Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 89 2009

Евгения Илюхина, Ирина Шуманова

 

Коллекционеры общества «Свободная эстетика»

 

Рубеж XIXXX веков — «золотой век» частного коллекционирования в России. В это время увлечение коллекционерством распространяется в среде фабрикантов, промышленников, банкиров. С одной стороны — собирательство, наряду с благотворительностью, становится неотъемлемой частью образа жизни промышленной элиты. «…Прослыть “меценатом”, <…> тогда было также необходимо “для шика”, как иметь собственный автомобиль»1. С другой стороны — новое поколение промышленных династий получило очень хорошее, в том числе гуманитарное образование, активно интересовалось искусством — театром, музыкой, литературой. Многие, если не большинство, из числа московских собирателей и сами учились живописи (С.А.Щербатов, В.В. фон Мекк, Н.П.Рябушинский, И.С.Остроухов, И.И.Трояновский, Г.Л.Гиршман, Серг.Т.Морозов). На смену распространенным ранее фамильным дворянским коллекциям, отражающим, прежде всего, историю рода на протяжении длительного периода, приходит новый тип «художественной» коллекции, предметом которой является собственно «искусство». Сформированные при живом непосредственном участии их владельцев, они становятся отражением не только личных пристрастий коллекционера, его «художественного чутья», но и документом эпохи. Наряду с традиционным увлечением классическим искусством (с которого, как правило, начиналось собирательство) возникает также огромный интерес к новейшим художественным явлениям, прежде всего к современному русскому искусству и к графике, переживающей в этот период новый расцвет. Великолепным собранием произведений М.Врубеля, В.Борисова-Мусатова, художников «Мира искусства» Третьяковская галерея обязана, прежде всего, знаменитым московским коллекционерам — Морозовым, Рябушинским, Гиршманам, С.А.Щербатову, В.В. фон Мекку — и другим, хуже известным или совсем не известным сегодняшнему зрителю, но не менее «послужившим» истории русского искусства — таким, как В.А.Воробьев, С.А.Бахрушин, Г.А.Эккерт.

Пример братьев Третьяковых, создавших первую общедоступную художественную галерею, оказался заразителен. Новые собиратели стремятся к открытости своих коллекций, к приданию им музейного характера, строят для них специальные помещения, участвуют в выставках, выпускают каталоги. Огромную роль в создании новых коллекций играет постоянное живое общение с художниками. Хотя отношения коллекционеров-заказчиков и художников-творцов не всегда складывались гладко, но это знакомство «оттачивало глаз» и обостряло коллекционерское чутье. Еще одной отличительной чертой эпохи была широта художественных интересов московских меценатов, их стремление «охватить» все области культуры — изобразительное искусство, архитектуру, музыку, литературу. Возникшая в творческой среде идея синтеза искусств своеобразно преломляется в общественной деятельности «русских Медичи». По их инициативе, при их финансовой поддержке создаются многочисленные кружки, союзы, общества, целью которых становится «художественное образование» публики.

Одной из таких организаций, сыгравшей важную роль не только в культурной жизни Москвы, но и в объединении самих коллекционеров, стало созданное, как отмечал впоследствии И.Грабарь, по образцу брюссельской «Libre Esthetique»2, «Общество свободной эстетики» (1907–1917). В.Брюсов подробно описывает рождение общества: «…весной 1906 г. среди нескольких лиц, поклонников искусства, возникла мысль основать общество, которое соединяло бы в себе служителей всех родов искусства — художников, музыкантов, поэтов, драматических и балетных артистов с целью сближения их между собой <…>.В течение декабря учредители несколько раз собирались в квартире Г.Гиршман для выработки устава. Название, предложенное В.В.Переплетчиковым, — общество “Свободной эстетики” было всеми одобрено и принято»3. 10 апреля 1907 г. устав общества был утвержден. В его первом параграфе говорилось: «Общество имеет целью способствовать успеху и развитию искусств и литературы и содействовать общению деятелей между собой»4. Даже не вполне доброжелательные посетители заседаний, среди которых был и А.Белый, отмечали особенный состав общества, объединяющий утонченных профессионалов и широкий круг интересующихся лиц: «….в подборе членов был вкус; И.И.Трояновский, искатель талантов, коллекционер и выращиватель орхидей; Остроухов, театровед А.Бахрушин, музеевед-федоровец Черногубов (помощник хранителя Третьяковской галереи (1902–1913). — Ред.) и им подобные, — аудитория; “Эстетика” стала местом новых знакомств; буржуазия, сидя у стенок, первое время покорно внимала нам вместе с демократическими курсистками»5.

Основателями общества были коллекционеры И.И.Трояновский, В.О.Гиршман, композитор и музыкальный критик Н.Р.Кочетов, поэт В.Я.Брюсов, художник В.В.Переплетчиков. По воспоминаниям Г.Л.Гиршман, среди первых участников были также А.Н.Скрябин и К.Н.Игумнов, не поставившие, однако, свои подписи под проектом устава. То есть ядро комитета составляли меценаты и представители разных областей искусства. Помимо интереса и знания искусства, каждый из действительных официальных членов комитета обладал уникальными организаторскими способностями. Этим объясняется, почему Живописную комиссию возглавлял В.В.Переплетчиков — в своем творчестве достаточно далекий от современных живописных исканий, но обладавший кипучим общественным темпераментом. «С конца XIX столетия в Москве и Петербурге Переплетчикова знали все. Он был энергичен, любознателен, склонен ко всякого рода “артельным” начинаниям. “Общественное делание” (выражение В.Ф.Булгакова) являлось одним из его главных жизненных занятий. Самые различные прогрессивные начинания в художественной жизни — прежде всего Москвы — имели в его лице горячего сторонника и умелого организатора. Вот почему в начале 1900-х годов Переплетчиков становится одной из центральных фигур в Москве, оказывая влияние на ход событий художественной жизни»6. Одним из главных, так и не воплощенных замыслов Переплетчикова было строительство в Москве специального выставочного зала — «храма искусств».

Финансирование общества осуществлялось большей частью на средства В.О.Гиршмана. Владимир Осипович Гиршман происходил из семьи мелких фабрикантов. Унаследовав от отца игольную фабрику, в течение нескольких лет он превратил ее в крупное доходное предприятие. Начало его коллекции было положено в 1890-е годы. К 1903 году В.О.Гиршман обладал уже значительным собранием. «В.О.Гиршман был действительно страстным любителем искусств, — писал А.Н.Бенуа, — и именно страстность эта привела к тому, что его особняк у Красных ворот в несколько лет до отказа наполнился превосходными вещами, главным образом картинами и рисунками — произведениями молодых (в то время молодых) художников»7. По воспоминаниям его жены, Г.Л.Гиршман: «В.О.Гиршмана отличала редкая любовь к искусству во всех его проявлениях. Он собрал прекрасную коллекцию картин, старинной мебели, люстр, ковров, серебра, стекла, табакерок, силуэтов. Все было русское, в отличие от его друзей, коллекционеров С.И.Щукина и И.А.Морозова, собиравших западноевропейскую живопись и скульптуру»8.

Увлечение современным русским искусство сблизило В.О.Гиршмана со многими художниками. В доме собирателя неоднократно бывали В.А.Серов, К.А.Коровин, К.А.Сомов, М.В.Добужинский, А.Н.Бенуа, Б.М.Кустодиев, Е.Е.Лансере. Большую часть работ В.О.Гиршман приобретал с выставок. Часто, осматривая выставки, еще до официального открытия, он сразу договаривался с художниками об условиях покупки работ. Обладая цепким художественным чутьем, он неизменно останавливался на лучших работах. И.Э.Грабарь отмечал: «Владимир Осипович был, прежде всего, человек дела <…> Едва ли он начал собирать из внутренней потребности, но раз начав, он вошел во вкус и превратился в страстного коллекционера-спортсмена, охотившегося за выдающимися новинками. Когда он покупал насильно ему навязанную картину Врубеля “33 богатыря”, он совсем не разбирался в живописи, но спустя два-три года без подсказки различал хорошее от посредственного»9. Так, он одним из первых приобрел произведения В.Э.Борисова-Мусатова. В результате — в его коллекции оказались самые значительные работы художника («Водоем» и «Гобелен», ныне в ГТГ), высоко ценил творчество М.А.Врубеля (из его собрания происходит «Демон сидящий»). Надо отметить, что, несмотря на страстное желание пополнить свою коллекцию лучшими вещами современных художников, Гиршман проявлял редкое великодушие, когда сталкивались его интересы и «интересы истории русского искусства». Примечательны обстоятельства неприобретения им «Дамы в голубом» К.С.Сомова. Владимир Осипович высказал желание приобрести ее на персональной выставке Сомова в 1903 году. Однако, узнав о возможности покупки ее в Третьяковскую галерею, по просьбе самого художника уступил ее музею. В дискуссии о целесообразности иметь в галерее «Даму в голубом» интерес к ней В.О.Гиршмана сыграл решающую роль. Гиршманов и Сомова связывала долголетняя дружба, Владимир Осипович обладал, наверное, наиболее полным собранием сомовских работ, среди которых пейзажи и портреты, в том числе Г.Л.Гиршман и участников «Мира искусства», миниатюры, виньетки. В 1906 году Владимир Осипович вместе с С.П.Дягилевым принимал активное участие в организации «Выставки русского искусства» в Париже, был избран почетным пожизненным членом Парижского Салона. Коллекция Гиршманов размещалась в их особняке. В путеводителе 1917 года «По Москве» сообщалось: «Частное собрание В.О.Гиршмана, у Красных ворот, соб. дом. Богато представлено современное русское искусство. Осмотр с разрешения владельца»10. После Февральской революции 1917 года В.О.Гиршман вошел в «Союз деятелей московских художественных хранилищ», был товарищем председателя и председателем (в 1918 г.)этого Союза, целью которого было способствовать развитию музейного дела, созданию институтов музееведения.

Вместе с мужем коллекционированием увлекалась и его жена, Генриетта Леопольдовна. Гиршман (1885–1970). Выросшая в семье, интересующейся искусством, имея музыкальное образование, в течение многих лет занимаясь живописью (сначала под руководством О.Э.Браза, затем — А.Е.Архипова и К.Ф.Юона ), она была деятельным участником общества «Свободная эстетика». Уже в эмиграции, по просьбе И.С.Зильберштейна, она написала воспоминания об этом периоде своей жизни. «Все первые собрания были у нас в доме, у Красных ворот. Позже, благодаря Владимиру Осиповичу, который был членом Литературно-художественного кружка, мы получили разрешение пользоваться помещением кружка в доме Востряковых на Малой Дмитровке. Там мы собирались раз в неделю. Я поподробнее остановлюсь на деятельности общества “Свободная эстетика”, игравшего большую роль в культурной жизни дореволюционной Москвы. Члены общества устраивали встречи с литераторами, в которых принимали участие Блок, Белый, Вячеслав Иванов, Бальмонт, Кузмин, Сологуб и др., организовывали художественные выставки и вечера, где выступали и спорили участники разных направлений — объединения “Бубновый валет”, футуристов, лучистов, (Кончаловский, Ларионов, Зданевич, Маринетти, Маяковский и др.); приглашали иностранцев, тогда часто приезжавших; установили связь с создателями журнала “Весы” — С.А.Поляковым и Кречетовым; часто устраивали музыкальные вечера, на которых постоянно бывали С.А. и Н.К. Кусевицкие, близкие наши друзья и члены общества. В обществе “Свободная эстетика” мы чествовали Дебюсси, Дягилева и др. Ванда Ландовская дала целый концерт на клавесине — этот вечер увековечен пастелью Л.О.Пастернаком. Художник изобразил Ландовскую, играющей на клавесине, и кругом нее, слушающими ее игру, Дягилева, Щукина, Серова, Милиоти, Остроухова, Трояновского, Переплетчикова, Эртеля и др. В центре художник изобразил меня сидящей в белом платье, и второй раз спиной, с Дягилевым и Владимиром Осиповичем, стоящим сбоку. Чествовали также поэтов Поля Фора, Эмиля Верхарна, Вячеслава Иванова, Андрея Белого и Валерия Брюсова. Мой муж очень много способствовал деятельности литературного отдела нашего общества, Игумнов и М.Лунц — музыкального. Часто приходили и читали артисты Московского художественного театра»11.

Другим организатором и постоянным участником «Свободной эстетики» был Иван Иванович Трояновский — талантливый врач, хирург и терапевт, широко известный в среде московской творческой интеллигенции как страстный любитель искусства, собиратель картин русских художников. Андрей Белый представил в своих мемуарах очень яркий и выразительный образ Ивана Ивановича. «Иван Иванович Трояновский, душа комитета, незабываем; ему было лет пятьдесят, а он, как ребенок, носился с каждым достижением Ларионова, Кузнецова, Судейкина... Небольшого росточку, с носом, загнутым в торчки усиков, крепкий и верткий, он едко иронизировал вместе с Грабарем, но не был — “натюрмортом”, как Грабарь, взрываясь сердечным энтузиазмом, делавшим его присутствие незаменимым в “Эстетике”<…> этот мечтатель и любвеобильный отец, ставший отцом всех, любивших “Эстетику”, за которую — с кем не бодался он?.. В житейское дело “Эстетики” он вносил, где мог, и сердечность, и мудрую мягкость, склоняясь к талантам, которых выращивал он, как свои орхидеи, потряхивая хохолком, суетясь гогольком; петушишка по виду, по сути же — сокол, стрелой налетал на ехидн, заползавших в “Эстетику”: жалить украдкой»12.

И.И.Трояновский получил профессиональное художественное образование (под руководством С.А.Виноградова), делал серьезные успехи в живописи13. Однако его врачебная практика не оставляла времени на занятия искусством, и тяга к творчеству органично воплотилась в коллекционерстве. Начало собрания было положено в 1880-е годы: Трояновский приобрел этюд к картине В.Д.Поленова «Больная». Коллекция И.И.Трояновского отражала его круг общения, сложившийся изначально в результате его врачебной практики, сблизившей его с А.П.Чеховым, Ф.И.Шаляпиным, И.Э.Грабарем, Н.К.Метнером, С.В.Рахманиновым. Он был лечащим врачом и близким другом В.А.Серова и И.И.Левитана. Со многими из художников Трояновские дружили семьями, и их скромная московская квартира часто бывала местом встреч любителей искусства. Вспоминая о своем знакомстве с Трояновским, Ланговой, также врач и известный коллекционер, писал: «Я не встречался с Трояновским первое время коллекционирования, и не могу последовательно рассказать, как создавалось его собрание, но потом, когда я увидел его, я убедился, что он собирал и с большой энергией и с большим пониманием и вкусом. В конце концов, он собрал выдающуюся коллекцию, и особенно хороши были в ней пейзажи именно Левитана, но и другие художники были в ней представлены превосходными вещами»14.

В коллекции Трояновского насчитывалось более двухсот произведений русской живописи и графики, в том числе работы Серова, Репина, Левитана, Врубеля, Коровина, Грабаря и многих менее известных, но ярких и оригинальных художников. Пополнение коллекции требовало немалых затрат, иногда художники просто дарили ему свои работы. Игорь Грабарь рассказывал в своем письме брату от 12 января 1904 года: «Трояновский покупал у меня за 200 рублей этюд, который я успел уже написать, но я не мог с этого человека взять денег и подарил его ему. Как-то грешно с таких брать. Сам зарабатывает практикой, отказывает себе во многом (это я знаю), только чтобы иметь возможность купить что-нибудь»15. Жемчужиной коллекции Трояновского была подаренная В.А.Серовым пастель «Стригуны на водопое».

В отличие от многих коллекционеров Иван Иванович не гнался за модными именами и не стремился отразить в своей галерее весь спектр существующих направлений. Он руководствовался лишь своим художественным вкусом, и потому его коллекция отличалась, по выражению одного журналиста, характерным “единством художественного настроения собирателя”»16. Принятая в 1917 году на временное хранение в Третьяковскую галерею, коллекция в начале 1920-х годов большей частью, за исключением отдельных, «представляющих ценность для галереи», произведений, была возвращена владельцу. Однако уже в это время Трояновский задумывался о дальнейшей ее судьбе. Так в 1928 году он вел переговоры с П.И.Нерадовским о передаче коллекции в Русский музей, «стремясь видеть свои любимые вещи в Музее, в исключительном по прочности месте»17.

Частым участником собраний общества «Свободная эстетика» был владелец издательства «Скорпион», журнала «Весы» и альманаха «Северные цветы» Сергей Александрович Поляков. В судьбе любимого детища С.А.Полякова — журнала «Весы» — общество «Свободная эстетика» сыграло немаловажную роль, в том числе поддержав его в разгар ожесточенных нападок в прессе. А.Белый вспоминал о своих впечатлениях от нового общества: «Все толкали в “Эстетику”, где усилиями Брюсова и Трояновского соединялись живые силы искусства; общество-де — наш салон; можем здесь агитировать; эстетику задумали интересно; концентрация ее сил импозантна; <…>. Я удивился умению Брюсова, Трояновского и Рачинского изолировать “Эстетику” от нежелательного “Весам” элемента…»18.

С.А.Поляков был одной из заметных фигур русского символизма. Ему посвящали свои стихотворения В.Я.Брюсов, К.Д.Бальмонт. Он был не просто издателем — объединителем (его называли «декадентский батька» — Л.Л.Сабанеев) группы поэтов, которую в начале XX века называли декадентами, потом стали именовать символистами. Выходец из богатейшей купеческой семьи, он окончил физико-математический факультет Московского университета, параллельно слушал курсы по литературе и языкознанию. В 1899 году произошло знакомство С.А.Полякова с В.Я.Брюсовым, и тогда же возникла идея издательства «Скорпион». «“Скорпион”, — по свидетельству В.Брюсова, — сделался быстро центром, который объединил всех, кого можно было считать деятелями “нового искусства” <…> сблизил московскую группу (я, Бальмонт и вскоре присоединившийся к нам Андрей Белый) с группой старших деятелей, петербургскими писателями, объединенными в свое время “Северным вестником” (Мережковский, Гиппиус, Сологуб, Минский и др.). Объединение это было как бы засвидетельствовано изданием альманаха “Северные цветы”…»19

В подмосковной усадьбе С.А.Полякова Знаменское-Губайлово подолгу гостили Константин Бальмонт (связанный с семьей Поляковых родственными отношениями), Валерий Брюсов, Андрей Белый, Юргис Балтрушайтис, часто бывали художники, принимавшие участие в оформлении альманаха изданий «Скорпиона» — А.Арапов, Н.Феофилактов, С.Судейкин, Н.Сапунов, В.Милиоти и многие другие.

После 1917 года С.А.Поляков работал в Московском союзе писателей в должности казначея. Он оказал материальную помощь многим нуждающимся литераторам — О.Э.Мандельштаму, Г.И.Чулкову, Н.Д.Телешову, К.И.Чуковскому, С.Н.Дурылину и др. Был сотрудником Академии художественных наук. В печально известные тридцатые годы этот яркий человек был репрессирован и выслан с запрещением жить в пяти самых крупных городах СССР. Умер в Казани в 1943 году.

Коллекционирование произведений искусства было органичным продолжением издательской деятельности С.А.Полякова, в ведении которого находилось художественное оформление в издательстве «Скорпион»20. Его собрание формировалось как бы само собой из эскизов книжного и журнального оформления, подарков друзей-художников, по сути являясь изобразительным архивом издательства. После национализации в 1918 году С.А.Поляков с помощью «охранной грамоты», выданной, в том числе, при участии В.А.Брюсова, пытался спасти библиотеку и художественную коллекцию, большей частью находившуюся в имении Знаменское-Губайлово. В 1918 году из его собрания (через жену — С.Р.Полякову) было приобретено 11 графических работ — В.Э.Борисова-Мусатова, С.Ю.Судейкина, К.С.Сомова, в 1920 году — картины М.Ф.Ларионова «Закат после дождя» (1908) и А.В.Фонвизина «Женщина с черными собаками» (1902). Значительная часть архива издательства «Скорпион» поступила в Третьяковскую галерею в 1969 году в составе дара А.А.Сидорова.

Несмотря на относительную закрытость общества «Свободная эстетика» в разное время на его заседаниях, выставках, концертах, лекциях и вечерах побывало множество интересовавшихся искусством людей. Само общество расширялось: в 1910 году в его составе было 147 членов, а в 1914-м — 165 действительных членов и 31 член-посетитель. В разное время, по свидетельству участников, в него входили люди, имевшие отношение к различным областям культуры, но неизменно в его составе — меценаты и коллекционеры. Постоянными посетителями вечеров были близкие друзья четы Гиршманов — Наталья и Сергей Кусевицкие. Блестящий музыкант, дирижер, создатель музыкального издательства, Сергей Кусевицкий родился 26 июля 1874 года в Вышнем Волочке Тверской губернии в семье музыкантов. В 1894 году после окончания училища был приглашен в оркестр Большого театра, в котором проработал свыше 10 лет. В 1903 году в Берлине состоялся его первый сольный концерт. В 1905-м он женился на Наталье Константиновне Ушковой, дочери крупного чаеторговца К.Ушкова, обладательнице крупного состояния, которую отличали также разносторонние художественные таланты — она была пианисткой, серьезно занималась скульптурой. Став богатым человеком, Кусевицкий ушел из Большого театра. 23 января 1908 года состоялся дебют дирижера Сергея Кусевицкого. Начав с классического репертуара, Кусевицкий все больше и больше обращается к произведениям своих современников — С.В.Рахманинова, А.Н.Скрябина, И.Ф.Стравинского. При поддержке тестя, мецената-миллионера Константина Ушкова, в 1909-м он основал «Российское музыкальное издательство», которое пропагандировало творчество молодых российских композиторов. Именно здесь были впервые опубликованы «Петрушка» и «Весна священная» Стравинского, многие сочинения Скрябина, Метнера, Прокофьева. В особняке Кусевицких, построенном по проекту Л.Н.Кекушева, в Глазовском переулке (известен как дом О.Листа) бывали композиторы, в 1913-м во время приезда в Москву останавливался Клод Дебюсси. В 1917 году С.А.Кусевицкий был назначен дирижером и музыкальным руководителем Государственного симфонического оркестра в Петрограде. После Октябрьской революции Кусевицкий лишился своего состояния, были национализированы его издательство, оркестр, художественные коллекции. Однако он продолжал активно работать, был членом художественного совета при музыкальном отделе Наркомпроса, инициатором многих начинаний в музыкальной жизни России. В 1920 году Луначарский предложил Кусевицкому возглавить оркестр в Москве, но он отказался и попросил разрешения выехать в Берлин, чтобы наладить работу зарубежного филиала издательства. Разрешение было дано, и в мае 1920 года Кусевицкие навсегда уехали за границу. Сначала они жили в Париже. Там Серж Кусевицкий продолжил свою издательскую деятельность, выступал с сольными концертами, но главным оставалось дирижирование. В 1921 году Кусевицкий вновь создал оркестр, с которым начал ежегодные циклы «Симфонических концертов Кусевицкого» в парижской Гранд-опера (продолжались до 1930). 2 сентября 1924 года правительство Франции наградило его орденом Почетного легиона. В 1923 году он стал руководителем Бостонского симфонического оркестра и уехал в Америку. В Тэнглвуде основал музыкальную академию — Беркширский музыкальный центр, в котором он воплотил давнюю мечту «Свободной эстетики» о «храме искусств», объединяющем разные сферы художественной деятельности. Воплощением этой идеи была и вся жизнь С.А.Кусевицкого, который, помимо музыкальной деятельности, живо интересовался изобразительным искусством. Коллекция С.Кусевицкого носила своеобразный характер. Часть ее была посвящена «музыкальной теме», включала портреты композиторов и музыкантов, созданные часто по его заказу, другая включала произведения художников-современников, как правило, молодых и нуждавшихся в финансовой поддержке. Потеряв свое московское собрание, национализированное в 1920 году, Кусевицкий в эмиграции начал собирать коллекцию с нуля, как прежде, стараясь помочь старым друзьям — художникам и коллекционерам. Так, для оформления своего парижского дома в 1922 году он заказал Н.С.Гончаровой панно на темы спектаклей антрепризы С.П.Дягилева, а после переезда Г.Л.Гиршман в США предложил ей работу секретаря в своем оркестре.

Одним из постоянных участников заседаний общества «Свободная эстетика» был Илья Семенович Остроухов — художник и, пожалуй, самый главный авторитет среди коллекционеров того времени. Он не числился в списке официальных членов общества, однако, безусловно, посещал художественные выставки и музыкальные и поэтические вечера, организуемые «Свободной эстетикой». Присутствует он и среди изображенных на пастели Л.О.Пастернака «Концерт Ванды Ландовской».

И.С.Остроухов родился в Москве 20 июля 1858 года в купеческой семье. Получил домашнее образование, знал несколько языков, прекрасно играл на фортепиано, затем обучался в Московской практической академии коммерческих наук. Знакомство и сближение с семьями А.И. и С.И. Мамонтовых немало способствовало обращению Остроухова к искусству, подвигло его к настойчивому самообразованию. В Абрамцеве в 1880 году он берет первые уроки живописи у А.Киселева. Зимой 1881–1882 годов Остроухов участвует в еженедельных воскресных рисовальных вечерах у И.Репина в Москве, последующие два года занимается в студии П.Чистякова в Санкт-Петербурге. Летние месяцы проводит в Абрамцеве, становится полноправным членом мамонтовского художественного кружка, принимает участие в театральных постановках, много пишет пейзажей, у него завязываются дружеские отношения с В.Поленовым, В.Васнецовым, И.Репиным и, особенно, с В.Серовым. С 1886 года его работы экспонировались на выставках ТПХВ, МОЛХ, «Мира искусства», «36 художников», «Союза русских художников», МТХ. Многие картины Остроухова были куплены П.М.Третьяковым.

Началом своего собирательства Остроухов назвал 1881 год, когда В.Поленов подарил ему свой этюд «Лодочка». Женитьба в 1889 году на Н.П.Боткиной, работа в чаеторговой фирме тестя дала ему возможность более масштабно заняться любимым делом, обустроить собственный дом в Трубниковском переулке на Арбате. В 1890-е годы Остроухов становится известным московским собирателем.

В 1887 году Остроухов был избран действительным членом Московского археологического общества, в 1908-м — действительным членом Санкт-Петербургской Академии художеств. После смерти Третьякова в1898 году Остроухов вместе с А.П.Боткиной и В.А.Серовым был избран членом совета Третьяковской галереи, а в 1905 году — попечителем галереи. Возглавив после смерти П.М.Третьякова Совет галереи, отвечая за ее приобретения, Остроухов, будучи сам коллекционером, вступил в своеобразное негласное соревнование с другими собирателями, и прежде всего с В.О.Гиршманом. В его переписке с А.П.Боткиной упоминания о покупках, удачных и неудачных, Гиршмана проходят постоянным рефреном, а стремление «опередить», объясняющееся заботой о нуждах национального музея превращается в важную задачу. В письме от 30 января 1906 он просит Боткину посмотреть до открытия Дягилевскую выставку, «чтобы елика возможно опередить наших “велосипедистов” Гиршмана и Трояновского, <…> и на случай “попридержать” до приезда Серова и моего то, что найдете необходимым»21.

За годы работы Остроухова в совете (1899–1913, кроме 1903–1905) галерея приобрела многие произведения, составляющие ныне эталонный ряд истории русского искусства –работы Д.Левицкого, В.Боровиковского, В.Тропинина (в том числе портрет А.С.Пушкина), В.Сурикова, И.Репина, В.Васнецова, И.Левитана, В.Борисова-Мусатова, М.Врубеля, М.Сарьяна и др., что дало право Н.Врангелю написать: «К счастью, именно Остроухов очень много сделал и продолжает делать для пополнения и улучшения Третьяковской галереи, и только такой человек, тонкий знаток и художник может заполнить существующие пробелы этого собрания. Из всех русских музеев, одна Третьяковская галерея живет, а не представляет кладбище искусства, только здесь не делается разницы между старым и новым…»22.

Близкое знакомство не только с художниками, но и с коллекционерами давало ему возможность быть в курсе готовящихся перепродаж вещей, информацию эту и свой авторитет он использовал в переговорах с владельцами, стараясь достичь приемлемых для галереи условий. Примером успешной политики Остроухова является история приобретения в галерею распродававшейся коллекции В.В. фон Мекка, в которой были такие знаменитые произведения, как «Демон поверженный» и «К ночи» М.А.Врубеля. В 1907 году он писал А.П.Боткиной: «На днях у меня был В.В. ф. Мекк. <…> Между прочим, он сказал мне “первому”, под условием, пока что оставить этот разговор между нами, что он решился продать все свое собрание картин. <…> Желание Мекка сохранить все его собрание в одних руках или в одном учреждении, по-моему, неисполнимо, на что он согласился. Сегодня возможно он уже окончательно принесет мне свое согласие на распродажу собрания по частям, отдавая преимущество первого покупателя галерее, второго — Музею Александра III и т.д. Аукционная форма мною не рекомендуется, т.к. затруднения Мекка несомненно временные, а огласка, связанная с аукционом, может ему повредить как торговому человеку или предпринимателю. Остановились, несомненно, на типе выставки-продажи по установленным ценам»23.

Совет и, прежде всего, Остроухов взял на себя заботу о сохранности произведений, о перестройке жилых помещений дома, о ремонте здания галереи и отопления. При нем был реконструирован фасад по проекту В.Васнецова, открыта новая экспозиция иконописи из собрания П.Третьякова, начато собирание архива Павла Михайловича, открыта библиотека по искусству, продолжены ежегодные издания каталогов (в том числе на английском и французском языках), вышли в свет 38 выпусков иллюстрированного издания «Московская городская художественная галерея П. и С.Третьяковых» (1902–1909) с текстами И.Остроухова и С.Глаголя. В ноябре 1912 года Остроухов подает в отставку и 1 апреля 1913 года передает все дела новому попечителю галереи И.Грабарю.

С начала ХХ века Остроухов продолжает пополнять свою личную коллекцию не только картинами и первоклассными рисунками русских (Ф.Матвеев, О.Кипренский, И.Репин, В.Серов, М.Врубель и др.) и западных мастеров (А.Корреджо, Ф.Гойя, Ш.Добиньи, К.Коро, Э.Мане, П.Пюви де Шаванн и др.), но особенно увлекается собиранием и расчисткой древних русских и греческих икон, прибегая к помощи реставраторов. В 1911 году в журнале «Аполлон» публикуется большая статья Н.Врангеля «Собрание И.С.Остроухова в Москве», в 1914-м — издана книга П.Муратова «Древнерусская иконопись собрания И.С.Остроухова».

В 1913 году Остроухов делает фотосъемку своей экспозиции в Трубниковском доме. 19 декабря 1918 года коллекция Остроухова была национализирована, Илья Семенович до конца жизни (ум.в 1929) оставался хранителем своего собрания. В 1925 году Государственная Третьяковская галерея организовала юбилейную выставку произведений И.С.Остроухова, выпустив к ней каталог. После смерти собирателя Музей иконописи и живописи имени И.С.Остроухова был закрыт. Собрание передано в Третьяковскую галерею и другие музеи. В настоящее время в бывшем доме Остроухова (Трубниковский пер., 17) находится Отдел литературы ХХ века и выставочные залы ХХ века Государственного Литературного музея.

Коллекционерские кланы Высоцких и Рябушинских в «Свободной этетике» были представлены дамами. Многие воспринимали Е.П.Носову (урожд.Рябушинскую) и Н.Г.Высоцкую лишь как украшение вечеров и концертов. «… было как в храме, — так сильно сияли драгоценности на перламутровых шеях дам, так переливались шелковые ткани и парча, сверкающие как ризы священников, так каждая из дам походила на божество, окруженное священнослужителями в визитках и смокингах. Три грации — жены крупных фабрикантов, знакомые по портретам Серова, Сомова, Головина: Евфимия Павловна Носова, с лицом волжской ушкуйницы, но завернутая в парчу византийской императрицы, в старинной диадеме, серьгах и ожерелье; Генриэтта Леопольдовна Гиршман, в черном бархате, венецианских кружевах и розовом жемчуге, как испанская инфанта, и маленькая брюнетка в стиле рококо, исходящая неповторимыми восточными духами, выписанными чайной фирмой Высоцких прямо из Китая, Надежда Григорьевна Высоцкая, были настоящими владелицами этого отгороженного от простой жизни царства мысли и муз»24. В действительности их роль в художественной жизни была более значительной. Именно они были организаторами вечеров, концертов, маскарадов, театральных постановок, строя и обустраивая собственные особняки, были основными заказчицами росписей интерьеров, а порой и принимали участие в разработке их программ. Они были моделями заказных портретов, созданных В.А.Серовым, К.А.Сомовым, А.Я.Головиным, К.Ф.Юоном.

Основанное коллекционерами общество «Свободная эстетика» было главным центром притяжения для большинства московских собирателей, но не единственным. Непростыми были отношения с кругом «Свободной эстетики» у Н.П.Рябушинского, журнал которого «Золотое Руно» был своеобразным конкурентом «Весов», издаваемых С.Поляковым. Свой «салон», где собирались художники, поэты, музыканты и философы был у М.К.Морозовой. Коллекционеры-артистократы, к тому же, бывшие сами художниками, — В.В.фон Мекк и С.Щербатов несколько противопоставляли себя «новым буржуа». В этих противоречиях, своеобразной «конкуренции», конфликтах не было ничего удивительного — каждый коллекционер был наделен яркой индивидуальностью характера и вкуса, каждый отстаивал уникальность своей коллекции, своего взгляда на искусство.

Выставка «Среди коллекционеров. Графика в московских собраниях конца XIX – начала XX века», которая была развернута в Третьяковской галерее и объединяла в одном пространстве московских коллекционеров-собирателей графики (и не только из общества «Свободная эстетика»), представила каждое собрание как самостоятельный фрагмент экспозиции, стремясь, насколько возможно, показать специфику каждого из них. Когда-то С.А.Щербатов мечтал о создании музея личных коллекций, где «каждую коллекцию размещали бы в отдельной ячейке», чтобы не была утрачена «духовная связь с вложившим некогда свою душу в любимое свое собрание бывшим собирателем-владельцем»25. По сути, создателями нынешней выставки в Третьяковской галерее и являются сами коллекционеры, безупречность вкуса и правильность выбора которых подтвердило время. Собранные вместе, эти коллекции воссоздают образ блистательной эпохи Серебряного века, в истории которой навсегда останутся не только имена художников, но и коллекционеров и меценатов. Обращенные к чете Гиршман слова К.С.Станиславского, могут, пожалуй, быть посланием всем героям выставки «Среди коллекционеров»: «Ваша роль в русском искусстве — значительна. Для того, чтобы процветало искусство, нужны не только художники, но и меценаты. Вы <…> взяли на себя эту трудную роль и несли ее много лет, талантливо и умело <…> История скажет о Вас то, что не сумели сказать современники»26.

 

Примечания

 

1 Серпинская Н. Флирт с жизнью. М., 2003, С.97.

2 Грабарь И.Э. Моя жизнь. Автомонография. М.; Л., 1937. С.267.

3 Устав общества «Свободная эстетика». Цит. по изд.: Валентин Серов в переписке, документах и интервью: Сб. В 2 т. / Сост. И.С.Зильберштейн, В.А.Самков. Л., 1989. Т.2. С.368.

4 Там же.

5 Белый А. Между двух революций. Л., 1934. С.218.

6 Лапшин В. В.В.Переплетчиков. Художник. Литератор. Общественный деятель // http:/www.artgorisont.com

7 Цит. по изд.: Полунина Н., Фролов А. Коллекционеры старой Москвы. М., 1997. С.114.

8 Валентин Серов в воспоминаниях, дневниках и переписке современников / Сост.И.С.Зильберштейн, В.А.Самков. Л., 1971. С.326.

9 Грабарь И.Э. Моя жизнь. Автомонография. М.; Л., 1937. С.198.

10 Цит. по изд.: Полунина Н., Фролов А. Коллекционеры старой Москвы. С.115.

11 Валентин Серов в воспоминаниях, дневниках и переписке современников. С.331.

12 Белый А. Между двух революций. Л., 1934. С.225.

13 О занятиях И.И.Трояновского и получении им Серебряной медали см: ОР ГТГ. Ф.9. Ед.хр. 115, 135.

14 ОР ГТГ. Ф.3. Ед.хр. 319.

15 Грабарь И.Э. Письма 1891–1917 гг. М., 1974. С.147.

16 С.Р. Собрание картин И.И.Трояновского // Кривое зеркало. 1910. №40. С.2.

17 Письмо И.И.Трояновского П.И.Нерадовскому // ОР ГТГ. Ф.31. Ед.хр. 1595.

18 Белый А. Указ. соч. С.341.

19. Литературное наследство. Т.85. Валерий Брюсов. М., 1976. С.259.

20 Там же. С.261.

21 ОР ГТГ. Ф.48. Ед.хр. 444.

22 Врангель Н.Н. Собрание И.С.Остроухова // Аполлон. 1911. №10. С.5.

23 ОР ГТГ. Ф.48. Ед.хр. 493.

24 Серпинская Н. Указ. соч. М., 2003. С.90.

25 Щербатов С.А. Художник в ушедшей России. Нью-Йорк, 1955. С.338.

26 Из альбома Г.Л.Гиршман // Новый журнал. 1963. Кн. LXXI. С.260.

Выставка «Среди коллекционеров. Графика в московских собраниях конца XIX – начала XX века» в залах Третьяковской галереи

Выставка «Среди коллекционеров. Графика в московских собраниях конца XIX – начала XX века» в залах Третьяковской галереи

К.Сомов. Из книг А.Н.Бенуа. Экслибрис. 1902. Тушь, перо. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

К.Сомов. Из книг А.Н.Бенуа. Экслибрис. 1902. Тушь, перо. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

К.Сомов. Воскресенье. Рисунок для серии открытых писем «Дни недели» (издание Общины св.Евгении). 1904. Бумага, акварель, бронзовая краска, белила. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

К.Сомов. Воскресенье. Рисунок для серии открытых писем «Дни недели» (издание Общины св.Евгении). 1904. Бумага, акварель, бронзовая краска, белила. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

М.Врубель. Портрет Т.С.Любатович в роли Кармен. 1890-е годы. Бумага, акварель. Из собрания С.А.Щербатова

М.Врубель. Портрет Т.С.Любатович в роли Кармен. 1890-е годы. Бумага, акварель. Из собрания С.А.Щербатова

М.Врубель. Тени лагун. 1905. Пастель, гуашь, уголь, графитный карандаш. Из собрания С.А.Кусевицкого

М.Врубель. Тени лагун. 1905. Пастель, гуашь, уголь, графитный карандаш. Из собрания С.А.Кусевицкого

В.Серов. Портрет художника М.А.Врубеля. 1907. Бумага, уголь, мел, сангина. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

В.Серов. Портрет художника М.А.Врубеля. 1907. Бумага, уголь, мел, сангина. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

К.Сомов. Купальщицы. 1904. Бумага, акварель, итальянский карандаш. Из собрания И.А.Морозова

К.Сомов. Купальщицы. 1904. Бумага, акварель, итальянский карандаш. Из собрания И.А.Морозова

С.Судейкин. Русская Венера. 1907. Акварель, гуашь, тушь, перо. Из собрания С.А.Полякова

С.Судейкин. Русская Венера. 1907. Акварель, гуашь, тушь, перо. Из собрания С.А.Полякова

М.Добужинский. Кукла. 1905. Бумага на картоне, акварель, гуашь, темпера. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

М.Добужинский. Кукла. 1905. Бумага на картоне, акварель, гуашь, темпера. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

К.Сомов. Деревья. Эскиз к картине «Радуга». 1897. Бумага, итальянский карандаш, цветной карандаш, белила. Из собрания С.А.Бахрушина

К.Сомов. Деревья. Эскиз к картине «Радуга». 1897. Бумага, итальянский карандаш, цветной карандаш, белила. Из собрания С.А.Бахрушина

К.Сомов. Дама в розовом платье. 1903. Бумага, акварель, белила, графитный карандаш. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

К.Сомов. Дама в розовом платье. 1903. Бумага, акварель, белила, графитный карандаш. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

К.Сомов. Арлекин и дама. 1912. Акварель, гуашь. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

К.Сомов. Арлекин и дама. 1912. Акварель, гуашь. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

К.Сомов. Поэты. 1898. Акварель, гуашь, пастель. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

К.Сомов. Поэты. 1898. Акварель, гуашь, пастель. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

И.Левитан. Разлив. 1895. Пастель. Из собрания С.А.Бахрушина

И.Левитан. Разлив. 1895. Пастель. Из собрания С.А.Бахрушина

Л.Пастернак. Концерт Ванды Ландовской. Вечер старинной музыки в «Обществе Свободной эстетики». 1907. Пастель. Из собрания Д.В.Высоцкого

Л.Пастернак. Концерт Ванды Ландовской. Вечер старинной музыки в «Обществе Свободной эстетики». 1907. Пастель. Из собрания Д.В.Высоцкого

В.Серов. Портрет Г.Л.Гиршман. 1911. Картон, темпера. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

В.Серов. Портрет Г.Л.Гиршман. 1911. Картон, темпера. Из собрания В.О. и Г.Л. Гиршман

В.Серов. Портрет П.И.Щербатовой. Эскиз. 1911. Картон, уголь. Из собрания С.А.Щербатова

В.Серов. Портрет П.И.Щербатовой. Эскиз. 1911. Картон, уголь. Из собрания С.А.Щербатова

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2018) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - joomla-expert.ru