Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 79-80 2006

Галерея журнала «Наше наследие»

 

Михаил Красилин

 

Художник и галерист

 

Выставки того или иного художника дают обычно необходимый импульс к осмыслению творчества мастера, выявлению его кредо, материализованного в картинах, рисунках и т.д. Естественно, что несколько позже это осмысление приобретает литературные формы. Остается конкретный след. Художник «сосчитан». Далее — он постепенно начинает входить в историю, в историю искусства. Такой процесс увековечения художников традиционен, но и чрезвычайно важен особенно для тех, кто не избалован вниманием критики, специалистов. К таковым можно отнести и Сергея Сафонова, чья фигура, однако, хорошо известна в художественных кругах Москвы, но, в большей степени, не как художника. Попробуем же выяснить причины такого странного несоответствия.

Как художник — Сергей Сафонов , несомненный продукт второй половины ХХ века: и по рождению (1963), и по творчеству. Процесс формирования его личности происходил в стенах «мужского» Пединститута им. В.И.Ленина. Здесь преподаватели, не забывая посылать студентов на замечательные летние практики на Байкал, в Вологду, Среднюю Азию, не лезли со своими советами и не мешали молодой поросли развиваться более или менее самостоятельно. Общая атмосфера института была пронизана «бубнововалетовскими» излучениями. Наверное, это уже неодолимая общенациональная традиция. Можно сказать, что в России «сезаннизм» — наш отечественный вирус — у нас в крови, в самом широком понимании этого термина. Вполне естественно, что Сергея не миновала чаша сия, и он испил ее, как и должно. В 1982 году он активно вошел в выставочную обойму, как вполне подающий надежды молодой мастер. Своим участием он отметил ряд «мосховских», весенних, осенних, тематических и персональных экспозиций. Картины Сафонова видели даже в Марокко (1988) и Испании (1990), а также в некоторых странах Ближнего зарубежья. Радикализм Сафонова и его друзей проявился в большой специальной выставке «Шестерка бубей». За максималистским названием, конкретно определяющим возраст участников, стояла четкая программа — «мы — наследники». И они — наследники — пошли дальше и объявили себя последователями «традиционного новаторства». В конечном итоге «традиционное новаторство» выразилось в несколько осовремененном варианте нормальной отечественной стилистики обобщающего характера, позволявшей молодым художникам осознавать себя продолжателями дела позднего Кончаловского, Лентулова и других. С этого момента Сергей и его соратники стали просто работать.

Сафонов в своем творчестве предпочтение отдает пейзажу. Он сосредоточил свое внимание на крепкой формообразующей композиционной разработке в сочетании с живописными поисками. Последние были направлены на раскрытие обобщающей образности увиденного, переосмысленного. Можно сказать, что Сафонов явно тяготеет к некоему эпическому началу. Оно пронизано, безусловно, постсезаннистскими тенденциями, конечно, реализованными сквозь призму поздних последствий «Бубнового валета». Сафоновской живописи раннего периода свойствен некий задорный брутализм. Однако он оправдан не столько молодостью автора, сколько естественной реакцией на еще недавно довлевшие догмы официальных художественных установок. В таких картинах, как «Крыши Феодосии» (1984), «Марево над Муромом» (1987), «Зима в Хотькове» (1987), налицо упоение живописной массой, свободой обращения с ней, утверждение ясности мироощущения. Активные, порою «корявые» движения кисти формируют выразительность изображаемого пейзажа. Заметна тенденция к прорыву национального менталитета, связанного с излюбленными отечественными мастерами серыми деньками. Сострадательность традиционного русского пейзажа Сафонову чужда изначально. Оставаясь в рамках устоявшейся изобразительной системы, художник ищет пути образного самоутверждения. Надо отдать должное Сергею — приоритет он все же отдает живописности. Куда бы ни завели художника в поисках мотива тропинки близких ему окрестностей московского жития, любимого Кратова или ставшего летним пристанищем литовского «зарубежья», он прежде всего занят выявлением непреходящих ценностей в рамках живописного процесса.

Созидаемый Сафоновым на холсте пейзажный образ никак не назовешь лирическим. Его стабильные, эмоционально сдержанные ландшафты отличаются отсутствием рефлексирующего состояния. В этом он соотносим, как это не покажется странным, с весьма профессиональными немецкими живописцами начала ХХ столетия, утверждавшими самоценность природы как таковой. В картине «Зима в Измайлове» (1994) формальные и живописные приемы играют значительную роль. Все подчинено завораживающему круговому движению аллеи побуревших деревьев, направляющих наше внимание к архитектурному памятнику. Масштабные цветовые плоскости оживлены достаточно разнообразными валерными соотношениями. Художник ищет и находит нечто вечное в создаваемом им картинном образе. Однако и здесь, и в некоторых других работах роль своеобразных акцентов иногда начинают играть, словно «выскакивающие» ниоткуда, беловатые геометрические фигуры спальных «мультибилдингов». Понимаю, что в реальной жизни от них не избавиться, но в сафоновских полотнах они все же будоражат, привнося в вечное что-то диссонирующее, эфемерное. Может, и не стоит быть уж таким правоверным реалистом. Оставим их тем, кто любит считать листья на деревьях. Сафонову по силам показать нам мудрость живого бытия в своей экологически чистой завершенности, как, например, это видно в картине «С костелом» (2003), в которой отдаленная старая церковь становится естественной доминантой окружающей ее среды.

В более поздних работах Сафонов начинает тяготеть к некоему «академизму», сказывающемуся в сбалансированной композиции, обобщенности изображаемых элементов, но не в ущерб живописности. Эта тенденция была ему всегда свойственна. Ее можно заметить и в раннем «Натюрморте» (1984), в котором работа над фактурным решением полотна не противоречит заданному композиционному построению. В нем проявляется некая «шарденовская» основательность. Наивысшей точки в гармонии живописной трактовки и предметного мира Сафонов достигает в натюрморте «Раз в год» (1996). Собственно, предмет один, да и то сокрытый в блескучей подарочной упаковке. Но и он едва замечаем среди россыпи щедрых сверкающих живописных находок.

В одной из своих многочисленных статей Сафонов как-то программно заявил: «Моих картин никогда не будет в Третьяковской галерее». Но мы все под Богом ходим. Те, кому Третьяковка в последнее время устраивала выставки, утверждали, что они и не думали о своих картинах в стенах Alma mater национального искусства. Подобный скепсис Сафонова объясним лишь одним. Он чаще занимается продвижением других, незаслуженно забытых мастеров. Вот уже почти 20 лет Сергей — один из руководителей весьма престижной муниципальной галереи «Ковчег». Понятно, что галерейное дело требует полной отдачи. Более того, он — один из признанных арт-критиков, чьи весьма живые статьи, можно прочитать в нашей периодике. По-видимому, здесь кроется основная причина, по которой Сафонов-художник интеллигентно отступает в сторону перед уверенным и авторитетным галеристом Сафоновым. А может быть, пора подумать и о собственном творчестве, тем более что для этого есть все основания?

Сергей Сафонов

Сергей Сафонов

Сергей Сафонов. Марево над Муромом. 1987. Холст, масло

Сергей Сафонов. Марево над Муромом. 1987. Холст, масло

Сергей Сафонов. Чайники. 1990. Картон, масло

Сергей Сафонов. Чайники. 1990. Картон, масло

Сергей Сафонов. Литовский городок. 2003. Холст, масло

Сергей Сафонов. Литовский городок. 2003. Холст, масло

Сергей Сафонов. Хутор. 1999. Холст, масло

Сергей Сафонов. Хутор. 1999. Холст, масло

Сергей Сафонов. Зима в Измайлово. 1994. Холст, масло

Сергей Сафонов. Зима в Измайлово. 1994. Холст, масло

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru