Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 75-76 2005

Вардуи Халпахчьян

Биография одного шедевра

«Мадонна» Дуччо из римской коллекции графа Григория Сергеевича Строганова (1829–1910)

Светлой памяти Риммы Владимировны

В середине ноября 2004 года СМИ Америки и Европы сообщили о том, что нью-йоркский Метрополитен-музей приобрел еще один шедевр: картину Мадонна Стокле кисти Дуччо ди Буонинсенья (ок. 1235–1319), ведущего мастера раннего итальянского Возрождения.

Пополнение крупнейшим мировым художественным музеем своих фондов произведением одного из величайших мастеров прошлого попало в данном случае и в заголовки финансовых новостей, поскольку 45 миллионов долларов, уплаченных за написанную около 1300 года в Сиене маленькую картину (21 х 27 см; дерево, темпера с позолотой), переводят эту музейную покупку в разряд крупной финансовой операции. По признанию директора Филипа де Монтебелло, это самая большая сумма, когда-либо уплаченная Метрополитен-музеем за один художественный шедевр1.

 

Но переселение Мадонны Стокле Дуччо из частного собрания в музей, а тем более в Метрополитен — большое событие прежде всего для научного мира. Не только потому, что это был последний шедевр Дуччо, остававшийся в частных собраниях. Не только потому, что это действительно выдающееся произведение искусства, которое, по мнению директора Музея, «маленькое по размеру, но огромное по значению, станет одним из самых известных — наряду с прославленным диптихом Распятие и Страшный Суд Ван Эйка и Св.Иеронимом Боттичелли — шедевров Метрополитен- музея… и еще более повысит престиж его коллекций»2. Главное значение этого события заключается в том, что, став музейным экспонатом, эта картина, слишком долгие годы ни разу не выставлявшаяся публично, стала доступна для обозрения и для углубленного исследования.

Культурная общественность нового времени впервые узнала о существовании этой Мадонны Дуччо в 1904 году, в Сиене: она была предложена для экспозиции на первую выставку старого сиенского искусства первооткрывателем и владельцем картины — русским аристократом и римским коллекционером графом Григорием Сергеевичем Строгановым (1829–1910).

В последующее время без упоминания этой картины (Мадонны Строганов, позже — Мадонны Стокле) не обходилась ни одна аналитическая публикация, посвященная Дуччо, поскольку уже в 1904 году была признана особая важность этого произведения в эволюции живописца: «Ряд новых черт решительно отделяет эту Maдонну от группы ранних картин маэстро того же сюжета, — резюмирует, к примеру, итальянская исследовательница Джованна Раджионьери, — во-первых, весьма значима замена красного мaфoрия византийского толка белым платом… Но главная особенность этого произведения — пространственное решение: положение левой руки Мадонны, на которой она держит Младенца, и в особенности — нововведенный мотив парапета, опирающегося на кронштейны, чередующиеся с пустотами»3. Британский ученый Джон Уайт подчеркивает, что иконография этого произведения делает его «первым и единственным предшественником длинного ряда итальянских Мадонн у парапета»4.

Искусствоведческая наука, c началa ХХ века начавшая систематическое изучение живописи Треченто и Кватроченто, долгие годы вынуждена была обходиться без этой Мадонны Дуччо: для исследователей двух-трех поколений картина была недоступна, в их распоряжении был только бледный оттиск, черно-белая фотография начала 1900-х годов, и анализ не мог идти дальше заметок об иконографии.

Известны два варианта фотографии этого шедевра: один — работа римской фирмы ДанезиFotostudio Danesi»), выполнявшей заказы графа Строганова для готовившегося им Каталога ста основных шедевров своей коллекции, где таблица с этой картиной Дуччо открывает второй том, посвященный шедеврам искусства начиная от средневековья5. Другая фотография, с подписью «Фото Бартон» («Foto Burton»), помещена в статье 1904 года Ф.Мезона-Перкинса6, посвященной Сиенской выставке. На выставке Дуччо в Сиене же в 1912 году эта фотография заменила саму картину7, поскольку оригинал остался устроителям недоступен.

Сохранилось также и несколько описаний цветовой гаммы шедевра Дуччо: в то время, когда картины можно было публиковать только в тоновом варианте, в сопровождающем тексте непременно перечислялись и цвета. Но этих отдельных свидетельств было конечно недостаточно для научных выводов о живописных достоинствах картины со стороны тех, кто ее не видел.

В 1909 году Н.Врангель и А.Трубников, сотрудники русского художественного журнала «Старые годы», посетили графа Г. С. Строганова в Риме и опубликовали статью с описанием только основных картин обширного собрания, иллюстрированную репродукциями некоторых из них, в том числе и Мадонны Дуччо. Последней были посвящены следующие несколько строк: «Этот редкий мастер (Дуччо. — В.Х.) представлен в коллекции небольшой Мадонной. Она была на выставке в Сьене и возбудила восторг среди историков искусства и любителей старых мастеров. Византийски-прекрасная Мадонна в темно-синем хитоне вырезывается на золоте; Младенец в красновато-розовой рубашке»8.

Антонио Муньос, автор текстов второго тома указанного Каталога ста шедевров строгановского собрания, в статье о картине Дуччо также перечисляет цвета: «Мадонна, в синем хитоне, стоит позади низкой, красной с белым, балюстрады и держит на руках Младенца. Он одет в красную тунику с фиолетовой накидкой и сжимает правой рукой платок матери. Нимбы и фон украшены гравированным орнаментом»9.

Еще одно ценное свидетельство о колористическом строе Мадонны Строганов есть в работах о Дуччо русского ученого Виктора Никитича Лазарева, который мог видеть эту картину в Европе уже после распыления строгановской коллекции, в 1920-е годы10, возможно — по протекции и с помощью Б.Бернсона11, несомненно хорошо осведомленного о новом местонахождении многих бывших строгановских шедевров12. «Мадонна» из собрания Стокле, — пишет В.Н.Лазарев, — является подлинной жемчужиной в творчестве мастера; никогда Дуччо не создавал более мягкого и лиричного образа, никогда его палитра не достигала большей утонченности. Зеленовато-синие, серо-фиолетовые, розовые (с оранжевым оттенком) и серовато-зеленые тона даются здесь в таких изощренных цветовых сочетаниях, что краска приобретает характер драгоценного металла»13.

Одна немаловажная деталь, которую можно отметить, только увидев картину в натуре, зафиксирована американским ученым Рихардом Оффнером: «Рихард Оффнер, которому удалось увидеть картину лично, пришел к заключению, что она является средней частью маленького алтаря для личного пользования»14.

В альбоме серии «Classici dell’Arte» итальянского издательства Риццоли, посвященном Дуччо, указывается, без ссылок и комментариев: «Картина носит следы поздних записей, особенно заметных на тунике Младенца»15.

 

Появление из тьмы времен этого уникального живописного шедевра, представленного urbi et orbi в 1904 году, имело место, скорее всего, в конце 1890-х годов: опытный коллекционер и знаток, граф Г.С. Строганов особо увлекся к этому времени именно итальянской живописью Треченто и Кватроченто (художников того периода называли в XIX веке «прерафаэлитами», а их картины — «примитивами»), серьезно изучал ее и уже имел в своем собрании отличный подбор, составленный им с помощью самых видных ученых того времени.

По непроверенным сведениям, граф Строганов заметил эту картину у одного из тосканских антикваров, заказал ее реставрацию, за которой следил самолично — и сам же сделал ее атрибуцию, определив как работу Дуччо. Как бы то ни было, появление этого шедевра в 1904 году — заслуга графа Григория Сергеевича Строганова, и никаких других имен, причастных к этому открытию, история не упоминает16. Появившаяся на выставке в Сиене маленькая картина удивила весь научный мир, в том числе и ученых, принадлежавших к ближайшему окружению Строганова и хорошо знакомых с его собранием, которое, согласно имеющимся многочисленным фактам и прямому свидетельству Роберто Лонги, было «знаменитой на весь мир коллекцией, щедро открытой для исследователей при жизни старого графа Григора»17.

Все сказанное указывает на то, что Мадонна c младенцем Дуччо оказалась у графа Г. С. Строганова очень незадолго до 1904 года.

 

Между 1902 и 1904 годами во многих городах Европы (Лондоне, Париже, Брюгге, Барселоне, Сиене) организуются одна за другой выставки, посвященные «примитивному искусству», или «старым мастерам» (живопись, скульптура и прикладное искусство соответствующих стран периода Раннего Возрождения).

Для итальянской культуры (как для современного искусства, так и для искусствоведческой науки) выставка сиенского искусства периода Ренессанса, прошедшая в 1904 году в Сиене, имела особое значение18. Именно благодаря этой экспозиции и утвердилось тогда понятие о самоценности сиенской школы, и самой Сиены как культурного феномена19. С тех пор началось углубленное изучение сиенской культуры эпохи позднего средневековья и Возрождения, и вскоре искусствоведческая наука накопила богатый фактологический материал и определила уникальные аспекты этого явления.

«Если флорентийцы были мастерами фрески, — резюмирует русский ученый Б.Р.Виппер, — то сьенцы — специалисты в алтарной картине. Флорентийские живописцы любят концентрированный, драматический рассказ, сьенская же живопись, напротив, рассказывает со всяческими лирическими отступлениями и мелкими подробностями и стремится не столько к пластической ясности, сколько к декоративной звучности композиции.

Особенно распространен в Сьене культ Богоматери, и в изображениях Мадонны сьенские живописцы являются непревзойденными мастерами в течение всего Треченто. Вместе с тем сьенская живопись более упорно придерживается византийской традиции. Особенно это сказывается в живописной технике: зеленый подмалевок (Verde terra. — B.X.) обнаженного тела и рисунок золотыми линиями в сьенской живописи удерживаются гораздо дольше, чем во Флоренции. С другой стороны, и элементы готики проникают в Сьену скорее и в более крайних формах.

Таким образом, сьенская живопись представляет собой более сложный и пестрый кoмплекс, чем флорентийская, так как факторы национального итальянского стиля часто заглушаются в ней смесью готических и византийских влияний»20.

Но в 1904 году сами явления этого культурного феномена были еще практически не известны, и в свете этого как сам факт обнаружения графом Строгановым важнейших шедевров сиенской школы, так и его желание выставить их на обозрение и довести до сведения культурного мира приобретают особое значение21.

В книге «Палаццо Публико в Сиене и выставка древнего сиенского искусства»22, подготовленной к открытию выставки, нет ни слова о двух картинах, предложенных Г. С. Строгановым в экспозицию. Объяснение этому мы находим в статье Э.М.Стелла, где исследовательница цитирует обнаруженное ею в сиенском городском архиве письмо, которое Коррадо Риччи (главный организатор и куратор выставки) получил от одного знакомого всего за восемь дней до открытия: «Сейчас здесь во Флоренции находится милейший и умнейший коллекционер из Рима граф Грегорио Строганов. Он привез с собой две небольшие картины из своего прославленного собрания — одна Симоне Мартини, другая Дуччо — которые хотел бы выставить в Сиене. Что ему нужно для этого сделать? И как?»23

В общем Каталоге сиенской выставки, вышедшем из печати через два месяца после открытия, в списке экспозиторов присутствует «conte Gregorio Stroganoff»24, выставивший под № 37 (1960) — «Мадонну с младенцем» Дуччо и под № 38 (1959) — «Мадонну Благовещения» Симоне Мартини. Э.М.Стелла подчеркивает: «Эти два произведения… собственность жившего в Риме русского коллекционера, до тех пор не известные ученым, оказались потом, без всякого сомнения, главным открытием живописного раздела выставки»25.

О Мадонне Дуччо в Каталоге сиенской выставки говорится: «Мадонна с младенцем, он приподнимает ее платок. Дуччо ди Буонинсенья. XIV век. Разм. 0,28 x 0,21. Экспозитор граф Грегорио Строганов, Рим»26. Это описание — самая первая публикация строгановской Мадонны Дуччо. Так, более чем скромно, зафиксировало искусствознание нового времени открытие этого шедевра.

Но очень скоро картина подверглась серьезному анализу и была признана важной вехой в эволюции Дуччо. Ведущий специалист Ф.Мезон-Перкинс выступил с большой статьей, посвященной живописным экспонатам сиенской выставки, где он писал: «Что же касается первой несомненно великой фигуры истории сиенской живописи, самого основателя этой живописной школы — Дуччо ди Буонинсенья, то под его именем представлены три картины: маленькая Мадонна с младенцем, собственность графа Строганова, и две другие из церкви св. Цецилии в Креволе. Только первая из этих досок может претендовать на то, чтобы считаться писанной рукой самого Дуччо, и даже более того — чтобы считаться одним из наиболее ценных его творений, хотя оно и наименее известно»27.

Вся последующая искусствоведческая библиография подтверждает незыблемость этой атрибуции, а также особое значение Мадонны Строганов в творческой эволюции Дуччо.

 

После выставки картина вернулась в Рим в коллекцию графа Г. С. Строганова, которая помещалась в его дворце — в Palazzo Stroganoff на виа Систина, 59. Где именно во дворце она могла находиться? Этот вопрос напрашивается сам собой, поскольку сохранилось одиннадцать акварелей с интерьерами дворца, выполненных в 1905–1910 годах русским художником Ф.П.Рейманом28, полных невероятного количества подробностей и позволяющих с уверенностью идентифицировать многие из изображенных на них произведений искусства.

О расположении шедевров коллекции в Palazzo Stroganoff позволяют судить также те редкие свидетельства, которые нам удалось разыскать. Например, хорошо знавший и собрание, и дворец Антонио Муньос (один из самых близких сотрудников последнего периода жизни графа Г. С. Строганова), вспоминает, что «примитивы», «fonds d’or» — особо любимый владельцем раздел коллекции — находились частично в одном из двух залов по сторонам главной лестницы и частично в Studio, на самом верхнем этаже Palazzo Stroganoff29.

В статье-некрологе, написанной сразу по смерти графа Строганова в 1910 году, Муньос свидетельствует, что шедевр Дуччо находился именно в Studiо, где граф проводил часы, отданные занятиям, и где, как нам кажется, были сосредоточены особо любимые владельцем шедевры коллекции, среди которых были и главные «примитивы» собрания30: «Среди картин итальянской школы, которые украшали Studio дворца, главенствовала маленькая «Мадонна» кисти Дуччо ди Буонинсенья, которая, вместе с «Мадонной Благовещения» Симоне Мартини, тоже из строгановского собрания, была одной из жемчужин Выставки древнего искусства Сиены в 1904 году; этот изумительный образ полон умиления»31.

На двух акварелях Реймана, изображающих две половины Studio графа в Palazzo Stroganoff, видны не все картины, которые там находились — и не все представленные картины можно с точностью идентифицировать. По приведенному свидетельству А.Муньоса, Мадонна Дуччо находилась на достаточно видном месте («главенствовала», в оригинале — «primeggiava»), и есть основания узнать ее на акварели с интерьером левой половины Studio в той небольшой картине, что стоит на низкой деревянной подставке слева на пристенном столике у стены с брюссельским гобеленом начала XVI века. Размеры и пропорции этой картины вполне соответствуют Мадонне Дуччо. Картина справа (пока не идентифицированная) также изображает Мадонну с младенцем, и естественно предположить, что столь симметрично поставленные картины были схожи и по тематике, и по композиции32.

Кроме того, картина, о которой мы говорим, имеет (как и некоторые другие картины, находящиеся в Studiо) черную деревянную раму, снабженную табличкой. В такой же раме предстает и Мадонна Дуччо на фотографии, иллюстрирующей указанную статью Мезона-Перкинса 1904 года33: картина написана на доске с выступающим, как на иконах, рельефным бортом, и всю доску окаймляет дополнительная черная рама нового времени. Ясно видна на фотографии и металлическая табличка внизу с надписью (по-французски)

 

DUCCIO DI BUONINSEGNE

1260–1320

 

Разумеется, нельзя утверждать, что маленькая картина на акварели — бесспорно Мадонна с младенцем Дуччо, но для такого предположения есть достаточно оснований.

 

Граф Г. С. Строганов умер в 1910 году. Подробных, законно оформленных распоряжений по поводу предметов своей коллекции он не оставил, но дочь графа, княгиня Мария Григорьевны Щербатова, и ее дети — князь Владимир Алексеевич и княжна Александра Алексеевна Щербатовы, которым мать передала все оставленное графом Строгановым состояние34, осуществили те его намерения, о которых им было доподлинно известно35.

В Архиве Государственного Эрмитажа сохранилось письмо наследников графа, написанное в июле 1911 года на имя директора Императорского Эрмитажа графа Д.И.Толстого. О Мадонне Дуччо конкретно в этом письме не упоминается, но в нем есть такие слова: «Из беседы с лицами имевшими случай говорить с нашим дедом по этому вопросу, мать наша и мы пришли к выводу, что он (граф Г. С. Строганов. — В.Х.)… кроме того желал оставить Императорскому Эрмитажу еще несколько произведений Прерафаэлитов. Из них мать наша и мы решили пока пожертвовать tabernacle Beato Angelico, наиболее интересный образец этой эпохи, а также из Сиенской школы Мадонну Simone Martini, причем рассчитываем по прибытии нашем в Рим произвести еще дополнительный выбор картин»36. До 1912 года в Эрмитаж от семьи Щербатовых поступило еще два живописных произведения из собрания графа Григория Сергеевича Строганова: Молящаяся святая флорентийца Якопо Селлайо и Вознесение сиенской школы.

В 1912 году в Сиене была устроена выставка, посвященная целиком Дуччо и художникам его круга. Картины, которые устроителям не удалось получить для выставки, были представлены в фотографиях в двух отдельных залах. В каталоге выставки значится, что в зале №1, под №7, находилась следующая фотография: «Рим. Коллекция Строганова. “Maдонна с младенцем” Дуччо». Княгиня Щербатова и ее дети, жившие постоянно в России и на Украине, подолгу в Риме не бывали37, и устроители, вероятно, не смогли связаться с ними, чтобы получить картину на выставку в Сиену из римского дворца. Вероятно, и доступ посторонних лиц к коллекции, продолжавшей оставаться в Palazzo Stroganoff, был затруднен, если не невозможен — вплоть до 1921 года.

В 1917 году в России произошла революция, а в1920 году княгиня Щербатова, ее сын и ее дочь были убиты большевиками в имении «Немиров» на Украине. В 1921 году до Рима удалось добраться оставшейся в живых вдове князя Алексея Щербатова — Елене Петровне (урожденной Столыпиной), с двумя маленькими дочерьми (Ольгой 1915-го и Марией 1916 года рождения).

По словам графини Марии Владимировны ди Серего Алигьери, урожденной княжны Щербатовой, ключи от дворца им вручил сотрудник бывшего посольства Российской империи (имя его нам не известно): посольство уже не существовавшего государства продолжало выполнять свою функцию, охраняя имущество граждан бывшей Российской империи38.

Никаких средств к существованию у семьи не было, поэтому почти сразу началась продажа содержимого дворца. От продаж этого периода не сохранилось никаких официальных документов, поскольку они осуществлялись не посредством публичных аукционов — покупатели являлись сами: шедевры знаменитой коллекции были хорошо известны в Риме39.

В 1923 году вдова княгиня Елена Щербатова выходит замуж за князя Вадима Григорьевича Волконского и оформляет на его имя доверенность на управление имуществом своих несовершеннолетних дочерей (наследниц покойного графа Г. С. Строганова). Пик распродажи коллекции приходится на это время, и в 1926 году Роберто Лонги констатирует в журнале «Dedalo»: «Распыление строгановской коллекции — уже свершившийся факт»40.

В трех статьях 1926 года Роберто Лонги, в своеобразной и несомненно полемической в адрес итальянского правительства манере, рассказывает (вернее — гневно осуждает) обстоятельства продажи и вывоза из Италии некоторых знаменитых шедевров строгановской коллекции. О Мадонне Дуччо он пишет: «…Дуччо, тот совершенно очаровательный Дуччо… о судьбе которого ничего не известно»41.

 

Кто стал покупателем шедевра Дуччо?

В начале 1920-х годов в Риме было немало людей, которые в течение ряда лет имели дело с коллекцией графа Строганова: антиквары, коллекционеры, ученые (некоторые из них были также уполномочены искать в Италии шедевры для пополнения национальных музеев), знатоки (выдававшие экспертизы). Среди этих профессионалов, хорошо знавших собрание, были и такие личности, как римский антиквар Джузеппе Санджорджи (Giuseppe Sangiorgi) и крупнейший англо-американский антиквар сэр Джозеф Дювин (Sir Joseph Duveen).

Мы называем только эти два имени, поскольку, согласно обнаруженным нами фактам, с ними связана последующая судьба некоторых важнейших строгановских «примитивов».

Тогда, в начале 1920-х годов, фирма Санджорджи, например, приобрела у «наследников Строганова», среди прочих произведений живописи, скульптуры и прикладного искусства разных стран и эпох, такие шедевры, как Крест с Распятием и святыми кисти Бернардо Дадди (первая половина XIV века)42 и Мадонну с Младенцем флорентийской школы (1362)43. Эта последняя в статье Б.Бернсона 1931 года уже значится как принадлежащая коллекции Стоклета (Брюссель)44.

К фирме Дювин перешел знаменитый уникальный строгановский гобелен брюссельской мануфактуры начала XVI века45. Обстоятельства покупки и вывоза этого шедевра особенно возмутили Роберто Лонги46. Не может быть сомнения в том, что сэра Дж.Дювина интересовали строгановские образцы итальянской живописи Треченто и Кватроченто, к 1920-х годам уже ставшей особо ценным артикулом антикварного рынка.

Графиня М.В. Щербатова ди Серего Алигьери (которой в 1926 году было 10 лет) помнит, что маленькая картина Дуччо была продана «за четыре тысячи фунтов стерлингов». Она не уверена в точности цифры, но не сомневается в типе валюты.

На сегодняшний день мы пока что не знаем много больше того, что знал Роберто Лонги в 1926 году о том, кто именно унес из Palazzo Stroganoff маленькую дощечку, — но точно известно, что в 1928 году Мадонна с младенцем Дуччо уже значилась в составе коллекции семьи Стокле и находилась в Брюсселе.

 

Бельгийский промышленник и банкир Адольф Стоклет (18??–1949) начал собирать произведения искусства в 1880-х годах, а к 1920-м годам он уже был обладателем обширной коллекции, состоявшей не только из европейского, но и древнеегипетского, японского, китайского, латино-американского отделов. Прожив по нескольку лет в Париже, Милане и Вене, в начале 1900-х годов он поселяется в Брюсселе, где по его заказу австрийский архитектор Йозеф Хоффман строит для него «Palais Stoclet» (1905–1911) — семейный дом и хранилище для беспрерывно пополняющейся коллекции. Отделка интерьеров была поручена Густаву Климту, мебель была выполнена по проектам Й.Хоффмана.

Все крупные коллекции, сформировавшиеся в конце XIX — начале ХХ века, не избежали эклектизма. Даже те немногие наследственные собрания, которым посчастливилось уберечься от распыления, пополнялись предметами самого разного типа, происхождения и стиля. Собрание «нового коллекционера» Aдольфа Стоклета, размещенное в его дворце, единодушно признанном классическим образцом архитектурного стиля Арт Нуво, в 1930-е годы особенно прославилось благодаря замечательному подбору итальянской живописи Треченто и Кватроченто. В 1927 году в собрании Стоклета в Брюсселе уже были весьма значительные шедевры тосканской, венецианской, умбрийской и других школ, причем наиболее широко была представлена именно живопись Сиены47. Картины этого собрания исследовались такими учеными, как Освальд Сирен, Адольфо Вентури, Ф.Мезон-Перкинс, Р.Ленгтон-Дуглас, Б.Беренсон. Одной из жемчужин коллекции был Ангел Дуччо — небольшая картина, часть алтарной композиции48. В 1932 году еще одним произведением Дуччо в коллекции уже была и Мадонна Строганов, которая в последующей искусствоведческой литературе неизменно фигурирует как Мадонна Стокле.

По смерти Адольфа Стоклета, в 1949 году, его коллекция была разделена между наследниками и как таковая перестала существовать. Мадонна Стокле Дуччо оставалась в Брюсселе, но доступа к ней, за единичными исключениями49, не было даже у исследователей. В 2003 году картину не удалось получить для экспонирования даже на такую выставку, как «Дуччо. У истоков сиенской живописи», собравшую в Сиену все произведения Дуччо, его предшественников и основных последователей.

Однако устроители выставки сумели добиться того, чтобы в каталоге этой выставки была помещена цветная фотография этой картины, столь важной в эволюции живописца50. Появление цветной репродукции известного, но вечно и безнадежно черно-белого шедевра стало важным фактом его биографии и историографии!

Вряд ли кто-то из посетителей сиенской выставки 2003 года помнил сиенскую выставку 1904-го и был в состоянии сравнить качество репродукции с оригиналом!

Год спустя, в ноябре 2004 года, Мадонна Дуччо, под именем Мадонна Строганов, уже была выставлена в экспозиции Метрополитен-музея в Нью-Йорке, и ее изображение появилось также в Интернете, на сайте Музея.

В XIV веке в Сиене жил и работал великий живописец, в Сиене же в 1904 году появился из небытия его неизвестный шедевр. История картины Мадонна с младенцем кисти Дуччо ди Буонинсенья с 1300 по 1904 год, а затем Мадонны Строганов и Мадонны Стокле с 1910 по 2004 год еще полна белых пятен и загадок.

От «второго рождения» шедевра Дуччо, открытого графом Г. С. Строгановым и возвращенного истории в 1904 году, до его окончательного возвращения из сонного плена в нетленный фонд мировой культуры в 2004 прошло ровно сто лет.

 

1 Early Renaissance Masterpiece by Duccio acquired by Metropolitan Museum // News from the Met: Press Release of 10 November, 2004; www.metmuseum.org/news/newspressrelease.

Итальянский ежемесячник «Il Giornale dell’Arte» в связи с этим публикует следующее: «После обнародования цены, за которую была куплена недавно картина Дуччо ди Буонинсенья (ок. 34,5 млн. евро, заплаченных Музеем Метрополитен за Мадонну с младенцем), ректор “Опера Метрополитана” Сиенского собора (управление, следящее за состоянием собора. — В.Х.) Maриo Лоренцони вычислил стоимость квадратного метра живописных работ Дуччо (Маэстà, Мадонна из Креволе и витраж Сиенского Собора), принадлежащих управлению, которым Лоренцони руководит, и помножил на их общую площадь (46,4 кв.м). Полученная цифра в 22 миллиарда евро — примерный эквивалент крупного финансового «маневра». Наполовину в шутку — наполовину всерьез, провокация ректора «Опера Метрополитана» Сиенского собора, опубликованная в газете «Il Giornale» от 14 ноября 2004 г., имела целью подчеркнуть важность постоянного “программированного ухода” за cобором в ближайшие годы и привлечь внимание к ценности этого объекта нашего культурного наследия» («Il Giornale dell’Arte». №239. 2005. Gennaio. P.52).

2 Early Renaissance Masterpiece by Duccio

3 Ragionieri G. Duccio. Catalogo completo. Firenze : Cantini Editore, 1989. P.40.

4 White J. Duccio. Tuscan Art and the Medieval Workshop. London, 1979. P.12.

5 Pièces de choix de la collection du compte Grégoire Stroganoff a Rome. 2e Partie : Moyen-Age, Renaissance, époque moderne, par Antonio Muñoz. Rome, 1912. P.9. Pl.I.

6 Mason-Perkins F. La pittura alla Mostra d’arte antica in Siena (con dodici incisioni) // Rassegna d’Arte. Anno IV. Milano, 1904. Ottobre (№10). P.145.

7 Mostra di opere di Duccio di Buoninsegna e della sua scuola. Catalogo. Siena, Museo dell’Opera del Duomo. Settembre 1912. Siena, 1912. P.40. Нет сомнения, что речь идет именно об этой картине, поскольку в коллекции графа Г. С. Строганова других произведений Дуччо не было.

8 Врангель Н.Н. (барон), Трубников А. Картины собрания графа Г. С. Строганова в Риме // Старые годы. 1909. Март. С.117. Ил. между с. 116 и 117.

9 Pièces de choix Ibid.

10 В.Н.Лазарев писал в своей автобиографии: «Весь 1925 и часть 1926 я пробыл в заграничной командировке, работая в музеях и научных учреждениях Германии, Австрии, Голландии, Бельгии, Франции, Италии, Греции и Турции. Познакомился с Бернсоном, Милле, Лонги, Фьокко и Вейгельтом» (Лазарев В.Н. Автобиография // Древнерусское искусство. Византия, Русь, Западная Европа: искусство и культура. Посвящается 100-летию со дня рождения Виктора Никитича Лазарева (1897–1976). Санкт Петербург, 2002. С.12).

11 В.Н.Лазарев высоко ценил Б.Бернсона, и когда рассказывал о нем нам, студентам, то неизменно ощущалась какая-то особая признательность за все, что начинающий ученый извлек из общения с мэтром.

12 Об этом см. в статьях Роберто Лонги начала 1926 года:

Ghiner B. (Longhi Roberto). «A dispetto dei santi». Il disfacimento della collezione Strogonoff // Vita Artistica. Cronache mensili d’Arte. Anno I. 1926. Gennaio (№1). P. 12-13.

Ghiner B. (Longhi Roberto). «A dispetto dei santi». Ancora del disfacimento della collezione Stroganoff, ovvero: è stato Crapotti // Vita Artistica. Cronache mensili d’Arte. Anno I. 1926. Febbraio (№2). P. 23-26.

13 Лазарев В.Н. Старые итальянские мастера. М: Искусство, 1972. С.14.

14 Ragionieri G. Op. cit.

15 L’opera completa di Duccio di Buoninsegna // Presentazione di G.Cattaneo. Apparati critici e filologici di E.Baccheschi // Classici dell’Arte. №60. Milano: Rizzoli, 1972. P.87.

16 В каталоге «Pièces de choix de la collection du compte Grégoire Stroganoff à Rome» А.Муньос ничего не пишет о происхождении Мадонны Дуччо, тогда как в статье о Мадонне Благовещения Симоне Мартини (это был второй шедевр, выставленный Строгановым на сиенской выставке, сейчас — в Государственном Эрмитаже, инв. 284) указано, что картина была куплена у известного флорентийского антиквара Стефано Бардини (Pièces de choix. 2e Partie. P.10. Pl.II).

17 Ghiner B. (Longhi Roberto). «A dispetto dei santi». Ancora del disfacimento della collezione Stroganoff,ovvero: è stato Crapotti. P.23.

. также: «В течение многих лет граф… принимал у себя друзей, но в особенности часто — ученых и любителей искусства... Липгарта, Кавальказелле, Морелли, Ленбаха; его любимыми гостями были Мюнтц, Фуртвенглер, Боде, Фриццони, Бернсон, Дюшен, Кондаков» (Muñoz A. La collezione Stroganoff // Rassegna contemporanea. Anno III. Fasc. 10 —1910. Ottobre. P.9).

18 См.: Stella E.M. Cronache da Siena: la Mostra d’antica arte senese del 1904 // Ricerche di Storia dell’arte, 73. 2001. P. 13-20.

19 «…До самого начала ХХ века Сиена не входила в туристические маршруты и даже не считалась одним из объектов обязательного посещения во время культурных вояжей в Италию: только очень немногие путешественники посещали тогда город» (Ibid. P. 13-14).

20 Виппер Б.Р. Итальянский Ренессанс. XIII–XVI века. Курс лекций по истории изобразительного искусства и архитектуры. Т.I. М.: Искусство, 1977. С.46.

21 Коллекционная деятельность графа Строганова всегда была неотделима от знаточеской. Мною обнаружен целый ряд фактов того, как щедро делился граф своими открытиями: он предлагал отдельные предметы своей коллекции для экспозиций в разные страны Европы, он приглашал ученых для исследования, финансировал их публикации и организовывал презентации результатов этих исследований научным кругам.

22 Ricci C. Il Palazzo Pubblico di Siena e la Mostra d’Antica Arte Senese. Bergamo, 1904.

23 Lettera di C.Placci a C.Ricci, 9 aprile 1904. Ravenna, Biblioteca Classense, Carteggio Ricci, Arte Senese. Mostra 1904. Vol. I. Doc.56. Cit.: Stella E.M. Op. cit. P.15.

24 Mostra dell’antica arte senese, aprile-agosto 1904: catalogo generale illustrato. Siena: Tip. e lit. sordomuti di L.Lazzeri, 1904. P.368.

25 Ibid.

26 Ibid. P.308.

27 Mason-Perkins F. Op. cit.

28 Федор Петрович Рейман (1842–1920) — акварелист. В Риме с 1869 г., с 1880 — копиист эпиграфических памятников и раннехристианских фресок римских катакомб (по заказу проф. И.В.Цветаева).

См.: Халпахчьян В. Римский дворец графа Г. С. Строганова в акварелях Ф.П.Реймана,  // Пинакотека. М., 2003. № 16-17. С. 184-195.

Акварели Ф.П.Реймана отличались, кроме прочего, необыкновенной точностью воспроизведения оригинала. Специалист по исторической фотографии П.В.Хорошилов считает, что эти акварели скопированы с фотографий, а затем «скорректированы» с натуры.

29 «Из прихожей на первом этаже вы попадали к подножию парадной лестницы в стиле Людовика XVI… которая вела в библиотеку, заполненную шкафами XVI века из сакристии монастыря в Витербо. Напротив, в гостиной, были выставлены итальянские примитивы» (Muñoz A. Figure romane. Roma: Staderini editore, 1944. P.143). Там было выставлено, например, самое большое по размеру в собрании графа Г. С. Строганова произведение ранней ренессансной живописи: триптих «Коронация Марии» флорентийца Маттео Пачини, 1360 г. (Pièces de choix 2e Partie. P.13. Pl.VI).

30 Выносной Крест Бернардо Дадди, Табернакль Беато Анжелико, Мадонна Пинтуриккьо и Мадонна мастера школы Боттичелли, которого Б.Бернсон назвал «Амико ди Сандро».

31 Muñoz A. La collezione Stroganoff... 1910. P.5.

32 Правнучка графа Строганова, графиня М.В. ди Серего Алигьери, урожденная Щербатова, жившая в этом дворце с 1921 примерно по 1930 г. (т.е. с 4 до 15 лет), вспоминает, что на столике в Studio, перед шпалерой, стояли две маленькие картины — обе на сюжет «Мадонна с младенцем».

33 Mason-Perkins F. Op. cit.

34 Письмо В.А. и А.А. Щербатовых Директору Императорского Эрмитажа графу Д.И.Толстому от 10 июля 1911 года // Архив ГЭ. Ф.1. Оп.V. 1911. Д.36. Л. 33-33об.

35 Свидетельствует А.Муньос: «По желанию дочери графа, княгини Щербатовой, работа над Каталогом (Pièces de choix. — В.Х.) продолжалась так, как было установлено им самим, и на следующий год роскошное издание, два богато иллюстрированных тома, увидело свет. Доверяя моему подтверждению того, что именно таковы были намерения графа, княгиня подарила Императорскому Эрмитажу предметы сасанидского серебра, византийский реликварий и табернакль Беато Анжелико, а Национальной Галерее Рима — портрет Эразма Роттердамского кисти Квентина Метсиса» (Muñoz A. Figure romaneP.149).

О дарах семьи Щербатовых музеям в 1911–1912 гг. см. также:

Pollak L. Römische Memoiren. Künstler, Kunstliebhaber und Gelehrte 1893–1943 / Herausgegeben von M. M.Guldan, Roma: L’ERMA di Bretschneider, 1994. P. 227-229;

Макаренко Н. Несколько предметов из собрания графа Г. С. Строганова (дар кн. М.Г.Щербатовой Императорскому Эрмитажу) // Старые годы. 1911. Октябрь. С. 34-39.

36 Письмо В.А. и А.А. Щербатовых…

37 Свидетельствует Людвиг Поллак: «Княгиня Щербатова, со своей очаровательной дочерью и сыном, пробыла некоторое время в Риме (в 1911 году. — В.Х.), но потом быстро вернулась в Россию. Она не возвращалась в Рим до начала Мировой войны, а уж тем более потом» (Pollak L. Оp.cit. P.228).

38 Через год, в 1922 г. в Италии придет к власти партия Муссолини. В 1924 г. его правительство официально признает Советскую Республику, в Риме водворится Советское посольство, и все движимое и недвижимое имущество граждан бывшей России будет «национализировано», т.е. объявлено собственностью большевистского правительства.

39 В 1922 и 1924 гг. была выставлена на аукцион небольшая часть библиотеки графа Г. С. Строганова, .: Cristiano F. Figure dell’antiquariato librario e dell’editoria romana tra Otto e Novecento. Roma: Vecchierelli editore, 1995. P. 61, 64.

Первый публичный аукцион произведений искусства, на котором фигурировали отдельные (мелкие и третьестепенные) предметы из бывшего собрания графа Г. С. Строганова, а также из обстановки Palazzo Stroganoff имел место в 1925 г. (Collezione conte Gregorio Stroganoff. Galleria d’Arte e Casa di vendite in P-za di Spagna, 20-27aprile 1925. Catalogo di vendita. Roma, 1925).

Еще один аукцион, на котором, в общей группе предметов из разных неназванных собраний, находились и некоторые предметы из Palazzo Stroganoff, был в 1934 г. (Importanti collezioni di quadri, porcellane, oggetti d’arte e di curiosità in parte provenienti dalla raccolta del conte Gregorio Stroganoff, Roma: 17-31 dicembre 1934,Casa di vendite Palazzo Simonetti S.A. Catalogo di vendita. Roma, 1934).

40 <Longhi R.>. Commenti // Dedalo. Rassegna d’arte diretta da Ugo Ojetti. Anno IV. MCMXXV–MCMXXVI. Vol. 2. P.479.

41 Ghiner B. (Longhi Roberto). Op. cit. P.24.

42 Pièces de choix2e Partie. P.12. Pl. IV–V. Cейчас в Музее Польди Пеццоли (Милан). Inv. 3195.

43 Pièces de choix. 2e Partie. P.14. Pl. VII (attr. by A.Muñoz as « Agnolo Gaddi»); Berenson B. Quadri senza casa. Il Trecento fiorentino II // Dedalo. Vol. IV. Luglio-agosto. P. 1058-1059 (aтрибуция Б.Бернсона как Niccolo di Tommaso (?)). Местонахождение неизвестно.

44 Berenson B. Op. cit.

45 Pièces de choix. 2e Partie. P.53-54. Pl. XXXVI–XXXVIII . Сейчас — неизвестное частное собрание (США).

46 См.: Ghiner B. (Longhi Roberto). «A dispetto dei santi». Il disfacimento della collezione Strogonoff; Ghiner B. (Longhi Roberto). «A dispetto dei santi». Ancora del disfacimento della collezione Stroganoff, ovvero: è stato Capotti; <Longhi R.>. Commenti.

47 См.: Bautier P. Primitivi Italiani della collezione Stoclet a Bruxelles // Cronache d’Arte. Fasc. 5. 1927. P.1-8.

48 Bautiеr P. Op. cit. P.4. Местонахождение неизвестно.

49 В предисловии к сборнику статей «Старые итальянские мастера», вышедшему в Москве в 1972 г., В.Н.Лазарев выражает благодарность коллегам и другим лицам, «которые помогли… написать эту книгу и подобрать нужный… иллюстративный материал»: в числе их указано и имя «Ж.Стокле (Брюссель)» (Лазарев В.Н. Старые итальянские мастера. М: Искусство, 1972. С.8 и ил.7).

50 Duccio. Alle origini della pittura senese. Siena, Santa Maria della ScalaMuseo dell’Opera del Duomo. 4 ottobre 2003 — 11 gennaio 2004. Catalogo, Silvana Editoriale. Il.37 a p.134.

Граф Григорий Сергеевич Строганов. Рим. 1868. Частное собрание. Рим. Публикуется впервые

Граф Григорий Сергеевич Строганов. Рим. 1868. Частное собрание. Рим. Публикуется впервые

Дуччо ди Буонинсенья. Мадонна с Младенцем (Мадонна Строганов). 1300. Дерево, тeмпера с позолотой. 27x21. Метрополитен-музей. Нью-Йорк

Дуччо ди Буонинсенья. Мадонна с Младенцем (Мадонна Строганов). 1300. Дерево, тeмпера с позолотой. 27x21. Метрополитен-музей. Нью-Йорк

Дуччо ди Буонинсенья. Aнгел. Ок. 1300. Дерево, тeмпера. Размеры неизвестны. Ранее — в собрании Stoclet (Брюссель). Местонахождение неизвестно

Дуччо ди Буонинсенья. Aнгел. Ок. 1300. Дерево, тeмпера. Размеры неизвестны. Ранее — в собрании Stoclet (Брюссель). Местонахождение неизвестно

Федор Петрович Рейман. Фасад Палаццо Строганов на виа Грегориана, 32. Бумага, акварель. 1905. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Фасад Палаццо Строганов на виа Грегориана, 32. Бумага, акварель. 1905. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Главный фасад Палаццо Строганов на виа Систина, 59. Бумага, акварель. 1905. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Главный фасад Палаццо Строганов на виа Систина, 59. Бумага, акварель. 1905. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Зал итальянского искусства в Палаццо Строганов. Бумага, акварель. 1910. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Зал итальянского искусства в Палаццо Строганов. Бумага, акварель. 1910. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Парадная лестница в Палаццо Строганов. Бумага, акварель. 1910. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Парадная лестница в Палаццо Строганов. Бумага, акварель. 1910. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Библиотека в Палаццо Строганов. 1905–1910. Бумага, акварель. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Библиотека в Палаццо Строганов. 1905–1910. Бумага, акварель. Частное собрание. Рим

O. Барятинская. Граф Григорий Сергеевич Строганов в своем дворце на виа Систина. 1902. Дерево, масло. Музей города Рима. Палаццо Браски

O. Барятинская. Граф Григорий Сергеевич Строганов в своем дворце на виа Систина. 1902. Дерево, масло. Музей города Рима. Палаццо Браски

Федор Петрович Рейман. Studio в Палаццо Строганов. Правая половина. 1905–1910. Бумага, акварель. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Studio в Палаццо Строганов. Правая половина. 1905–1910. Бумага, акварель. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Studio в Палаццо Строганов. Левая половина. 1905–1910. Бумага, акварель. Частное собрание. Рим

Федор Петрович Рейман. Studio в Палаццо Строганов. Левая половина. 1905–1910. Бумага, акварель. Частное собрание. Рим

Симоне Мартини. Мадонна Аннунциата. Ок. 1340–1344. Дерево, темпера. 30x21,5. ГЭ. Санкт-Петербург. Инв. 284

Симоне Мартини. Мадонна Аннунциата. Ок. 1340–1344. Дерево, темпера. 30x21,5. ГЭ. Санкт-Петербург. Инв. 284

Мраморная гостиная в Палаццо Строганов. Фотография Данези. Около 1910 года

Мраморная гостиная в Палаццо Строганов. Фотография Данези. Около 1910 года

Фотография картины Дуччо «Мадонна с Младенцем» в статье Ф.Мезон-Перкинса в журнале «Rassegna d'Arte» (1904. Октябрь, №10)

Фотография картины Дуччо «Мадонна с Младенцем» в статье Ф.Мезон-Перкинса в журнале «Rassegna d'Arte» (1904. Октябрь, №10)

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru