Журнал "Наше Наследие"
Культура, История, Искусство - http://nasledie-rus.ru
Интернет-журнал "Наше Наследие" создан при финансовой поддержке федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Печатная версия страницы

Редакционный портфель
Библиографический указатель
Подшивка журнала
Книжная лавка
Выставочный зал
Культура и бизнес
Проекты
Подписка
Контакты

При использовании материалов сайта "Наше Наследие" пожалуйста, указывайте ссылку на nasledie-rus.ru как первоисточник.


Сайту нужна ваша помощь!

 






Rambler's Top100

Музеи России - Museums of Russia - WWW.MUSEUM.RU
   
Подшивка Содержание номера "Наше Наследие" № 63-64 2002

Тысячелетняя культура России в XXI веке

 

Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Сергей Михайлович Миронов дал согласие войти в Редакционный совет журнала «Наше наследие» и стать Председателем Редакционного совета.

Мы публикуем беседу Сергея Михайловича Миронова с главным редактором журнала «Наше наследие» Владимиром Петровичем Енишерловым.

 

В.Енишерлов: Я знаю, что в последнее время вы много ездили по России и в ходе этих поездок уделяли внимание памятникам культуры, музеям, встречались с интеллигенцией в самых отдаленных областях страны. Каково ваше впечатление? Что происходит с культурой «далеко от столиц» — Москвы и Санкт-Петербурга?

С.Миронов: Как Председатель Совета Федерации я считаю своим долгом знать, как живут наши регионы. Только за этот год посетил более трети субъектов РФ. В каждой из таких поездок стараюсь найти время для культурной программы. Летом, когда я был на Алтае, специально приехал в село Сростки, принял участие в «Шукшинских чтениях». Испытал поразительное ощущение духовной соприродности с многотысячной аудиторией почитателей В.М.Шукшина, собравшихся на склоне горы Пикет…

Где бы ни был, обязательно посещаю пушкинские места. До сих пор нахожусь под впечатлением от пребывания в литературно-мемориальном музее «Дом станционного смотрителя». Воистину бесценен и уникален труд людей, создавших этот музей, где собраны впечатляющие свидетельства пушкинской эпохи, царит удивительно живая атмосфера времени, чарующая неповторимой подлинностью исторических реликвий. Хранители этих сокровищ заслуживают самого искреннего и глубокого уважения. Осенью я проехал по тверскому пушкинскому кольцу, впервые побывал в музее А.С.Пушкина в Бернове. Не скрою, рад, что оказался в доме, где написаны великолепные строки: «Мороз и солнце, день чудесный…» и мои любимые слова, которые я часто повторяю (про себя, а иногда — адресату): «А душу твою люблю более…» Эти знаменитые строки, адресованные Наталье Гончаровой, были написаны, оказывается, в Бернове, что для меня стало открытием. Подобные открытия ждали меня всюду — от Калининграда до Владивостока. Знакомясь с культурным наследием России, всякий раз убеждаюсь в непреложности истины, что это общечеловеческие ценности высшего достоинства, воплощение таланта и завещание наших предков.

В то же время, как ни горько сознавать, но завещанное нам предками подвергается недопустимым опасностям: ежедневно, ежечасно разрушаются, разворовываются, гибнут бесценные рукописи, документы, уникальные книги, произведения искусства, памятники истории и культуры.

Ежегодно Россия теряет 150 памятников истории и культуры, а за последние десять лет утрачены 2,5 тысячи таких памятников. Культурное наследие России оказалось в крайне унизительной роли просителя, в полной зависимости от тех, кто распределяет скудные бюджетные деньги. Именно здесь царит печально известный остаточный принцип финансирования. Нет ли альтернативы этому принципу? Очевидно, необходимо создать систему действенных, экономически содержательных законов, позволяющих запустить механизм многоканального финансирования культуры, открывающих возможности для спонсорства и меценатства.

Не скажу, что таких законов нет сегодня. Но они или не работают или работают плохо. Как говорил Фонвизин: «Законы святы, да исполнители лихие супостаты».

Недавно принят Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», который позволит, как мы надеемся, наконец решить сложные вопросы привлечения и использования инвестиций в реставрацию памятников истории и культуры и тем самым сохранить наше бесценное достояние.

В последние годы мы как-то стали забывать в пылу реформ, что культура не средство, а цель и смысл общественного прогресса. Общество в своем экономическом обновлении вряд ли достигнет успеха, если не будет, как это наблюдалось в период депрессии в ряде стран Европы и Азии, опираться на культуру и образование.

Без осознания и умножения культурно-исторических ценностей, без единого культурного пространства не может быть в полиэтничной, многоконфессиональной стране единой экономики.

Нельзя относиться к культурно-историческим ценностям как к товару, а труд подвижников культуры — оценивать исключительно критериями рынка, как это происходит в шоу-бизнесе. Повторю: наше духовное наследие — это нечто бесценное и требует к себе прежде всего государственной рачительности.

В.Е. Основы будущего России в XXI веке и далее закладываются сейчас. Когда-то, на рубеже XIX и ХХ веков, Александр Блок сказал — «Мы дети страшных лет России…» Наше время, увы, тоже не дает больших оснований для оптимизма. Но, в конце концов, величие страны определяется не количеством ракет и боеголовок, не размером территории и т.д., а нравственным достоинством и культурой, — у нас, к счастью, тысячелетней. Но достаточно ли государство помнит и заботится об этом? Конечно, «и в рубище почтенна добродетель», но не пора ли менять «рубища» на более цивилизованную одежду?

С.М. Культура России исчисляется тысячелетием. И за это время накоплено огромное духовное богатство — литература Пушкина, Лермонтова, Чехова, Толстого, Достоевского, Блока, Пастернака, Солженицына; музыка Мусоргского, Глинки, Чайковского, Прокофьева; русские иконы и живопись Сурикова, Александра Иванова, Левитана, Серова, Малевича; русский театр, философия, наука, вспомним Ломоносова, Менделеева, Вернадского, Павлова и т.д. и т.д. Конечно, всего не перечислишь, но именно это — тот фундамент, который позволяет России как государству преодолевать очередные непростые годы. Итак, культура, о которой общество должно неустанно заботиться, думая о будущем.

У нас, конечно, сейчас очень большие проблемы, связанные с культурой, ее сохранением и развитием. Тому есть объективные причины — общество находится уже десятилетие в состоянии перестройки. Мы живем в другом, чем даже десять лет назад, государстве, и не все у нас еще должным образом получается. Для меня несомненно, что именно культура поможет экономическому возрождению России, и необходимо, чтобы общество это осознало. Имея такое, какое имеет Россия, культурное наследие, можно гордиться своей страной. Взгляните на страны СНГ, некогда входившие как республики в СССР. Влияние, которое оказала на них русская культура, несомненно и бесспорно. Я уже не говорю о том, что многие музеи на Украине, в Минске, Средней Азии и т.д. пополнялись из запасников музеев Москвы, Петербурга, Госфонда, и слава Богу, что пополнялись, и пусть эти произведения вечно там хранятся как символы русской культуры. Я скажу вещь, может быть, общеизвестную, но хочу ее повторить — культура России имела и имеет всемирное значение. Посмотрите, как прекрасны наши города, например, мой родной Петербург, как фантастически хороши памятники древнерусской архитектуры или древние московские здания. И наша задача, конечно, как зеницу ока беречь и сохранять это наследие. Увы, не всегда это получается. Меня, например, очень беспокоит состояние наших библиотек — этих основ культуры. При том что есть такие современные, вполне отвечающие времени и предназначению, хорошо оборудованные библиотеки, как Российская национальная библиотека в Санкт-Петербурге, Государственная библиотека иностранной литературы им. М.И.Рудомино и еще целый ряд крупных библиотек, весьма сложно положение тысяч сельских, районных, городских библиотек. Многие из них не могут выписывать необходимую литературу и периодику, располагаются в давно не ремонтируемых зданиях, а то и вовсе закрываются местными властями по надуманным поводам. Я уж не говорю об уровне оплаты труда библиотечных работников. Это очень серьезная проблема. Культура российской провинции во многом зиждется на библиотеках. И помочь им сейчас одна из главных наших задач.

Дмитрий Сергеевич Лихачев назвал библиотечных и музейных работников 90-х годов «последними святыми на Руси». То же самое можно сказать о сегодняшних архивистах, филологах, фольклористах, реставраторах и многих других специалистах сферы культуры. Но как бы они не оказались последними и в самом буквальном смысле. Из-за низкой зарплаты, пренебрежительного отношения властей, упавшего престижа просветительской деятельности в нашей стране в сферу культуры не идет молодое пополнение. Мы держимся на энтузиастах-ветеранах. Что будет завтра?

Но мне кажется, что все-таки, пусть постепенно, пусть медленно, но проблемы решаются. Во всяком случае, государство и Министерство культуры год от года увеличивают финансирование различных культурных программ. Конечно, очень большие проблемы в провинции. Во глубине России живут блестящие талантливые люди, истинные энтузиасты и подвижники. Им надо помогать в первую очередь. Становление новой России происходит не в суетных, политизированных столицах, а на огромных пространствах, где живет народ, объединенный целостным явлением — культурой с ее тысячелетней историей. Вот туда, на просторы России, в маленькие города, села, деревни и должно быть в первую очередь обращено внимание и общества и государства, туда должна быть адресована реальная помощь.

Нет большей объединительной силы для народов и стран, чем культура. И об этом надо особенно помнить в такой многонациональной стране, как Россия. Культура высокоразвитого, цивилизованного народа внимательна к культуре других народов. Ведь каждая нация имеет свою культуру, и, взаимообогащаясь, взаимодействуя, они создают культуру общечеловеческую. Я говорю это для того, чтобы подчеркнуть, что и в переломные, тяжелые годы, в периоды войн, революций и прочих исторических катаклизмов отношение к памятникам культуры, к историческому наследию, к людям культуры должно быть бережным и уважительным. Но это, как мы знаем, происходит далеко не всегда. Разрушенные фашистами дворцы и парки в пригородах Ленинграда, уничтоженные ими церкви и древние фрески в Великом Новгороде, разграбленные немецкой армией музеи, библиотеки, архивы — вот ярчайший отрицательный пример отношения нелюдей к культурному наследию другой стороны. А недавно всех нас потрясла выставка возрожденных шедевров из погибшего грозненского музея. Трагедия Чечни и боль России были на этих искореженных, поруганных, порезанных и простреленных полотнах. Государственные научно-реставрационные мастерские им. И.Э.Грабаря, их чудесные талантливые мастера возродили многие из них буквально из пепла. Вот пример государственного отношения к памятникам. Я уверен, что будет в восстановленном Грозном новый музей, займут там почетное место спасенные полотна, и вновь многие музеи России помогут Чечне. Повторю еще раз — культура объединяет народы, она постепенно накапливает энергию и, опираясь на прошлое, движется к будущему, утверждаясь на национальных корнях и впитывая в себя опыт других народов.

В.Е. Мы всегда были уверены, что наш журнал выполняет важную государственную задачу — вот уже 15 лет мы занимаемся спасением, сохранением и публикацией национального культурного наследия России, отчетливо сознавая, что без прошлого нет настоящего и будущего. И, чтобы следующие поколения не стали беспамятными «манкуртами», необходимо знать историю, литературу, искусство, овладеть культурой, необходимо, если не любить, то уважать памятники истории и культуры — будь то книги, картины, архитектурные сооружения и т.д. Но, к сожалению, в последние годы наши авторы — журналисты, ученые, реставраторы — все чаще говорят и пишут о настоящей вакханалии: в городах архитектурные памятники в угоду бизнесу то и дело заменяются новоделами; в глубине России гибнут последние из оставшихся дворянских усадеб, если им не посчастливилось в советское время стать музеями; литературная классика заменяется дайджестами, а то и вовсе выбрасывается из школьных программ и т.д., и т.д. Как вы думаете, как могут общество, народ помочь государству справиться с проблемой утери исторической памяти и пренебрежением к ее носителям?

С.М. Конечно, развитие культуры, забота о ней — задача в первую очередь государственная. То же относится и к национальному культурно-историческому наследию — фундаменту культуры. Известный русский историк М.П.Погодин когда-то сказал, что город это книга, в которой каждая улица страница, и надо, прибавляя новые листы, не вырывать старых. Вот просто и ясно сформулированный принцип отношения к минувшему. К сожалению, он не всегда у нас соблюдается. Отсюда — безликие города и поселки, построенные часто без мысли и обращения к традициям. Я нередко думаю, проезжая по России мимо развалин старых усадеб, построенных иногда великими, иногда безвестными мастерами, — почему после революции надо было уничтожать эти здания, что двигало населением, разбирающим на кирпичи древние колокольни, выламывающим на дрова узор-ный паркет, срывающим железо с крыш и обдирающим кору с лип барских усадеб? Только ли классовая ненависть, или недостаток культуры, понимания того, что они рушат. Наводить порядок в собственном доме надо с малого. Посмотрите на европейские города и поселки. Что вам прежде всего бросится в глаза в той же Финляндии? Чистота. И с этого начинается цивилизация. Но путь к цивилизованному обществу нелегок и долог. Развивать культуру, особенно в провинции, невозможно без особых экономических предпосылок. Нигде в мире культура не существует на добываемые ею средства. Но реальный доход от настоящей культуры неизмеримо больше. Она дает обществу энергию созидания, поднимает духовный уровень людей, делает жизнь упорядоченной и, самое главное, ставит перед обществом дальнейшие цели для совершенствования. Сколько раз приходится слышать: в стране столько проблем — зимой замерзают города, растут цены, не хватает средств и т.д., и т.д. До культуры ли здесь? Но, по-моему, только осознав, что культура и экономика связаны теснейшим образом, сможем мы реально двигаться вперед. И, конечно, общественность через свои институты — средства массовой информации, различные творческие союзы и т.д. — должна помогать государству в решении этих проблем. И тогда возможно будет преодолевать те негативные явления, о которых вы говорите в своем вопросе. Дмитрий Сергеевич Лихачев, человек и ученый, которого я считаю выдающимся представителем ХХ века, много размышлял над этими сложными вопросами. И не только размышлял, но и создал в конце 1980-х годов Советский Фонд культуры, в деятельности которого плодотворно объединились усилия государства и общества в решении проблем культурно-исторического наследия и реальной помощи культуре.

Это один из вариантов участия общества в этом чрезвычайно важном для всех нас деле. Нельзя пройти и мимо международного сотрудничества, например и во-первых, с ЮНЕСКО, реально осуществляющей ряд интересных и серьезных программ в России. Вообще нельзя, как делают у нас некоторые «патриоты», именно патриоты в кавычках, негодовать по поводу иностранной помощи русской культуре. Например, недавно стало известно, что Норвегия помогает в реставрации Музея Ф.М.Достоевского в Санкт-Петербурге. По-моему, прекрасно, что ценя и понимая значение великого русского писателя для мировой культуры, норвежцы оказывают помощь его музею. Таких примеров немало, и важно, чтобы о них было больше известно широкой общественности.

В.Е. Может быть, нам не следует «изобретать велосипед», а воспользоваться опытом какой-либо другой цивилизованной страны, например Англии, где есть «National Trust», занимающийся в основном недвижимыми памятниками истории, и общенациональная лотерея, проходящая под эгидой общества и государства, большая часть многомиллионных доходов которой направляется в сферу культуры?

С.М. Возможно и такое решение проблем национального наследия, как это делается, и весьма успешно, в Англии. Но мне бы хотелось немного сказать о цивилизованном меценатстве, благотворительности в области культуры. У России здесь давние и добрые традиции, к сожалению, прерванные на семьдесят лет советской властью. Имена Морозовых, Боткиных, Третьяковых, Мамонтовых в конце XIX–начале ХХ века, а еще раньше Строгановых, Шереметевых и других меценатов говорят многое тем, кто занимается историей отечественной культуры. Сейчас у нас появилось много очень состоятельных людей и крупных компаний и банков, которые начинают каждый в силу своего разумения помогать культуре. Не всегда это те программы, которые действительно нуждаются в финансовой помощи, часто современные филантропы преследуют исключительно «пиаровские» цели, но тем не менее дело это постепенно развивается. Конечно, необходим закон о меценатстве. Вы знаете, что в развитых странах Запада деньги, затраченные на благотворительность, списывают с налогооблагаемой суммы. Это, конечно, стимулирует благотворительную деятельность и отдельных меценатов, и корпоративных благотворительных программ. И если мы будем постоянно бояться криминала, а из-за этого не принимать закон о меценатстве и благотворительной деятельности, то взвалим на государство огромное финансовое бремя. Такое, какого нет и в более благополучных, чем современная Россия, странах, где государство стимулирует помощь культуре, церкви, больным и бездомным.

Что же касается национальной лотереи, часть дохода от которой пойдет на культуру, то это чрезвычайно перспективное дело, требующее и серьезной законодательной базы, и тщательной подготовки. Важно, конечно, чтобы грязные руки не схватили рычаги управления такой лотереей. Возможно ли это в современной России, где о коррупции не говорит и не пишет только ленивый. Я думаю, надо нам всем попытаться осуществить этот проект во благо нашей страны. Но думать о каких-то новых вариантах финансирования (кроме бюджетного) культурных программ необходимо.

В.Е. Д.С.Лихачев писал: «…Памятники культуры. Их утраты невосполнимы, ибо памятники культуры всегда индивидуальны, всегда связаны с определенными мастерами. Каждый памятник разрушается навечно, искажается навечно, ранится навечно. И он совершенно беззащитен, он не восстановит самого себя». Очень точные слова. Их можно вспомнить, например, когда смотришь на некогда самый красивый дом в Москве — Пашков дом архитектора В.И.Баженова, стоящий на Ваганьковском холме прямо перед Боровицким въездом в Кремль, мимо которого ежедневно проезжают все обладающие властью в России. Уже несколько лет он превращается в живописные руины, а мэрия Москвы и заинтересованные министерства — культуры и госимущества — полемизируют в печати, судятся за право собственности на этот и другие памятники истории. Но речь ведь идет об особо ценных памятниках культуры государственного, общенационального значения. Неужели так сложно указом, законом срочно определить направление их дальнейшего использования, чтобы не случилось то, что происходит с другим шедевром архитектуры — Петровским дворцом на Ленинградском проспекте в той же Москве, превращающимся ничтоже сумняшеся в элитную гостиницу для VIP-гостей мэрии? Ведь невозможно даже представить, чтобы, например, Дворец инвалидов в Париже стал постоялым двором для гостей парижской мэрии.

С.М. В стране есть ряд объектов национального наследия, в основном в Москве и Петербурге, которые являются как бы символами и этих городов, и России. В Москве, например, это Кремль, Большой театр, Манеж с, к сожалению, недавно испорченной площадью перед ним; в Санкт-Петербурге — Петропавловская крепость, Дворцовая набережная, памятник Петру I. Конечно, я назвал лишь некоторые шедевры. И все они, кроме, может быть, Большого театра, находятся в неплохом состоянии. Что же касается дома Пашкова в Москве — то это трагедия. Вы помните, ведь именно с этого красивейшего дома в Москве прощались со столицей фантастические герои «Мастера и Маргариты» М.Булгакова. А в 1818 году, как писал философ и великий библиотекарь Н.Федоров, с вышки Румянцевского музея (Пашкова дома) преклонились перед Кремлем три императора — прусский король Фридрих Вильгельм III и двое его сыновей — будущий король Фридрих Вильгельм IV и будущий король и император Вильгельм I, благодаря Россию за спасение Пруссии и Европы от ига Наполеона. Этот великолепный архитектурный памятник, созданный В.И.Баженовым, ждет возрождения, причем немедленного. И здесь, конечно, должна вмешаться власть, чтобы объяснить ответственным лицам значение для России таких исторических памятников. Я уверен, что решение проблемы Пашкова дома будет найдено. Хотя бы с помощью того же частного капитала, который в данном случае, безусловно, может помочь его спасению.

Что же касается приспособления объектов культурно-исторического наследия для современных нужд, то я считаю, что это возможно, и мировая практика это знает. Необходимо лишь, чтобы специалисты — историки культуры, реставраторы внимательно следили за переустройством и приспособлением памятников к современным нуждам, сохранив там все исторические реалии, которые можно сохранить. Что же плохого в том, что Константиновский дворец в Стрельне под Санкт-Петербургом станет после реконструкции морской резиденцией Президента России? Этот дворец в течение веков многажды перестраивался, не один архитектор оставил там свои следы, вид его изменялся, и современная реконструкция, я верю, спасет его для будущих поколений. То же самое можно сказать и о Петровском дворце в Москве. Нужен лишь такт и точная научная, а не показная, формальная концепция реконструкций. Затем эти дворцы, в которых будут и музейные помещения, конечно, должны стать доступны для широкого посещения. Даже Букингемский дворец, официальная резиденция английской королевы, каждый год в определенное время становится доступен для посетителей. Это нормальный алгоритм существования исторических зданий, памятников архитектуры, и я не вижу препятствий для него и в данном случае.

В.Е. Петербург готовится к 300-летию. Возвращается ли постепенно «европейский характер» его культуры, достаточно ли сохраняется его облик, во многом созданный Петром I? И что есть, по вашему мнению, современный Санкт-Петербург для России?

С.М. Трехсотлетие Санкт-Петербурга большая историческая дата для всей России. Гениальный Петр заложил столицу реформируемой им империи на большой реке, у выхода к морю — он думал о торговой столице, такой как Лондон, Амстердам. Я петербуржец, и когда сейчас выхожу из самолета в Пулково, вдыхаю влажный морской воздух — чувствую, что я дома. Я уверен, что к юбилею город на Неве преобразится. Ведь будут отреставрированы семьдесят восемь исторических сооружений. Уже сдан отреставрированный Троицкий мост, многое пока еще в лесах. Но Петербург хорош всегда. Не случайно, кто-то из петербургских поэтов серебряного века заметил после революции, что у неухоженного Петрограда, когда трава пробивалась сквозь булыжную мостовую, был какой-то особый романтический вид.

Я думаю, что с возвращением Петербургу его имени началось и возрождение европейского характера его культуры — с вниманием к личностным ценностям, терпимостью и восприимчивостью к другим культурам и конфессиям. Обратите внимание, сколь многоконфессиональна главная улица Петербурга — Невский проспект. Это, конечно, очень длительный процесс, но именно европейскость положил в основу идеологии новой столицы Петр. В этом его основное значение. Не случайно, конечно, Дмитрий Сергеевич Лихачев, олицетворявший для меня, и не только для меня, понятие «петербуржец», профессионально занимаясь древнерусской литературой и русской культурой, был истинным европейцем; не случайно и то, что недавним лауреатом Нобелевской премии по физике стал петербуржец Жорес Иванович Алферов. Характерно, что именно петербургский Эрмитаж открыл первые постоянные экспозиции русского искусства за рубежом, а Мариинский театр стал за границей символом русской оперы и балета.

В.Е. Русская культура сыграла немалую роль в истории общечеловеческой культуры. Что надо делать сейчас, в период катастрофического падения и отсталости культуры, чтобы вернуть русской культуре ее всемирное значение?

С.М. Об этом мы достаточно подробно говорили с вами. Восстанавливать, спасать культуру — это спасать «животворящие святыни», народные святыни и в то же время хранить европейскость отечественной культуры, олицетворением которой можно считать Пушкина и Достоевского. В этом слиянии национального и европейского всегда было и, я надеюсь, будет всемирное значение русской культуры.

 
Редакционный портфель | Указатели имён и статей | Подшивка | Книжная лавка | Выставочный зал | Культура и бизнес | Подписка | Проекты | Контакты
Помощь сайту | Карта сайта

Журнал "Наше Наследие" - История, Культура, Искусство




  © Copyright (2003-2016) журнал «Наше наследие». Русская история, культура, искусство
© Любое использование материалов без согласия редакции не допускается!
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № 77-8972
 
 
Tехническая поддержка сайта - webgears.ru