторов и живописцев, знакомился с комиссионерами. В Риме в 1854 году побывал в мастерских известных скульпторов, работавших по заказам Николая I и членов царской семьи, Луиджи Биенеме, ученика Торвальдсена, и немца Эмиля Вольфа. Он приобрел тогда три статуи. За 4000 франков Биенеме выполнил для него две мраморные скульптуры: "Танцующая вакханка" и "Крестьянка, плетущая венок", а Вольф продал статую, изображающую сидящую Наяду30. Все три работы в декабре 1856 года были доставлены в Петербург31.

Тогда же в Риме князь заказал жившему в Италии фламандскому живописцу Жану Батисту Лодевику Маасу (1794–1856) "жанровую картину, представляющую дары супружества, состоящую из 5-ти главных фигур в деревенской комнате, в итальянских костюмах, с двойным эффектом освещения, дневного света и лампы, по цене 2250 франков. Картина высотой 75 сантиметров, 1 метр шириной"32. Все обстоятельства оплаты и транспортировки картины из Рима в Петербург содержатся в трех письмах художника Ж.Б.Мааса к Юсупову, хранящихся в РГАДА33. Эта картина, имеющая подпись художника и дату — "Maes 1854 Roma", под названием "Чтение письма" до 1924 года находилась в музее в юсуповском дворце на Мойке, откуда была передана в Государственный музейный фонд34.

Опись картин, принадлежавших князю в конце 1850-х годов, имеющая пометки о времени их приобретения, дает возможность увидеть, насколько регулярно пополнялось собрание работами современных живописцев. Уже в 1851 году Николай Борисович владел двумя пейзажами швейцарца Александра Калама: "Ландшафт. Вид Женевского озера" и "Ландшафт. Вид Лаутербургской долины"35, чьи картины высоко ценились современниками за "изумительную верность природе" (К. Варнек). В следующем, 1852 году, как отмечено в описи — "в чужих краях", приобрел работы бельгийца Эжена Вербукховена "Ландшафт с изображением барашков и осла" и голландца Баренда Корнелиса Куккука "Ландшафт, изображающий солнце с ветром", которая может быть идентифицирована картиной из ГМИИ им. А.С.Пушкина36. В 1854 году, также за границей, купил два пейзажа француза Теодора Гюдена: "Морской вид. Утро" и "Морской вид. Вечер". Вероятно, это те парные пейзажи, имеющие подпись художника и дату — 1833, которые в настоящее время хранятся в петербургском Эрмитаже — "Морской отлив" и Риге — "Неаполитанское побережье с Везувием"37.

Накануне отъезда четы Юсуповых из Парижа самый модный портретист европейской аристократии Франц Винтерхальтер написал портрет Татьяны Александровны. С 1834 года немецкий портретист жил и работал в столице Франции, был придворным художником короля Луи Филиппа и императора Наполеона III, а также английской королевы Виктории и королевы Изабеллы Испанской. Он писал также портреты российского императорского двора и русской аристократии. В сохранившемся письме художника к княгине от 14 января 1858 года он обращается к ней с просьбой: "Прошу Вас сегодня прислать мне белое платье. Оно мне очень необходимо, чтобы ускорить работу над Вашим портретом"38. Речь идет о портрете, завершенном в 1858 году и хранящемся в Эрмитаже39. На нем княгиня изображена очаровательной красавицей, совершенно не похожей на слабую здоровьем 30-летнюю даму, проводившую большую часть времени на водах в Швейцарии, где Юсуповы имели виллу "Татьяниа" на озере Леман.

В том же году было выполнено повторение портрета в более парадном варианте. На нем княгиня Юсупова в том же белом платье, но фамильные драгоценности дополнены диадемой с гигантскими жемчужинами и бриллиантами; на заднем плане картины написан пейзаж с видом усадьбы Архангельское. Этот портрет был оформлен в роскошную резную золоченую раму и находился в юсуповском московском доме в Большом Харитоньевском переулке40. Здесь стоит вспомнить, что Николай Борисович Младший не только имел вкус к произведениям искусства, но, как пишет его внук: "Витрины его рабочего кабинета содержали солидную коллекцию табакерок, ваз горного хрусталя, наполненных драгоценными камнями, и другие дорогие безделушки. От своей бабки, княгини Татьяны, он унаследовал страсть к драгоценностям. С собой он всегда носил замшевый кошелек, наполненный неоправленными камнями, которые он любил перебирать, заставляя любоваться ими своих друзей"41.

Большое значение для юсуповской коллекции живописи имело знакомство Николая Борисовича с торговцем картинами из Гааги Винсентом Ван Гогом (дядей знаменитого позднее живописца), служившим в фирме "Гупиль и К0". В архиве Юсуповых сохранились 10 писем Ван Гога на французском языке, некоторые написаны на именных бланках с тиснением "Tableaux Modernes Vincent Van Gogh J-n." Первое из писем было отправлено из Гааги 30 октября 1859 года, последнее — 1 марта 1861 года из Парижа, в котором сообщается о реорганизации торгового дома "Гупиль и К0" и основании Ван Гогом его филиала в Гааге42. За это время князю было предложено для покупки более 70 картин. Все приобретенные произведения отправлялись из Амстердама в Петербург пароходом "Рембрандт".

Фирма Гупиля была основана в 1827 году и находилась в Париже на бульваре Монмартр. К 1864 году она стала одной из ведущих фирм, специализировавшихся на продаже произведений современных художников. Торговый дом Гупиля имел две галереи и магазин гравюр в Париже, представителей в Нью-Йорке и Гааге, а также отделения в Лондоне, Базеле и Берлине43. Трое братьев, Хендрик Винсент, Винсент и Корнелис Маринюс занимались торговлей художественными произведениями, позднее к ним присоединился племянник Теодор (Тео), младший брат художника Винсента Ван Гога. Деятельность Винсента и Тео Ван Гогов по продвижению на художественный рынок фирмою "Гупиль и К0" произведений художников XIX века ярко демонстрирует развитие художественных вкусов эпохи. Если Винсент пропагандировал и продавал картины знаменитых академистов, Ж.Л.Жерома, Л.Мейссонье, А.Канабеля, П.Делароша, то его племянник Тео (1857–1891, родившийся, когда Николаю Борисовичу Младшему было 30 лет и умерший с ним в один год) продвигал самых авангардных художников второй половины столетия: О.Домье, Э.Дега, П.Гогена, Э.Мане, К.Писсаро и, конечно, своего брата Винсента.

Благодаря посредничеству Ван Гога Юсупов регулярно получал партии картин современных художников. Винсент Ваг Гог обращал внимание князя на распродажи коллекций, проходивших в Брюсселе и Париже, предлагая произведения художников, которые были законодателями стиля и вкуса в европейской живописи середины XIX века, широко выставлялись в Салонах и высоко ценились любителями искусства. В списках произведений, предлагаемых Юсупову для покупки, самые знаменитые мастера того времени: П.Деларош, А.Шеффер, Л.Мейссонье, Х.Лейс, Р.Бонёр, А.Калам, К.Тройон, Л.Галле, А.Петтенкоффен, Р.Бракасса, Ш.Жак, Д.Блесс, Э.Фрер.

В письме от 20 декабря 1859 года к Юсупову среди прочих предлагалась для покупки картина с полукруглым завершением (tableau de l’hemicycle), проходившая на распродаже произведений П.Делароша в начале 1857 года44. Уже 12 мая 1860 года Ван Гог писал из Гааги: "Ваше сиятельство! В настоящее время я имею честь сообщить Вашей светлости, что я отправил на корабле “Рембрандт”, вышедшем из Амстердама 7-го, ящик, содержащий 6 картин с аукциона Бекелера, плюс две маленькие картины Фишеля"45. Список картин, составленный 6 мая 1860 года, состоящий из произведений, купленных на аукционе собрания ван Бекелера в Брюсселе 11-13 августа 1860 года, открывает картина Поля Делароша "Бегство в Египет": № 102 — Paul Delaroche "Fuite en Egipte" — 3500 frs46. В 1924 году эта картина поступила в ГМИИ им. А.С.Пушкина. Приведенные документы развеивают сомнения о миграции картины, высказанные И.А.Кузнецовой в каталоге французской живописи ГМИИ 1982 года47. Как считает Е.Б.Шарнова, эта картина идентифицируется с "Бегством в Египет", которое приводит А.Делаборд в книге, написанной в 1858 году, сразу же после распродажи собрания Делароша 1857 года. Делаборд упоминает разработанный эскиз (холст, масло. 54ч38), написанный в 1853 году, который был куплен за 1750 франков ван Бекелером из Брюсселя48.

Тогда же из собрания ван Бекелера для Юсупова были приобретены: "Медора" А.Шеффера, "Любитель картин" Ж.Б.Фовле, "Женщина, звонящая в колокольчик" Л.Робера, "Эффект света" П. ван Схенделя, "Кермеса" Х.Лейса.

10 июля 1860 года Юсупову из Амстердама отправляется еще 6 картин. Среди них: "Мужчина, читающий у окна" Л.Мейссонье за 4500 франков, "Мастерская художника" В.Ж.Шаве за 1600 франков, "Музицирование" Д.Блеса за 1100 франков, "Обоз раненых" А.Петтенкоффена за 5500 франков. В конце сделана приписка о картине австрийского живописца Августа Петтенкоффена: "Шедевр художника, который я рекомендую, проверив с пристрастием. Я отбил ее с большим трудом у одного любителя, и есть еще лучше у другого в Париже — “Завербованные на войну”, за нее просят 8000 франков. В.Г."49.

Ван Гог рекомендовал князю работы барбизонцев, К.Тройона и Н.В.Диаза де ла Пеньи, пейзажи уже известного ему А.Калама. Влияние, оказываемое умелым комиссионером, приносило свои плоды. Юсупов приобрел, вероятно, именно у Ван Гога единственную в семейном собрании картину К.Тройона "Коровы на лугу". В списке Ван Гога она имеет название: "Тройон. Корова стоящая и другая лежащая в поле на опушке леса, великолепный колорит, размер — 37ч44 — 3000 фр."50. В 1924 году эта картина была передана из дворца в Петрограде в московский Музей изящных искусств, откуда в 1933 году поступила в Саратовский художественный музей51.

Благодаря Николаю Борисовичу Младшему собрание пополнилось ранним полотном Розы Бонёр "Стадо на поляне"52, двумя картинами Диаза де ла Пеньи "Нимфа и два амура" и "Купальщицы"53, а также "Выходом из замка на соколиную охоту" Э.Л.Изабе54 и "Пейзажем с озером" К.Коро55.

Картины современных художников Николай Борисович Младший собирал на протяжении всей жизни. Для юсуповской галереи становилось традиционным, что каждый художник в ней часто бывал представлен не одной, а несколькими работами. Ван Гог продал князю шесть пейзажей француженки Розы Бонёр, четыре жанровые картины австрийца А.К.Петтенкоффена, две работы французского анималиста Ш.Э.Жака. К началу ХХ века в собрании находилось (только во дворце на Мойке) 10 работ Мейссонье, среди них "Чтение письма", "Юноша с книгой"56. "В галерее Н.А.Кушелева-Безбородко было три Мейссонье"57. Картины этого художника являлись не просто показателем вкуса собирателя, но и его финансовых возможностей. В середине XIX столетия маленькие картины Мейссонье, написанные обычно на досках или медных пластинках и стилизованные под жанровые сцены XVII–XVIII веков, необычайно высоко ценились. "Хотя размер картин и очень мал, — писал Теофиль Готье, — но место, занимаемое им в ряду знаменитейших современных жанристов, очень значительно <…> произведениями Мейссонье дорожат до такой степени, что они покупаются чуть ли не на вес золота"58. Ван Гог предлагал Юсупову картины Мейссонье по цене от 4,5 до 8 тысяч франков.

Состоявшаяся в Академии художеств в 1861 году выставка картин показала, насколько широко была представлена современная европейская живопись в русских частных коллекциях. Посетивший ее признанный знаток, директор Картинной галереи Берлинского музея Густав Фридрих Ваген отмечал: "Едва ли видел я так много произведений Делароша, Ари Шеффера, Мейссонье, Галле, Лейса, Калама, и др., собранных в одном месте, как здесь"59. На выставке было 30 работ из собрания Николая Александровича Кушелева-Безбородко. Он собирал свою галерею в те же годы, что и Юсупов. Несомненно, оба следовали общепринятым официальным вкусам, выбирая произведения настоящих законодателей моды в европейской живописи середины века. В Кушелевской галерее встречаются те же имена художников, о которых шла речь выше. Однако следует отметить, что у Кушелева-Безбородко были представлены не только значительные произведения художников французской и бельгийской школ, такие как "Кромвель перед гробом Карла I" П.Делароша, "Дуэль после маскарада" Ж.Л.Жерома, "Возвращение стада" К.Тройона, "Возвращение с прогулки", "Караульня" Х.Лейса (все — Гос. Эрмитаж), но и ведущие мастера немецкой школы: А. Ахенбах "Приближение грозы", "Вечерний пейзаж", Э.Мейерхейм "Выговор", Л.Кнаус "Пожар на ферме", Б.Вотье "Школа рукоделия". У Юсупова немецких картин было немного. Это отдельные произведения, заинтересовавшие владельца в какой-то момент именем их автора. Например, картина Фридриха Эдуарда Мейерхейма "Брауншвейгское семейство, идущее в церковь" является авторским повторением широко известного полотна 1850 года, исполненным после успеха картины на Всемирной выставке в Париже в 1855 году60. Вероятно, князь руководствовался таким же принципом, выбирая полотна самого знаменитого пейзажиста баварского двора середины XIX столетия Карла Ротмана, "Пейзаж Авлиды" и "Пейзаж на Корфу"61.

Юсуповские картины тогда вполне могли составить конкуренцию Кушелевской галерее. Однако следует отметить, что на этой выставке юсуповское собрание было представлено лишь тремя живописными произведениями: "Марс и Венера" с традиционной атрибуцией Антонису Ван Дейку (ГМУ "Архангельское"), упомянутым портретом Т.А.Юсуповой работы Ф.К.Винтерхальтера от Н.Б.Юсупова Младшего и "Портретом З.И.Юсуповой" ученика П. Делароша Эдуарда Дюбюфа (1820–1883) от самой княгини-матери62.

В 1860 году Кушелев-Безбородко завещал свое собрание петербургской Академии художеств и в 1861-м был избран ее почетным членом. С 1862 года его картины поступили в Академию для создания галереи, постоянно открытой для художников и публики63. Представленные в ней произведения сыграли важную роль в развитии эстетических вкусов общества и воспитании художников. Коллекция Кушелева-Безбородко не просто по количеству и качеству произведений современных школ превосходила другие русские собрания, но владелец сумел ею распорядиться как настоящий коллекционер и истинный патриот. Совершенно по иному относился к своему собранию Юсупов. Даже частичная его реконструкция позволяет говорить, что к началу 1860-х годов он имел значительную коллекцию современной живописи, однако она оставалась совершенно неизвестной и владелец не стремился сделать ее доступной зрителям. Находясь в Петербурге в юсуповском дворце на Мойке, это собрание не оставило заметного следа в художественной жизни того времени.

Коллекции младших современников Юсупова, С.М.Третьякова64 и А.П.Боголюбова65, начали формироваться позднее, в 1870-е годы, имея уже в качестве образца Кушелевскую галерею и новую ситуацию на художественном рынке Европы. В них большее место отводится французским пейзажистам барбизонской школы и мастерам реалистического жанра.

Профессиональный живописец, профессор Петербургской Академии художеств и член ее Совета, А.П.Боголюбов к тому же выступал в роли эксперта-знатока и комиссионера, в том числе для Александра III и С.М.Третьякова. По рекомендациям Боголюбова для Александра III в 1870–1880 годы приобретались картины Мейссонье, Жерома, Диаза де ла Пеньи, Добиньи, Галле, Декана, Тройона, Детайля, Лоранса, Изабе, Шаплена, а также произведения новых кумиров — Даньяна-Бувре, Каролюса-Дюрана. Коллекция императора Александра III, насчитывавшая более 50 картин французских живописцев, создавалась как личное собрание, в общем русле художественного вкуса своего времени, утратив свойственные ранее императорскому собирательству качества образцовости для других частных коллекций66. Абсолютно личный, исключающий всякую публичную демонстрацию характер собрания роднит коллекции Александра III и князя Н.Б.Юсупова.

Собрание С.М.Третьякова, значительно уступавшее по количеству произведений Кушелевской галерее, тем не менее оказывало значительное влияние на художественную жизнь Москвы и московских художников. В.Д.Поленов "посылал своих учеников смотреть французов и испанцев к С.М.Третьякову на Пречистенском бульваре"67. После смерти С.М.Третьякова в 1892 году его собрание по завещанию было присоединено к коллекции его брата Павла Михайловича и вместе с ним передано в дар городу Москве.

Коллекция А.П.Боголюбова также стала музейным собранием. На ее основе в 1885 году он открыл у себя на родине в Саратове музей. Боголюбовская коллекция была универсальной, тяготевшей по своему типу к традиционным дворянским собраниям прошлого века. Кроме живописи, скульптуры, рисунков и гравюр, в нем находились изделия из фарфора, стекла, золота и серебра, французские и фламандские гобелены XVI–XVIII веков, художественная бронза и мебель, предметы старинного вооружения и нумизматики, имелись историко-археологические и этнографические предметы.

Живописная часть коллекции состояла из работ русских и европейских художников XIX века. Подолгу находясь за границей, в Германии, Италии, Франции, где Боголюбов был наставником пенсионеров Академии в Париже, он лично общался со многими известными европейскими живописцами: занимался в мастерской Андреаса Ахенбаха в Дюссельдорфе, в Париже познакомился с Коро, Руссо, Тройоном, Добиньи, Зиемом, Диазом де ла Пеньи. Многие картины в его собрании были подарками художников или получены в обмен на собственные произведения. Его собрание формировалось как коллекция художника, в нем много этюдов, набросков, художественных свидетельств жизни русской колонии в Париже в 1870-е годы.

В юсуповском собрании картины современных художников также соседствовали с произведениями разных эпох, видов и жанров искусства, но в силу закрытости семейной галереи были доступны лишь узкому кругу великосветской знати, имели статус домашнего собрания, что и предопределило его дальнейшую судьбу — коллекция Н.Б.Юсупова Младшего, как отдельное собрание, оставалась практически неизвестной.

Состав переходящих по наследству коллекций, чаще всего дворянских, представлял обычно напластование различных собраний, создававшихся несколькими поколениями. Кроме собственного собрания князь Николай Борисович Юсупов Младший являлся также наследником обширной родовой коллекции. В середине 1850-х годов он становится хозяином петербургского дворца на Мойке. Его мать З.И.Юсупова располагается в собственном новом особняке на Литейном проспекте, построенном в 1852–1858 годах архитектором Л.Л.Бонштедтом. Князь предпринимает реконструкцию интерьеров дворца на Мойке в соответствии со вкусами нового времени. Архитектура середины столетия переживала расцвет историзма, направленного на создание имитации исторической среды разных стран и эпох. Фантазии владельца талантливо воплотил в ансамбль интерьеров разных стилей и эпох самый модный петербургский архитектор того времени Ипполит Антонович Монигетти (1819–1878). Вместе с ним над оформлением интерьеров работали архитектор Карл Руска, скульпторы Д.И.Йенсен и Ф.Ботта, художник О.Руйи, лепщики Дылевы68.

Переделке подвергся ряд комнат первого этажа. Князь руководил работами, диктуя свои требования архитектору в виде планов и инструкций, отправляемых из Парижа: "... во дворце должны быть не только гостиные ренессанс, турецкие, мавританские, зимние сады с фонтанами, но и совершенно сказочная сквозная хрустальная лестница"69. Все это, включая "хрустальную лестницу", было воплощено Монигетти, который создал целый ряд гостиных в различных исторических стилях: Зал Генриха II, Турецкий кабинет, коридор в "помпейском стиле", будуар и гостиную в стиле "второго рококо" с множеством зеркал, лепных и золоченых деталей. В 1859 году на месте металлической лестницы в парадном вестибюле дворца Монигетти установил мраморную, из белого каррарского мрамора, заказанную Юсуповым в Париже. В 1859–1860 годах обновилось также убранство домашнего театра.

Все изменения, внесенные в интерьеры дворца на Мойке, зафиксированы в акварелях академика живописи А.А.Редковского (ГРМ), выполненных в 1865–1867 годах по заказу Н.Б.Юсупова Младшего. Они продолжили серию акварелей с видами интерьеров юсуповского дворца на Мойке, созданную в 1852–1856 годах Василием Семеновичем Садовниковым70. Акварели Садовникова и Редковского стали бесценными документами, свидетельствующими об архитектуре дворца и его коллекциях, о быте владельцев. Документально точные, детализированные, они представляют интерьер как интересный и полнокровный объект искусства. Вместе с работавшими при русском дворе Э.Гау, К.Ухтомским, Л.Примацци эти художники сделали данный жанр в середине XIX века одним из самых привлекательных. Позднее, с изобретением фотографии, его вытеснит протокольно точная и более быстрая фотосъемка. Это хорошо видно на примере Н.Б.Юсупова, перешедшего позднее на фиксацию изменений, происходивших в парадных апартаментах дворцов, с помощью фотосъемки.

Картины юсуповской галереи занимали специально созданную анфиладу залов: Николаевский, Прециоза (Драгоценный), Ротонда Кановы, Античный, Римский и Белозерский коридор. Она была образована в 1830-е годы по проекту архитектора Андрея Алексеевича Михайлова-второго за счет перестройки дворцовых флигелей. На акварели Редковского, изображающей Белозерскую галерею, подробно воспроизведены находившиеся там картины К.Ротмана, И.К.Айвазовского и других художников71. На другой его работе запечатлена трогательная домашняя сцена в интерьере Белого кабинета: на пианино стоит нотная тетрадь с произведением Николая Борисовича, а роль стаффажа в роскошном интерьере исполняют его супруга с дочерью Зинаидой72.

Значительного внимания от Юсупова требовали унаследованные дворцы в Москве и в подмосковной усадьбе Архангельское, из которого в 1837 году его отцом, Б.Н.Юсуповым, была вывезена основная часть собрания живописи и скульптуры в Петербург. Во время редких посещений владельцами Архангельского дворец приспосабливался для удобного летнего пребывания. Картины уже не воспринимались в нем в качестве художественно значимого собрания, в них видели прежде всего украшение, способное скрыть большие пространства стен старого классицистического дворца. При необходимости значительные партии картин перевозились из Петербурга в Москву и обратно, или для убранства виллы в Швейцарии, где подолгу жила Татьяна Александровна. К тому же владельцы дарили картины, обменивали их или продавали. Оставаясь на зимнее время в неотапливаемых помещениях пустующих дворцов, картины портились и разрушались. Уже в начале 1850-х годов князь столкнулся с необходимостью "поправки всех картин" во дворце в Архангельском, включая два шедевра семейного собрания — большие полотна Дж.Б. Тьеполо "Встреча Антония и Клеопатры" и "Пир Клеопатры"73.

В 1861 и 1862 годах Петербург дважды посетил директор Картинной галереи Берлинского музея Густав Фридрих Ваген, один из выдающихся знатоков старой живописи74. Он был прекрасно знаком с европейскими музеями и частными коллекциями, куда его постоянно приглашали для консультаций. Итогом его поездок в Петербург стала выпущенная в Мюнхене в 1864 году книга, содержащая критический каталог живописного собрания императорского Эрмитажа, заметки о картинах Академии художеств и ряда частных собраний. Ваген посетил дворец на Мойке и поместил в своей книге описание Юсуповской картинной галереи75. Его интересовали старые мастера, среди которых основное внимание он уделил художникам голландской и фламандской школ. Опубликованные им заметки о картинах из русских собраний — один из значительных трудов, отражающих уровень развития искусствоведения как науки. Они имели большое значение и служили основным источником сведений о русских коллекциях европейской живописи для иностранных специалистов. Благодаря публикации знаменитого ученого юсуповская галерея получила европейскую известность.

Вильгельм Боде, крупнейший историк искусства и музейный деятель, включил четыре произведения Рембрандта и "Общество за карточной игрой" И.Кика из юсуповского собрания в свое фундаментальное исследование "Этюды по истории голландской живописи"76. Эта публикация укрепила авторитет коллекции не только среди российских, но и среди европейских собраний.

Сам владелец также многое сделал для того, чтобы систематизировать и опубликовать хранящиеся в семье ценные исторические документы. Бесценным вкладом в историю рода стал выход в свет в 1866–1867 годах двухтомника "О роде князей Юсуповых", подготовленного членом Российской Академии наук Б.М.Федоровым по инициативе Николая Борисовича. Там впервые был собран и обнародован значительный пласт исторических документов XVI — первой половины XIX века, письма царей, фамильные бумаги, жизнеописания предков. Из опубликованных писем Екатерины II и Павла I к Н.Б.Юсупову начинала вырисовываться та роль, которую сыграл князь в контактах русского двора с европейскими художниками, в пополнении императорского собрания.

В 1860-е годы по его инициативе был создан новый каталог книг юсуповской библиотеки77, в которой находились европейские и русские первопечатные книги, уникальные издания XVI–XVIII веков известнейших европейских типографий. В работе по составлению каталога французских книг принимал участие секретарь и библиотекарь князя Эдуард Францевич Направник, известный позднее дирижер и композитор, начинавший капельмейстером юсуповского оркестра.

Середина XIX века — время активного проникновения в искусство технических и научных достижений. Николай Борисович Младший положил начало еще одной семейной традиции и новому собранию. В 1858 году из Европы он привез с собой фотографический аппарат — новое техническое изобретение. С него начинается увлечение в семье фотографией — любительской съемкой и работами профессиональных мастеров78. Начинает формироваться коллекция фотографий. На одном из ранних фотоснимков, сделанном в Мюнхене знаменитым портретистом и придворным фотографом Францем Ханфштенглем, запечатлен сам Н.Б.Юсупов79.

Многие снимки собрания принадлежат мастерам, превратившим фотографию в настоящее искусство: Ф.Надару, Х.Мендельсону, Л.Лакруа, С.Левицкому, К.Бергамаско, К.Булле, А.Пазетти, И.Д.Дьяговченко, Д.Асикритову. Это портреты, разнообразные пейзажные, жанровые и репортажные снимки. В 1860 году по приглашению князя женевский фотограф-художник Э.Прикам делает в Архангельском первую серию видовых фотопейзажей усадьбы. Восемь памятных снимков регулярного парка и фасадов дворца, приготовленных к приезду императора Александра II в Архангельское, — уникальный документ эпохи80. В дальнейшем фотосъемки во время пребывания семьи в усадьбе станут традиционными, так же как будет постоянной фотосъемка всех изменений, вносимых в архитектуру дворцово-паркового ансамбля и убранство интерьеров юсуповских дворцов и усадеб.

Князь Николай Борисович Юсупов Младший был последним представителем своего рода по мужской линии, и с его смертью ветвь рода, к которой он принадлежал, пресекалась, фамилии грозило исчезновение. У князя Николая Борисовича и княгини Татьяны Александровны было трое детей: сын Борис, умерший в младенчестве в 1863 году, и дочери княжны Татьяна (1866–1888), скончавшаяся молодой и незамужней, и Зинаида (1861–1939), крестница царя Александра II, — единственная наследница семейного состояния. В 1882 году княжна Зинаида Юсупова вступила в брак с корнетом Кавалергардского полка графом Феликсом Феликсовичем Сумароковым-Эльстон (1856–1928). Поэтому в октябре 1884 года Николай Борисович обратился с прошением о дозволении передать свою фамилию, титул и герб графу Феликсу Сумарокову-Эльстону как мужу старшей его дочери. 15 октября 1884 года Департамент Герольдии Правительствующего Сената удовлетворил эту просьбу81. Однако, как гласило приложение, граф Сумароков-Эльстон мог именоваться князем Юсуповым лишь после кончины тестя. Скончался князь Николай Борисович Юсупов Младший 19 июля 1891 года от разрыва сердца в Баден-Бадене.

После национализации советской властью юсуповских дворцов и имений, в 1919 году во дворце на Мойке был открыт музей, просуществовавший до 1925 года. Вскоре одна из крупнейших в России художественных коллекций перестала существовать как целостное собрание. Цифры описей ее передачи дают такую картину: из общего числа живописных произведений, составивших по описи дворца на Мойке 1070 работ82, большая часть — 614 — поступила в Государственный музейный фонд. Отсюда картины передавались в музеи по всей стране и в значительном количестве уходили на продажу, как внутри страны, так и за рубеж, следы многих работ из собрания Н.Б.Юсупова Младшего оказались утеряны.

Хочется надеяться, что настоящая публикация вернет из небытия еще одну художественную коллекцию, созданную в России XIX столетия.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Полунина Н.М. Кто есть кто в коллекционировании старой России. Новый биографический словарь. М., 2003.

2 Банников А.П., Сапожников С.А. Собиратели и хранители прекрасного. Энциклопедический словарь российских коллекционеров от Петра I до Николая II. 1700–1918 гг. М., 2007. С. 577-578.

3 О роде князей Юсуповых и коллекции Н.Б.Юсупова Старшего см.: Ученая прихоть. Коллекция князя Николая Борисовича Юсупова. В 2 т. М., 2001; Савинская Л.Ю. Ученая прихоть. Коллекция князя Николая Борисовича Юсупова // Наше наследие. 2002. № 63-64. С. 8-33.

4 Сахаров И.В. Из истории рода Юсуповых // Ученая прихоть. Коллекция князя Николая Борисовича Юсупова. М., 2001. Т.1. С.23.

5 Юсупов Ф.Ф. Перед изгнанием. 1887–1919. М., 1993. С.25.

6 РГАДА. Ф.1290. Оп.2. Ед.хр. 1405. Л.30. № 2, 3.

7 ОР РНБ. Ф.890. Ед.хр. 78. Л.59. №23 — Н.Б.Юсупов Младший, копия с К.Робертсон. "Портрет Н.Б.Юсупова со скрипкой" (подпись и дата — 184[.] — последняя цифра срезана вместе с краем холста). ГМУ "Архангельское". Инв. Ж-261.

8 РГАДА. Ф.1290. Оп.3. Ед.хр. 2294. Л.22об.-23. № 30, 31.

9 Письмо А.Вьётана Н.Б.Юсупову от 4 августа 1853 года // РГАДА. Ф.1290. Оп.8. Ед.хр. 236. Л.4. Перевод: Никифорова И.В. Материалы биографии князя Н.Б.Юсупова Младшего. М., 2003. С.26.

10 Письмо Б.Н.Юсупова к сыну Н.Б.Юсупову от 1847 г. // РГАДА. Ф.1290. Оп.2. Ед.хр. 1756. Л.26. Цит. по: Никифорова И.В. Указ. соч. С.6.

11 Москвитянин. 1850. Кн.1-2. № 11-12. С.77.

12 Сахаров И.В. Указ. соч. С.23.

13 РГАДА. Ф.1290. Оп.2. Ед.хр. 1629 (оригинал на фр. яз.).

14 Цит. по: Никифорова И.В. Указ. соч. С.13.

15 Там же. С.15.

16 Сахаров И.В. Указ. соч. С.24.

17 Обе — ГМУ "Архангельское". Инв. Ж-302; инв. 943-ГФ.

18 Юсупов Ф.Ф. Указ. соч. С.25.

19 Тюнина О.П. Эпистолярные источники фонда Юсуповых // Советские архивы. 1983. № 6. С. 69-70.

20 ЦГАЛИ СПб. Ф.36. Оп.1. Ед.хр. 470. Л.4-8об.

21 Никифорова И.В. Указ. соч. С.30-42.

22 РНБ. Юсуповская коллекция. Каталог нотных изданий, хранящихся в отделе нотных изданий и звукозаписи. СПб., 1994. Вып. 1-2.

23 Винченцо Петрочелли (1823–1896). "Портрет Н.Б.Юсупова Младшего", ГМУ "Архангельское", инв. 138-Ж.

24 Современное местонахождение обеих картин неизвестно. РГАДА. Ф.1290. Оп.3. Ед.хр. 2294. Л. 23, 37, 38.

25 РГАДА. Ф.1290. Оп.8. Ед.хр. 346. Л.1-1об. Оригинал на фр. яз., перевод автора.

26 РГАДА. Ф.1290. Оп.2. Ед.хр. 1668. Л.35.

27 Там же. Ед.хр. 1378. Л.1-2.

28 РГАДА. Ф.1290. Оп.4. Ед.хр. 513. Л. 39об.-40, 64. Адриан Ван Остаде (1610–1685) "В школе", ГМИИ им. А.С.Пушкина. Инв. 1681; Голландский (?) мастер XVII века, копия с Адриана Браувера "Писец, чинящий перо", ГМИИ им. А.С.Пушкина. Инв. 1707.

29 Готье Т. Путешествие  в Россию. М., 1988. С.106.

30 РГАДА. Ф.1290. Оп.4. Ед.хр. 523. Л.6-6об.

31 Там же. Ед.хр. 706. Л.14, 15об. Современное местонахождение всех трех скульптур неизвестно.

32 Там же. Ед.хр. 523. Л.6об.; Там же. Оп.2. Ед.хр. 2034. Л.2, с пометкой Н.Б.Юсупова Младшего — "Согласен" (пер. с фр. автора).

33 РГАДА. Ф.1290. Оп.2. Ед.хр. 2034. Л.1-5 (в описи архива неверно определены как письма Жана Маера [Jean Maer].

34 ЦГАЛИ СПб. Ф.253. Оп.1. Ед.хр. 7. Л.14об. № 332.

35 РГАДА. Ф.1290. Оп.3. Ед.хр. 2294. Л.23. № 34, 35. Обе картины до 1924 г. находились во дворце на Мойке, откуда были переданы в Государственный музейный фонд: Александр Калам (1810–1864) "Пейзаж с озером" (холст, масло, 99Ч139), "Пейзаж с водопадом" (холст, масло, 99 х 139) — см.: ЦГАЛИ СПб. Ф.253. Оп.1,. Ед.хр. 7. Л.23. № 1039, 1035.

36 Там же. Ед.хр. 2294. Л.23. № 40. Баренд Корнелис Куккук (1803–1862) "Пейзаж с развалинами замка" (1844). ГМИИ им. А.С.Пушкина. Инв. 2124.

37 Там же. Л.23об. № 46, 47. Обе картины до 1924 г. находились во дворце на Мойке, откуда были переданы в Государственный музейный фонд — см.: ЦГАЛИ СПб. Ф.253. Оп.1. Ед.хр. 7. Л.12. № 272, 273. В настоящее время: Теодор Гюден (1802–1880) "Морской отлив" (1833), Петербург, Государственный Эрмитаж, инв. ГЭ 8200, "Неаполитанское побережье с Везувием" (1833), Рига, Музей зарубежного искусства.

38 РГАДА. Ф.1290. Оп.8. Ед.хр. 349. Л.1. Оригинал на французском языке, перевод автора.

39 Франц Ксавьер Винтерхальтер (1805–1873) "Портрет княгини Т.А.Юсуповой" (с подписью художника и датой — 1858), Петербург, Государственный Эрмитаж, инв. ГЭ 5816. The Portraits of Franz Xaver Winterhalter: an annotated edition of Franz Wild’s list of 1894 — In: Ormond P., Blackett-Ord R. Franz Xaver Winterhalter and the courts of Europe. 1830–1870. London, 1988. P.233. № 246.

40 РГАДА. Ф.1290. Оп.3. Ед.хр. 2217. Л.5, в Зале. Франц Ксавьер Винтерхальтер (1805–1873) "Портрет княгини Т.А.Юсуповой", ГМУ "Архангельское". Инв. 45-Ж.

41 Юсупов Ф.Ф. Указ. соч. С.26.

42 РГАДА. Ф.1290. Оп.9. Ед.хр. 44а. Л.1-28об (оригинал на фр. яз., в тексте пер. автора).

43 Rewald J. Theo Van Gogh, Goupil, and the Impressionists // Gazette des Beaux-Arts. 1973, Janvier. P.2.

44 РГАДА. Ф.1290. Оп.9. Ед.хр. 44а. Л.1-1об.

45 Там же. Л.13. Упоминаемые картины французского художника Фишеля до 1924 г. находились во дворце на Мойке, откуда были переданы в Государственный Эрмитаж, современное местонахождение неизвестно — см.: ЦГАЛИ СПб. Ф.253. Оп.1. Ед.хр. 7. Л.1. № 1, 7. Эжен Фишель (1826–1895) "Игроки в шахматы", 1859 (дерево, масло, 21,5ч16), "Курильщики", 1859 (дерево, масло, 22ч16,5).

46 Там же. Л.14. См.также: Mireur H. Dictionnaire des Ventes d’art faites en France et a l’Etranger pendant les XVIII-me et XIX-me siиcles. Paris, 1911. T.II. P.432: "1860 — Beceleere — La Fuite en Egypte. Tableau de forme cintree: 3,500 fr.".

47 Кузнецова И.А. Французская живопись XVI — первой половины XIX века. ГМИИ им. А.С.Пушкина. М.,1982. С.226.

48 Delaborde H. Oeuvre de Paul Delaroche. Paris, 1858. Pl.64; Кузнецова И.А., Шарнова Е.Б. Франция XVI – первой половины XIX века. Собрание живописи. Государственный музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина. М., 2001. С. 319-320.

49 РГАДА. Ф.1290. Оп.9. Ед.хр. 44а. Л.7.

50 РГАДА. Ф.1290. Оп.9. Ед.хр. 44а. Л.8.

51 ЦГАЛИ СПб. Ф.253. Оп.1. Ед.хр. 25. Л. 25. №581. Констан Тройон (1810–1865) "Коровы на лугу" (современное название "Быки"), Саратовский государственный художественный музей им. А.Н.Радищева. Инв. Ж-464.

52 Сохранилось письмо Розы Бонёр от 16 июня 1860 г. в ответ на запрос князя Юсупова о картине из его собрания, имеющей дату — 1849 (РГАДА. Ф.1290. Оп.8. Ед.хр. 347. Л.3), в котором уточняется дата создания картины — 1840 год. Роза Бонёр (1822–1899) "Стадо на поляне", 1840, ГМИИ им. А.С.Пушкина. Инв. 710.

53 Там же. Л.15. №345. Л.45об., № 1052.

54 Эжен Луи Изабе (1803–1886) "Выход из замка", ГМИИ им. А.С.Пушкина. Инв.1281.

55 Жан Батист Камиль Коро (1796–1875) "Пейзаж с озером", Петербург, Государственный Эрмитаж. Инв. ГЭ 5685.

56 Жан Луи Эрнест Мейссонье (1815–1891) "Чтение письма" (1852), "Юноша с книгой", обе — Государственный Эрмитаж. Инв. ГЭ 5802; инв. ГЭ 7565.

59 Цит. по: Асварищ Б.И. Указ. соч. С.13.

60 Фридрих Эдуард Мейерхейм (1808–1879) "Брауншвейгское семейство, идущее в церковь" (1855), Государственный Эрмитаж. Инв. ГЭ 5767.

61 Карл Ротман (1797–1850) "Пейзаж Авлиды" (1848–1850); Карл Ротман (?), возможно Альберт Циммерман, (1808–1888) "Пейзаж на Корфу", обе — Государственный Эрмитаж. Инв. ГЭ 6921; инв. ГЭ 5323.

62 Указатель собранию картин и редких произведений художества, принадлежащих членам императорского дома и частным лицам Петербурга. СПб.,1861. С.15. №64; С.39. №216; С.58, №369.

63 Каталог галереи графа Н.А.Кушелева-Безбородко / Сост. Б.К.Веселовский под наблюдением А.И. Сомова // Картинная галерея императорской Академии художеств. Вып. III. СПб., 1886. В каталоге 466 картин и 30 скульптур. См. также: Асварищ Б.И. Указ. соч.

64 Кузнецова И.А. Собрание западноевропейской живописи Сергея Михайловича Третьякова // Частное коллекционирование в России. Материалы научной конференции "Випперовские чтения — 1994". М., 1995. С. 122-130.

65 Огарева Н.В. А.П.Боголюбов — коллекционер // Коллекционеры и меценаты России. Материалы научно-практической конференции, посвященной 100-летию коллекции Самарского художественного музея. Самара, 1998. С. 156-168.

66 Гафифуллин Р. Коллекция французской живописи Александра III в Гатчинском дворце // Частное коллекционирование в России. Материалы научной конференции "Випперовские чтения — 1994". М., 1995. С. 122-130.

67 Грабарь И. Моя жизнь. Автомонография. М.; Л., 1937. С.38.

68 Соловьева Т.А. Особняки Юсуповых. СПб., 1995. С. 85-96.

69 Там же. С.91.

70 Капарулина О.А. Интерьерные виды Юсуповского дворца на Мойке в акварелях В.С. Садовникова и А.А. Редковского // Страницы истории отечественного искусства XVI–XX веков. К 100-летию со дня рождения Алексея Николаевича Савинова. Вып. XIV.СПб., 2007. С. 190-198.

71 Андрей Алексеевич Редковский (1831–1909) "Белозерская галерея". Петербург. ГРМ. Инв. Р-16552.

72 Андрей Алексеевич Редковский (1831–1909) "Белый кабинет З.И.Юсуповой". Петербург. ГРМ. Инв. Р-16552.

73 Савинская Л.Ю. Картины Дж.Б.Тьеполо в Архангельском // Искусство. 1980. №5. С.68.

74 Aswarischtsch B. Gustav Friedrich Waagen in Russland // Jahrbuch der Berliner Museen. Berlin, 1995. S. 61-73.

75 Waagen G.F. Die Gemдldesammlung in der kaiserlichen Eremitage zu St.Petersburg nebst Bemerkungen ьber andere dortige Kunstsammlung. Mьnchen, 1864. S. 413-417.

76 Bode W. Studien zur Geschichte der Hollandischen Malerei. Braunschweig, 1883. S.639.

77 Дружинина Е.В. Усадебная библиотека Н.Б.Юсупова в Архангельском. (Из истории коллекции редких книг, посвященных театру) // Книга: Исследования и материалы. Сб. 68. М., 1994. С. 320-321. Отдел редкой книги ГЭ. Инв. 311053.

78 Тюнина О.П. Фотоколлекция Юсуповых в Архангельском // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник 1993. М.,1994. С. 361-372.

79 Ф.Ханфштенгль (1804–1877). Н.Б.Юсупов Младший. Конец 1850-х — начало 1860-х годов. Фото. ГМУ "Архангельское". Инв. 541-мфф.

80 Э. Прикам. Восемь видов усадьбы Архангельское. 1860. Фото. ГМУ "Архангельское". Инв. 4, 9, 12, 20, 21, 22, 25, 26-мфф.

81 Сахаров И.В. Указ. соч. С.26.

82 ЦГАЛИ СПб. Ф.253. Оп.1. Ед.хр. 7.

Э.Прикам. Архангельское.  Вид на регулярный парк. 1860. Фото. ГМУ «Архангельское»

Э.Прикам. Архангельское. Вид на регулярный парк. 1860. Фото. ГМУ «Архангельское»

Н.Б.Юсупов Младший. Копия с картины Кристины Робертсон. Портрет Н.Б.Юсупова со скрипкой. 1840-е гг. Холст, масло. ГМУ «Архангельское»

Н.Б.Юсупов Младший. Копия с картины Кристины Робертсон. Портрет Н.Б.Юсупова со скрипкой. 1840-е гг. Холст, масло. ГМУ «Архангельское»

А.Федотов. Александр II  на прогулке  в Архангельском. 1860. Холст, масло. ГМУ «Архангельское»

А.Федотов. Александр II на прогулке в Архангельском. 1860. Холст, масло. ГМУ «Архангельское»

Ш.Бонье.  Портрет А.Ф.Ж.Вьётана. 1845. Гравюра. ГМУ «Архангельское»

Ш.Бонье. Портрет А.Ф.Ж.Вьётана. 1845. Гравюра. ГМУ «Архангельское»

Адриан ван Остаде. В школе. Около 1640. Дерево, масло. ГМИИ им. А.С.Пушкина

Адриан ван Остаде. В школе. Около 1640. Дерево, масло. ГМИИ им. А.С.Пушкина

Винченцо Петрочелли. Портрет Н.Б.Юсупова Младшего. 1850-е гг. Холст, масло. ГМУ «Архангельское»

Винченцо Петрочелли. Портрет Н.Б.Юсупова Младшего. 1850-е гг. Холст, масло. ГМУ «Архангельское»

Эжен Луи Изабе. Выход из замка. 1850-е гг. Холст, масло.  ГМИИ им. А.С.Пушкина

Эжен Луи Изабе. Выход из замка. 1850-е гг. Холст, масло. ГМИИ им. А.С.Пушкина

Поль (Ипполит) Деларош. Бегство в Египет. 1853. Холст, масло. ГМИИ им. А.С.Пушкина

Поль (Ипполит) Деларош. Бегство в Египет. 1853. Холст, масло. ГМИИ им. А.С.Пушкина

Карл Ротман.  Пейзаж Авлиды. 1848–1850. Холст, масло. ГЭ

Карл Ротман. Пейзаж Авлиды. 1848–1850. Холст, масло. ГЭ

Жан Батист  Камиль Коро.  Пейзаж с озером. Между 1860–1873. Холст, масло. ГЭ

Жан Батист Камиль Коро. Пейзаж с озером. Между 1860–1873. Холст, масло. ГЭ

Франсуа Ксавьер Винтерхальтер. Портрет княгини Т.А.Юсуповой. 1858. Холст, масло. ГЭ

Франсуа Ксавьер Винтерхальтер. Портрет княгини Т.А.Юсуповой. 1858. Холст, масло. ГЭ

Жан Луи Эрнест Мейссонье. Кавалер  в желтом кафтане. 1855. Дерево, масло.  ГМИИ им. А.С.Пушкина

Жан Луи Эрнест Мейссонье. Кавалер в желтом кафтане. 1855. Дерево, масло. ГМИИ им. А.С.Пушкина

Роза Бонёр.  Стадо на поляне. 1840. Холст, масло. ГМИИ  им. А.С.Пушкина

Роза Бонёр. Стадо на поляне. 1840. Холст, масло. ГМИИ им. А.С.Пушкина

Фридрих Эдуард Мейерхейм. Брауншвейгское семейство, идущее в церковь. 1855. Холст, масло. ГЭ

Фридрих Эдуард Мейерхейм. Брауншвейгское семейство, идущее в церковь. 1855. Холст, масло. ГЭ

Теодор Гюден. Морской отлив. 1833. Холст, масло. ГЭ

Теодор Гюден. Морской отлив. 1833. Холст, масло. ГЭ

А.Редковский.  Белый кабинет во дворце Н.Б.Юсупова Младшего на Мойке  в Петербурге  с Т.А.Юсуповой  и дочерью Зинаидой. 1863. Бумага, карандаш, акварель. ГРМ

А.Редковский. Белый кабинет во дворце Н.Б.Юсупова Младшего на Мойке в Петербурге с Т.А.Юсуповой и дочерью Зинаидой. 1863. Бумага, карандаш, акварель. ГРМ

Ф.Ханфштенгль. Н.Б.Юсупов Младший. Конец 1850-х – начало 1860-х годов. Фото. ГМУ «Архангельское»

Ф.Ханфштенгль. Н.Б.Юсупов Младший. Конец 1850-х – начало 1860-х годов. Фото. ГМУ «Архангельское»

А.Редковский. Белозерская  галерея во дворце Н.Б.Юсупова Младшего на Мойке  в Петербурге. 1866. Бумага, карандаш, акварель. ГРМ

А.Редковский. Белозерская галерея во дворце Н.Б.Юсупова Младшего на Мойке в Петербурге. 1866. Бумага, карандаш, акварель. ГРМ

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2018) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - joomla-expert.ru