Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 79-80 2006

Музей Училища барона Штиглица

 

Подвиг российской благотворительности1

 

Фото: Ирина Туминене, Владимир Теребенин

 

 

Галина Прохоренко

 

Учебное пространство нового типа

 

Строительство нового здания музея Училища барона А.Л.Штиглица началось в июле 1885 года, и уже на первой стадии работы архитектор проекта М.Е.Месмахер привлек к работе над эскизами декоративного убранства интерьеров будущего музея воспитанников школы. Эта работа стала для будущих художников настоящей школой профессионального мастерства. Возведение здания шло довольно быстро. К концу 1888 года здание музея было подведено под крышу, а главный фасад облицован.

Для обеспечения стройки материалами Месмахер заключил контракты с различными зарубежными и отечественными фирмами: в 1886 году с берлинской фирмой «Пауль Виммель и К», которая поставила серый силезский песчаник и почти весь мрамор, в 1889–1892 годах — с Ф.К.Сан-Галли, владельцем чугуно-литейного и механического заводов в Петербурге и Москве, изготовившем для здания музея железные балки, стропила, кровельное железо, оконные переплеты, железные решетки для окон первого этажа. На заводах Ф.К.Сан-Галли была выполнена и металлическая основа двойного стеклянного перекрытия Большого зала музея. Расписные стекла для покрытия этого купола изготовила известная мюнхенская фирма Цеттлера. Плитка для облицовки пола музея поставлялась из Меттлаха от фирмы «Виллеруа и Бох», деревянная резная отделка интерьеров выполнялась на мебельно-паровой фабрике А.Вунша и мастерской Клоц и Франц2.

К оформлению интерьеров приступили в 1890 году. Их декоративное убранство включало в себя все возможные виды художественных работ: скульптурный декор, полихромные росписи, позолотные работы, резное дерево. Над созданием скульптурного оформления внешнего облика и интерьеров здания трудились скульпторы М.А.Чижов, А.П.Бауман, В.И.Жилкин, А.И.Лапин; живописное убранство залов музея было выполнено в основном выпускниками и преподавателями училища Штиглица — М.Д.Салтыковым и Н.И.Блиновым. Кроме того, в этой работе принимали участие М.Е.Михайлов, И.Д.Шелощенков, П.И.Долгов, Н.К.Прозоров, С.И.Садиков, А.Н.Новоскольцев и др.

Торжественное открытие нового здания музея Училища состоялось 30 апреля 1896 года в присутствии императорской четы.

 Архитектурная концепция здания, его декоративно-художественное и объемно-планировочное решения были обусловлены общим направлением развития архитектуры зданий западноевропейских музеев этого периода: Южно-Кенсингтонского музея в Лондоне, построенного в 1857 году по проекту инженера Ф.Фоука, австрийского Музея искусства и промышленности в Вене, здание которого было возведено в 1867 году по проекту архитектора Г.фон Ферстеля и Берлинского художественно-промышленного музея, построенного в 1877–1881 годах по проекту директора рисовальной школы архитектора М.Гропиуса.

Используя наработанные западноевропейскими зодчими композиционные и художественные приемы, развивая и дорабатывая их, программно придавая своему творению черты сходства с крупнейшими художественно-промышленными музеями, Месмахер обдуманно ставил свое творение в один ряд с новейшими достижениями музейной архитектуры Европы, подчёркивая, что новая петербургская художественная школа со своими педагогическими устремлениями и ее грандиозный музей являются выразителем европейской культуры и ее проводниками на российской почве.

Здание музея предстаёт как уникальный памятник позднего периода историзма, времени, когда в качестве главных творческих ориентиров, вдохновлявших архитекторов и художников, выступало искусство эпохи Ренессанса. При формировании архитектурно-художественного облика здания музея М.Е.Месмахер обращается к вершинным достижениям мирового зодчества и тем самым стремится еще более усилить и подчеркнуть дидактические функции музея.

В качестве исторических аналогов здания музея Училища можно назвать несколько известных памятников итальянского Возрождения: творения представителя высокого Ренессанса, венецианского зодчего Я.Сансовино — Библиотека Сан Марко и палаццо Корнер делла Ка-Гранде, и произведения ярчайшего представителя позднего Возрождения А.Палладио — Базилика (или палаццо делла Раджоне) и палаццо Тьене в Виченце.

Библиотека Сан Марко в Венеции — хранилище знаний, заключенных в собрании редких книг, музей тоже хранилище знаний, но сосредоточенных в произведениях искусства — вот логика, которой следовал М.Е.Месмахер выбирая прообраз своего произведения. Взяв за основу планировочную схему флорентийского дворца, зодчий использует опыт Сансовино и развивает идею не архаичного, замкнутого и недоступного дворца-крепости, а ориентируется скорее на образ богато декорированное венецианское палаццо, олицетворяющего открытый и праздничный образ жизни Венеции.

Пространство парадных интерьеров музея раскрывается перед посетителями логично и последовательно. Нарядный вестибюль характером своего архитектурно-планировочного решения и декоративного убранства напоминает Сикстинский зал библиотеки Ватикана, оформленный в 1580-х годах Д.Фонтана. В убранстве вестибюля Месмахер использовал натуральный полированный гранит и мрамор в сочетании с полихромными росписями. В его прихотливом рельефном декоре гротескные мотивы соседствуют с аллегорическими изображениями художественных ремесел.

Открывал экспозицию музея Аванзал, глубокие своды которого покрывают яркие декоративные росписи, воскрешающие в памяти убранство плафона Виллы Мадама в Риме, спроектированной в начале XVI века Рафаэлем и оформленной его учениками Д.Романо и Д. да Удине. Строгая колоннада Аванзала и ступенчатые переходы направляли посетителя музея через широкий мраморный портал в Большой выставочный зал, как бы оставляя в стороне от этого главного парадного маршрута залы 1-го этажа, в большей степени ориентированные на учебные задачи школы: Греко-римский зал и Коптскую галерею, Готический зал и Романскую галерею, залы Раннего итальянского Возрождения и др.

Большой Выставочный зал, высотой в два этажа, доминирует в объемно-пространственном решении здания и является композиционным центром всей постройки. В архитектурном решении зала Месмахер использовал традиционную схему внутреннего двора итальянского палаццо с двухъярусной аркадой, выполненной в характерных для итальянской ренессансной архитектуры формах. Пространство зала перекрыто огромным стеклянным куполом.

 Поднявшись по роскошной мраморной лестнице, на верхней площадке которой стояла скульптура А.Л.Штиглица работы М.М.Антокольского, можно было попасть в одно из главных парадных помещений музея — Венецианский зал, или Зал Тьеполо. Главным композиционным элементом этого помещения, определившим стилистику его убранства, были пять великолепных живописных полотен известного итальянского художника XVIII века Д.-Б.Тьеполо, приобретенных для музея А.А.Половцовым в Вене в 1886 году и ведущих свое происхождение из палаццо Дольфино в Венеции. В декоративном оформлении зала явственно просматривается один из основополагающих творческих принципов Месмахера, когда композиционной диминантой художественного убранства интерьера является подлинное произведение (в данном случае — живописные полотна), которое своим художественным строем определяет его стилистику. Используя архитектурно-художественные формы прошлого, зачастую почти цитаты, совмещая разные по времени, но близкие по стилистическим характеристикам эпохи, через целый ряд визуальных художественных ассоциаций, Месмахер стремился пробудить память и воображение зрителя, включить его в процесс восприятия, обучения, познания. Так, в качестве отправной точки в поисках исторического прототипа для оформления Венецианского зала Месмахер взял за основу и доработал в соответствии с общим композиционным замыслом принципы декоративного оформления зала Антиколлегии Дворца дожей в Венеции, стены которого украшены полотнами Тинторетто и Веронезе, а весь комплекс художественного убранства был выполнен в 1570-е годы архитекторами Палладио и Витториа.

Интерьер еще одного из парадных залов венецианского Дворца дожей — зала Коллегии, спроектированного А. да Понте в 1574 году, возможно, повлиял на выбор композиционного решения оформления другого зала музея — Зала Совета. Основной композиционной доминантой зала явилась серия шпалер XVI века «Времена года», выполненная в мастерских Фландрии и приобретенная для музея Училища в 1885 году у петербургского антиквара Якобсона. В их художественном строе, в стилистике центральных медальонов с изображением античных богов, олицетворяющих времена года, в сложных гротескных узорах, заполняющих основную часть композиции, четко просматривается влияние итальянского искусства или авторство итальянских мастеров. Само помещение выполняло функции актового зала, а также было местом заседания Совета Училища. Подчеркивая эту его главную роль, Месмахер расположил по периметру зала деревянную панель со скамьями, декорированными копиями резных филенок скамей зала Конференций в церкви Святого Августина в Перудже3.

Ренессансные формы нашли отражение и в других залах музея — в Рафаэлевских лоджиях, Зале Фарнезе, Зале Тюдоров, (выполненном в характере английского возрождения), а также в великолепном оформлении зала Генриха II, открывающего анфиладу залов французского искусства, в его декоративном оформлении угадываются элементы убранства галереи Генриха II в Фонтенбло, а также зала Дианы де Пуатье в замке Ане, построенных архитектором Ф.Делормом в середине XVI века.

Небольшой, камерный, но вместе с тем очень нарядный зал Людовика XIII, расположенный за залом Генриха II, был оформлен в соответствии со вкусом времени правления этого монарха и поражал ослепительным великолепием позолоты и живописного декора стен и потолка. Главным композиционным акцентом следующего помещения — Зала Людовика XIV, представлявшего большой стиль французского искусства, была серия французских настенных ковров XVII века «Месяцы, или Королевские резиденции», созданная на знаменитой мануфактуре Гобеленов по эскизам художника Ш.Лебрена и приобретенная для музея в 1887 году у парижского антиквара М.-А.Лово. Прекрасным дополнением коврам служил изысканный по колориту декор потолка и полихромные росписи стен, воскрешающие в памяти орнаментальные композиции Ж.Берена — придворного художника Короля-Солнце.

Поистине великолепным, поражающим своей цельностью и богатством, было художественное оформление Фламандского зала. Композиционной доминантой этого просторного, разделенного на три части поперечными резными порталами помещения была серия фламандских шпалер XVII века «Семь свободных искусств», приобретенных для музея А.А.Половцовым в 1889 году у парижского антиквара Шути4.

М.Е.Месмахер стремился к созданию эстетически адекватного обрамления уникальных экспонатов, поэтому вся «архитектурная декорация» работала на эту главную идею: кессонированный потолок, резные панели порталов, тисненные золотом кожаные обои, которыми были затянуты межоконные пространства, и, наконец, массивные, специально спроектированные для этого зала витрины.

С момента открытия 30 апреля 1896 года музей Училища оказался в самом центре художественной жизни Петербурга и стал одним из наиболее посещаемых мест в городе. В его Большом выставочном зале проходили блистательные выставки: журнала «Мир искусства» (1898), «Историческая выставка предметов искусства» (1904), «Выставка церковной старины» (1915) и другие. Но главное, музей стал одним из важнейших элементов эстетического воспитания будущих художников.

Вид на Большой выставочный зал Училища и Итальянскую лестницу с галереи. Фото 1896 года

Вид на Большой выставочный зал Училища и Итальянскую лестницу с галереи. Фото 1896 года

Проект здания музея Училища барона А.Л.Штиглица. Продольный разрез. Архитектор М.Е.Месмахер

Проект здания музея Училища барона А.Л.Штиглица. Продольный разрез. Архитектор М.Е.Месмахер

Часы в виде колесницы. Золоченая бронза, фарфор, надглазурная роспись. Германия. Мейсен. Середина XVIII века. ГЭ

Часы в виде колесницы. Золоченая бронза, фарфор, надглазурная роспись. Германия. Мейсен. Середина XVIII века. ГЭ

Фрагмент росписи сводов зала «Теремок»

Фрагмент росписи сводов зала «Теремок»

Зал русского искусства XVII века «Теремок»

Зал русского искусства XVII века «Теремок»

Витраж с изображениями св. Анны, Девы Марии и Христа. Германия, Нюрнберг. Около 1500 года. Цветное стекло, свинец, роспись. ГЭ

Витраж с изображениями св. Анны, Девы Марии и Христа. Германия, Нюрнберг. Около 1500 года. Цветное стекло, свинец, роспись. ГЭ

Ваза. Фарфор, подглазурная красная роспись. Китай, марка и период Юнчжэн. 1722–1735. ГЭ. Ваза формы мэйпин, балясевидная, с узким дном, широкими плечиками и маленьким узким горлом. Ваза украшена невысоким рельефным изображением дракона в волнах и имеет красный цвет росписи. Роспись выполнена краской с применением окиси меди, под глазурью, имеющей слегка зеленоватый оттенок. На дне изделия марка Юнчжэн (1722–1735), и марка и само изделие соответствуют этому периоду. В данном виде декора применяются одни из самых сложных техник и приемов, которые использовались в фарфоровом производстве в Китае. Появляется подглазурная красная роспись в Китае в XIII–XIV вв. Ее пытаются воссоздать в более позднее время, и лучшие по качеству и цвету изделия создаются в конце XVII — начале XVIII в. Ваза является шедевром китайского искусства. Сложность в исполнении, трудоемкий процесс обжига объясняют тот факт, что подобные изделия были очень дорогими и в XVIII–XIX вв., и сейчас

Ваза. Фарфор, подглазурная красная роспись. Китай, марка и период Юнчжэн. 1722–1735. ГЭ. Ваза формы мэйпин, балясевидная, с узким дном, широкими плечиками и маленьким узким горлом. Ваза украшена невысоким рельефным изображением дракона в волнах и имеет красный цвет росписи. Роспись выполнена краской с применением окиси меди, под глазурью, имеющей слегка зеленоватый оттенок. На дне изделия марка Юнчжэн (1722–1735), и марка и само изделие соответствуют этому периоду. В данном виде декора применяются одни из самых сложных техник и приемов, которые использовались в фарфоровом производстве в Китае. Появляется подглазурная красная роспись в Китае в XIII–XIV вв. Ее пытаются воссоздать в более позднее время, и лучшие по качеству и цвету изделия создаются в конце XVII — начале XVIII в. Ваза является шедевром китайского искусства. Сложность в исполнении, трудоемкий процесс обжига объясняют тот факт, что подобные изделия были очень дорогими и в XVIII–XIX вв., и сейчас

Шпалера «Мудрость» из серии «Добродетели». Фландрия. Брюссель. Конец XV – начало XVI века. ГЭ

Шпалера «Мудрость» из серии «Добродетели». Фландрия. Брюссель. Конец XV – начало XVI века. ГЭ

Графин и стакан. Испания. Каталония. Мануфактура Ла Гранха де Сан Ильдефонсо. Около 1775 года. ГЭ

Графин и стакан. Испания. Каталония. Мануфактура Ла Гранха де Сан Ильдефонсо. Около 1775 года. ГЭ

Шпалера «Риторика» из серии «Семь свободных искусств». Фландрия. Брюгге или Брюссель. Мануфактура Лейнерса (?). Вторая половина XVII века. ГЭ

Шпалера «Риторика» из серии «Семь свободных искусств». Фландрия. Брюгге или Брюссель. Мануфактура Лейнерса (?). Вторая половина XVII века. ГЭ

Кружка. Богемия. 1598. Прозрачное синее стекло, роспись цветными эмалями, олово, золочение. ГЭ

Кружка. Богемия. 1598. Прозрачное синее стекло, роспись цветными эмалями, олово, золочение. ГЭ

Фрагмент ширмы китайского «коромандельского» лака XVII века, закрепленной на дверце комода европейской (французской?) работы. ГЭ. На створке изображены фрагменты большой композиции — сцены праздника весны во дворце. Перед нами — ворота, ведущие в усадьбу, внутри усадьбы за воротами — павильон, терраса, на которой стоят два китайских чиновника, рядом беседка с женщинами-музыкантшами. Ко дворцу подъезжает группа гостей, их встречают музыкой — по сторонам изображены две беседки с играющими музыкантами. Шкафчик украшен откидной дверцей-доской, которая обклеена снаружи продольным срезом со створки китайской ширмы резного и окрашенного минеральными красками цветного лака. Резьба виртуозна и создает ощущение объема, перспективы живописной сцены. В XVII в. в Европе были популярны двухсторонние ширмы из лака, которые привозили из Китая. Когда большие ширмы начали выходить из моды, их разрезали вдоль досок, используя обе орнаментированные стороны, и этими фрагментами лака украшали мебель европейской работы

Фрагмент ширмы китайского «коромандельского» лака XVII века, закрепленной на дверце комода европейской (французской?) работы. ГЭ. На створке изображены фрагменты большой композиции — сцены праздника весны во дворце. Перед нами — ворота, ведущие в усадьбу, внутри усадьбы за воротами — павильон, терраса, на которой стоят два китайских чиновника, рядом беседка с женщинами-музыкантшами. Ко дворцу подъезжает группа гостей, их встречают музыкой — по сторонам изображены две беседки с играющими музыкантами. Шкафчик украшен откидной дверцей-доской, которая обклеена снаружи продольным срезом со створки китайской ширмы резного и окрашенного минеральными красками цветного лака. Резьба виртуозна и создает ощущение объема, перспективы живописной сцены. В XVII в. в Европе были популярны двухсторонние ширмы из лака, которые привозили из Китая. Когда большие ширмы начали выходить из моды, их разрезали вдоль досок, используя обе орнаментированные стороны, и этими фрагментами лака украшали мебель европейской работы

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru